М.Калашников: ответ тем, кто пытается остановить роботизацию - 2



Максим Калашников

РАСА СИЛЬНЫХ
Русская цивилизация в мире сплошной роботизации

Рассмотрев вызовы роботизации в прошлый раз (http://forum-msk.org/material/economic/12844532.html), задумаемся над главным для нас вопросом. А какой будет Русская цивилизация в насквозь автоматизированной реальности? Как мы должны решать проблему «излишних людей»? Да и будет ли у нас такое понятие в принципе?

ТВОРИТЬ, ТРУДИТЬСЯ, СРАЖАТЬСЯ
Мы полностью отрицаем концепцию «минимального гарантированного дохода»! Человек современного типа слишком несовершенен, чтобы получать деньги просто так, за безделье. Человек должен творить, трудиться или сражаться, в поте лица добывая хлеб свой. Иначе человек превратится в праздного и порочного вырожденца. Запад избрал путь содержания люмпенов за счет бюджета? Это – его проблема. Коль он желает двинуться по пути позднего, императорского Рима.
Помню свое детское потрясение, когда в солнечный прекрасный день в сентябре 1977 года открыл учебник по истории древнего мира. Ну, помните тот советский шедевр с черной обложкой, с аркой из Пальмиры на ней? В разделе, посвященном Древнему Риму, со страницы на меня с немного насмешливым прищуром глядел … тогдашний президент США Джимми Картер, изваянный в античном мраморе. Но на самом деле то был бюст великого Цицерона (или Кикеро – как он звался на самом деле).
Потом, рассматривая бюсты римских сенаторов в Эрмитаже, юный Максим Калашников изумлялся их лицам. Боже, сними с них тоги, обряди в шляпы и костюмы – и можно смело менять табличку «Марк Фульвий Саллюстий, сенатор» на «Марк Проктор, сенатор от штата Техас». Случайно ли это? Да нет. Соединенные Штаты изначально строили себя как наследника Рима, принимая его культурно-идеологическую матрицу. Даже своей парламентско-правительственный холм они нарекли Капитолийским. И ежели Рим деградировал до того, что основная масса обитателей Вечного Города обратились в толпы опустившихся бездельников, за просто так так получавших хлебное содержание и кровавые зрелища в цирке, то, видимо, по схожей дорожке грядет и главная держава Запада. Но нам-то зачем за ней брести?
Нет, друзья, человеку нынешнего типа нельзя быть праздным. Никто не должен получать деньги так просто, ни за что. То, что достается даром, не ценится. Первое поколение советских граждан радовались профсоюзным путевкам, бесплатной медицине, оплачиваемым отпускам, образованию за счет государства. Второе поколение воспринимало сие как обыденность (а разве может быть иначе?). А вот третьему этого казалось мало, и оно разгромило собственную страну.
Меня глубоко впечатляет эксперимент в Пловдиве, начатый в 1979-м, эта дерзкая попытка смоделировать жизнь в обществе, где роботы взяли на себя. Но, ответим себе сами честно: многие ли из наших сограждан, избавленные от необходимости ходить на завод или на службу каждый день, смогут жить как те болгарские экспериментаторы? Увы, нет. Большинство начнет скатываться вниз, к состоянию вздорных, инфантильных «голых приматов». Большинство людей нуждается в сильном внешнем стимуле, чтобы оставаться людьми.
И если создать нужную общественную систему, где роботизация идет на пользу Человеку, где люди найдут применение себе самим, то рывок сапиенсов в развитии будет просто немыслимым.

ЭКЗОСКЕЛЕТ ДЛЯ РОДА ЛЮДСКОГО
С чем можно сравнить роботизацию монотонного, рутинного, отупляющего труда? С неким экзоскелетом для вида «хомо сапиенс». Представляете, насколько вы становитесь сильнее, надев внешний силовой каркас, с его гидравликой и сервомоторами?
Точно так же и роботизация, помноженная на стереопечать, могучие иныформтехнологии и новые материалы, созданные с помощью нанотеха, позволят нам играючи создавать и основной, и прибавочный продукт. Полностью снимаются старые экономические ограничения для многого.
Скажем, можно создать мощную систему обороны планеты от падения на нее астероидов, подобных Юкатанскому или Попигайскому. От страшной угрозы нашему биологическому виду и самой цивилизации. Прибавочный продукт огромен – и вот мы получаем и космические телескопы, зорких часовых неба, способных загодя обнаружить приближающуюся угрозу. Мы сможем выстроить флот космических кораблей, способных перехватить астероид и увести его прочь, используя космические (световые) паруса или мощные двигатели. Нам не составит труда построить ядерные ракетные двигатели и ядерно-импульсные машины.
Сегодня у нас нет технических препятствий для пилотируемой экспедиции на Марс. Все упирается в дороговизну проекта. Но экономика Шестого и уже Седьмого укладов, оснащенная десятками миллионов «механических слуг», сметает прочь экономический барьер. Мы можем создать у себя практически религиозно-технологическую отрасль – Суперкосмонавтику. Экспансия во Вселенную становится истовой верой, мы летим в глубины космоса не из каких-то экономических соображений, а совершая что-то вроде Крестового похода. И эта отрасль требует огромного числа сотрудников, здесь всего роботами не заменишь. Потребна целая сеть «верфей» и космодромов, промежуточная база на Луне, сонм центров разработок и испытаний новой техники, подготовки экипажей. При этом создание каждого комплекса для дальних полетов – это фонтан новых научно-технических прорывов.
Но, чтобы летать к звездам, требуются эпохальные научно-технические прорывы. Потребная огромная сфера науки фундаментальной и прикладной, отрасль добычи не сырья, а новых знаний. Тех, что станут основой совершенно фантастических технологий. Способных обеспечить нас океанами чистой и дешевой энергии, способных породить истинные звездолеты – способные «протыкать» пространство, использовать «червоточины» Вселенной и, таким образом, преодолевать барьер в виде скорости света.
Но для такой науки требуются миллионы исследователей и громадные опытные установки – те же ускорители элементарных частиц (на новоязе – адронные коллайдеры). Это – целые научные города с настоящими суперпредприятиями. Сегодня люди не могут создавать такой супернауки в силу экономических ограничений. Но вот их больше нет, роботизированная экономика дает нам возможность создать огромную «индустрию» добычи нового Знания. И одновременно такая Меганаука становится громадной сферой занятости.
Наука простирается вширь и вглубь. В ней трудятся целые армии умных и развитых людей. Она занимается не только физикой и химией, но и безбрежным океаном «науки о жизни», сопрягая старые дисциплины в интегральные исследовательские проекты, в междисциплинарные исследования. Наука исследует захватывающее прошлое, причем археология скрещивается с физикой, математикой, биологией, техникой. Господи, сколько еще удивительных находок скрывается в земле! Сколько памятников загадочных, неизвестных пока нам человеческих цивилизаций. Ждут своего объяснения и детального обследования гигантские каменные сооружения, разбросанные по планете и не относящиеся ни к одной из известных нам древних цивилизаций. Эту работу вела Лаборатория альтернативной истории Андрея Склярова, безвременно ушедшего от нас в 2016-м. Но ведь ее нужно ставить на самую широкую основу! Ведь именно Скляров и его команда открыли следы металлических циркулярных пил на блоках, из которых построены египетские пирамиды, и покуда еще никто не объяснил, чьими были те пилы…
Новая археология – тоже огромная сфера исследований и занятости. А если пойти вглубь прошлого, исследуя тайны антропогенеза, прослеживая центры зарождения разных видов древнего человека? Всех этих денисовцев или людей из пещеры Красного оленя? А исследования флоры и фауны загадочных периодов вроде Пермского?
В мире безлюдной промышленности, дающей невиданное дотоле изобилие, наука способна дать работу и смысл жизни сотням миллионов пытливых людей. Необъятны исследования мозга и сознания, внутреннего мира человека, его скрытых сверхспособностей, тончайших «механизмов» живых клеток и наследственности. Мировой океан и атмосфера, запутанные связи экологических систем, тайны языка и взаимодействий между людьми – можно ли все перечислить? Мы можем породить гордое племя исследователей-творцов нового Знания, уважаемых в обществе. Дающих человеческому роду могучее орудие для преобразования своей жизни, для власти над Вселенной. Для того, чтобы выйти их тесной земной колыбели нашей расы.
Колоссален сам по себе проект «2045», нацеленный на победу над старением и смертью, на создание расы сверхлюдей. И он самым теснейшим образом связан с экспансией человека во Вселенную, с расселением нас по разным мирам. С созданием совершенно новой цивилизации.

СОВЕРШЕННО НОВЫЕ СФЕРЫ ЗАНЯТОСТИ
Чтобы существовал такой мир космических сверхлюдей, и потребна роботизация. А чтобы могли жить и творить участники Космического, Меганаучного и Сверхчеловеческого (2045) проектов, в свою голову, потребны другие громадные сферы деятельности.
Например, невиданная дотоле по размаху сфера человекостроения. Не просто воспитания и образования, но именно творения человека нового типа: сильного и умного, волевого, способного преодолевать предрассудки и мыслить нетривиально, как гении. Умеющего делать самые невероятные изобретения и открытия, но при этом умеющего работать в команде, сотрудничая с такими же, как и он, творцами-бойцами. Человека при этом здорового и гармонически развитого, умеющего в случае необходимости взять в руки оружие и защитить свой мир от орд вырожденцев или тупых религиозных фанатиков. Человека из романов Ивана Ефремова, честного, принципиального, не умеющего пресмыкаться перед начальством. Будущему нужен эллин в новом обличье, совмещающий в себе черты глубокого мыслителя и воина-анта VI века, черты Гагарина, Чкалова и академика Обручева.
А что такое – «человекостроение»? Это не только учебные классы, где на одного педагога приходится не тридцать детишек, а восемь-десять от силы. (Но уже в таком мире нам потребуется в три-четыре раза больше самых квалифицированных учителей и сверхоснащенные школы). Это – еще и невиданная по размаху сфера их клубов – военно-патриотических, авиационных и планерных, творческих, научно-технических и туристических. (Одни только художественные и ремесленные кружки сколько работников потребуют!) А это – не только гигантское число зданий с соответствующим оборудованием, бассейнов и тренировочных комплексов, летных полей и станций юных техников, но и целая армия неравнодушных, увлеченных своим делом наставников и наставниц. И их труд будет уважаем, и достойное оплачиваем.
А вот – школы, где учатся самые талантливые дети, и где армия умелых педагогов выпускает в мир гениев в самых разных видах деятельности. Если мы получим «отрасль», производящих хотя бы сотни титанов, равных по способностям Тесле, каждый год, то вознесемся к вершинам могущества! Но и в этих «человекостроительных долинах» нужны сотрудники с пламенными сердцами.
Рядом с этим вздымаются к небесам и широко раскидывается по долам новые русские университеты – целые «республики знаний и деятельности», со своими городками и совместными с промышленностью учебно-исследовательскими центрами.
А еще одна сфера, друзья мои – здраворазвитие и супермедицина? Здесь тоже нужны миллионы отличных специалистов, любящих свое дело. Но прибавим к здраворазвитию еще и россыпь центров по развитию человеческих способностей, где учат использовать огромные резервы нашего организма и сознания.
То будет совершенно новый мир. Сверхпроизводительная роботизированная индустрия уйдет под землю или займет очень компактные корпуса. Но зато в этом мире нужно будет воссоздавать первозданные экологические системы, зеленые леса, чистые озера и полноводные реки. Лишь одна эта деятельность займет огромную армию энтузиастов-геоинженеров и геоморферов. Рядом с ними станут те, кто, используя генную инженерию, возродит древнюю фауну. Будь то шерстистые носороги или мамонты.
Всех этих творцов Будущего, строителей Мира Сверхлюдей, нужно снабдить здоровой, целебной и вкусной, свободной от синтетической «химии» пищей и напитками. Теми, что будут обеспечивать профилактику от всяческих недугов и дряхлости, спасать от депрессий и утомления. А это – совершенно новое агрохозяйство, скрещенное с биотехнологиями и новой энергетикой. И здесь найдут себе смысл и дело жизни многие миллионы людей.
И тут же мы увидим гильдию архитекторов-строителей. Используя самые легкие и прочные материалы, легированные нанотрубками, они смогут возводить самые грандиозные и немыслимые сооружения. Головокружительные мосты и виадуки, красиво вписанные в горы и долы, созданные природой. Общественные дворцы и суперздания, о коих мечтали люди 1920-1930-х, станут реальностью. Как и вечные автострады, по прочности превосходящие римские дороги, как и совершенно фантастические виды наземного скоростного транспорта. Вроде аэроэстакадного.
И эта гильдия архитекторов-строителей потребует своей армии людей, увлеченных делом невиданного созидания.

Глазам Максима Калашникова открываются гильдии экстремальных видов спорта, акванавтов и аэронавтов, пилотов и планеристов, яхтсменов и сплавщиков, спелеологов и альпинистов. Все они найдут себе занятия на целую эпоху вперед. Ко всем ним придут ученики и исследователи. Те неисчислимые рати людей, что пока вынуждены крутить гайки на конвейере, сжимать баранки грузовиков или перекладывать бумаги в конторах, обретут новую, интересную и полнокровную жизнь. Все они честно заработают свою долю прибавочного продукта. Никто не будет лишним, всем найдется дело по душе. Сорвиголовы уйдут в экстремалы и воины, умники – в науку, любители природы – в геоморферы, предприимчивые – в бизнес, тесно связанный с наукой - и так далее. В этом мире праздные и вялые станут презираемыми париями. Жить, словно овощ, не творя и не преодолевая себя, уходить в наркогрезы или в виртуальные миры бессмысленных игр, станет постыдным.
Миллионы людей станут новыми ремесленниками, делая штучные, уникальные, красивые вещи. Знаете, как по-английски «ремесленник»? «Артизан». То есть, искусник. Тот, кто делает вещи на уровне произведений искусств. Люди будут ценить уникальные вещи, в которые ремесленники-артизаны вложили любовь и душу свою. Снова появятся массы портных, которые станут шить одежду под миллионы придирчивых клиентов. Не массовую – индивидуальную. Огромный мир увлечений-хобби породит миллионы мастеров по восстановлению старых автомобилей, по постройке любительских летательных аппаратов и подводных лодок.
А кто-то осядет на земле и примется выращивать совершенно чистую, без всякой химии, аграрную продукцию. Будет вам древний сыр, мясо без гормонов и антибиотиков, чистый и вкусный хлеб.
Да и сама роботизация породит множество совершенно новых профессий, о коих мы лишь догадываться сегодня можем.
Таким я вижу мой Русский Союз, Сверхновую Россию – СССР-2…

(продолжение следует)

Володья, я, куй знает, может, ты путаешь роботизацию при коммунизме и роботизацию при воробуржуйском россионском капитализме? В Одессе бы наверняка сказали, что это две большие разницы.