m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

Коррупцию можно придушить. Как в авторитарном Сингапуре

Максим Калашников:
Дима Медведев выступил против проверок соответствия доходов расейских чиновников их расходам. Он считает, что это не нужно. Всемь мир так делает – только не РФ.
Например, в Сингапуре проверяют не только расходы чиновников, но и их долги. На принципах настоящей опричнины. Впрочем, читайте сами.

Виктор Геращенко:
Так, у нас много говорят о борьбе с коррупцией. В Сингапуре благодаря политической воле лидеров и грамотному антикоррупционному законодательству сумели с ней справиться. В первую очередь были жестко регламентированы действия чиновников, упрощены бюрократические процедуры, очищена судебная система. На судейские должности привлекли «лучших частных адвокатов», их зарплаты резко увеличили. Кроме того, был полностью заменен личный состав полиции, а не ее название, уволены и все сотрудники таможни. Наконец, был создан независимый орган – Бюро по расследованию коррупции. Его директор подчиняется напрямую премьер-министру, и ни один министр не может вмешаться в работу бюро. Методы ведомства авторитарны: оно имеет право задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупционных деяниях даже без решения суда, проверять банковские счета и финансовые документы подозреваемых и их родственников.
И так далее. Его действительно боятся и за глаза называют «бюро по расследованию заразной жадности». В стране были введены чувствительные экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Причем меры предпринимаются по отношению к обеим сторонам: и тем, кто берет, и тем, кто дает.
И такая система действительно эффективно работает?
Расследования проводятся даже в отношении близких родственников и соратников Ли Куан Ю. С нашим банком работала юридическая фирма Li & Li, ее возглавляли жена премьер-министра и родной младший брат Дэнис Ли. Он мне жаловался, насколько трудно ему делать карьеру: брат внимательно наблюдал, чтобы его имя не использовалось фирмой в целях продвижения. Осторожно вела себя и супруга.
Ряд министров, уличенных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, покончили жизнь самоубийством либо бежали из страны. Госслужащие при приеме на работу и в дальнейшем ежегодно подают декларации об имуществе, активах и долгах. Своих, жены и всех детей. Если они не могут объяснить источник своего благосостояния, считается, что это коррупция. Никакой презумпции невиновности! Чиновники обязаны заявить и об отсутствии у них долгов, так как имеющий долги функционер опасен: его легко вовлечь в коррупционные схемы. При этом ответственные госслужащие получают столько же, сколько топ-менеджеры частных корпораций. Им есть что терять. В итоге Сингапур, согласно международным рейтингам, одно из наименее коррумпированных государств мира.


http://magazine.rbc.ru/2011/11/23/main/562949982120559.shtml

Уроки Сингапура
Евгений Аверинцев, 12/2011

Экс-глава Банка России Виктор Геращенко – о роли СССР в судьбе крохотной азиатской страны и о том, какой опыт сегодня может позаимствовать у нее Россия
Когда-то здесь царили скверный климат, безденежье и коррупция. Сейчас, 40 лет спустя, этот уголок земли превратился в процветающий международный финансовый центр. Не нужно иллюзий – это не взгляд на Россию из 2050 года. Речь о Сингапуре, который за короткое время построил конкурентоспособную экономику по собственному рецепту. О том, как это удалось крохотному государству и что из его опыта стоит взять на вооружение России, журналу «РБК» рассказал экс-глава Центрального банка РФ и непосредственный свидетель становления Сингапура Виктор Геращенко.
Никакой презумпции невиновности!
Вы помните, как впервые оказались в Сингапуре?
В августе 2011-го исполнилось 40 лет со дня открытия в этой стране первого отделения советского Moscow Narodny Bank (MNB), который стал там одним из самых крупных иностранных кредитных учреждений и внес немалый вклад в создание сингапурского чуда. Однако в середине 1970-х Юго-Восточную Азию охватил серьезный кризис, отделение MNB оказалось в очень трудном положении и его пришлось спасать. Собственно, с января 1977-го по октябрь 1981 года этим я и занимался в должности управляющего. К слову, так получилось, что тогда я спас от банкротства сингапурского девелопера Енг Тенг Фонга, предоставив ему кредит*. В 1990-е Енг Тенг Фонг передал семейные дела в Сингапуре младшему сыну Филиппу, а старший сын Роберт стал управлять бизнесом в Гонконге. По сведениям журнала Forbes, в 2011-м их капитал составляет уже 8,9 млрд долларов США. Это самый крупный бизнес в Сингапуре. Столько же, к примеру, у Романа Абрамовича. Но разве можно их сравнивать? Енги только в Сингапуре построили более 700 превосходных зданий, украшающих страну, а что мы будем помнить о Роме? Скандалы, интриги, расследования, яхты и Chelsea! Что важно, Филипп Енг спокойно ходит по городу и не нуждается в телохранителях: у него совесть чиста. По его приглашению мы и приехали в страну в нынешнем году.
Каковы впечатления от современного Сингапура?
Казалось бы, я должен хорошо знать эту страну: как-никак провел там почти пять лет, да и после этого бывал неоднократно. И тем не менее некоторые районы не узнал. Удивляюсь, как быстро Сингапур меняется и, бесспорно, становится все лучше и лучше. Думаю, следует внимательно изучить их опыт, чтобы и у нас слова «модернизация», «инновации» получили хоть какой-нибудь смысл! А то наши достижения в этом направлении пока имеют наноразмеры. А ведь Сингапур был буквально вытолкнут из Малайзии в 1965-м без средств к существованию (у них не было даже песка и воды, их привозили из соседних стран), но всего за 20 лет превратился в процветающий мировой финансовый центр. Российская Федерация существует больше 20 лет, а мы до сих пор жалуемся на плохое наследство, призывая к десоветизации и одновременно проедая созданное в Советском Союзе.
Говорят, что нам, в отличие от Сингапура, не повезло с народом.
В 1960-е Сингапур страдал от высокой коррупции. К тому же там открыто действовали триады – организованные преступные группировки, которые контролировали экономику страны. С ними тогда конкурировали за влияние маоисты. Не стоит забывать и о том, что китайцы всегда были склонны к азартным играм и наркотикам. Достаточно вспомнить опиумные войны в Китае. Наконец, на характере сказывается и климат. Попробуйте проявлять чудеса трудового героизма при 30-35 градусах жары и практически 100-процентной влажности. И ведь такая погода в Сингапуре круглый год, там нет даже вечерней прохлады. В 70-е годы, когда я туда попал, в эту дыру никто не хотел ехать! Зато сегодня в рейтинге Business Environment Risk Intelligence (индекс BERI) «Лучшая рабочая сила» Сингапур занимает первое место. Сейчас большинство горожан хорошо образованы и владеют как минимум двумя языками (изучение английского обязательно).
Как им удалось вырваться из этого порочного круга?
Коротко об этом не расскажешь. Всем интересующимся рекомендую прочитать книгу Ли Куан Ю [первый премьер-министр Республики Сингапур, один из создателей сингапурского экономического чуда. – Прим. «РБК»].
Однако на ряде вопросов хотел бы остановиться. Так, у нас много говорят о борьбе с коррупцией. В Сингапуре благодаря политической воле лидеров и грамотному антикоррупционному законодательству сумели с ней справиться. В первую очередь были жестко регламентированы действия чиновников, упрощены бюрократические процедуры, очищена судебная система. На судейские должности привлекли «лучших частных адвокатов», их зарплаты резко увеличили. Кроме того, был полностью заменен личный состав полиции, а не ее название, уволены и все сотрудники таможни. Наконец, был создан независимый орган – Бюро по расследованию коррупции. Его директор подчиняется напрямую премьер-министру, и ни один министр не может вмешаться в работу бюро. Методы ведомства авторитарны: оно имеет право задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупционных деяниях даже без решения суда, проверять банковские счета и финансовые документы подозреваемых и их родственников. И так далее. Его действительно боятся и за глаза называют «бюро по расследованию заразной жадности». В стране были введены чувствительные экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Причем меры предпринимаются по отношению к обеим сторонам: и тем, кто берет, и тем, кто дает.
И такая система действительно эффективно работает?
Расследования проводятся даже в отношении близких родственников и соратников Ли Куан Ю. С нашим банком работала юридическая фирма Li & Li, ее возглавляли жена премьер-министра и родной младший брат Дэнис Ли. Он мне жаловался, насколько трудно ему делать карьеру: брат внимательно наблюдал, чтобы его имя не использовалось фирмой в целях продвижения. Осторожно вела себя и супруга.
Ряд министров, уличенных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, покончили жизнь самоубийством либо бежали из страны. Госслужащие при приеме на работу и в дальнейшем ежегодно подают декларации об имуществе, активах и долгах. Своих, жены и всех детей. Если они не могут объяснить источник своего благосостояния, считается, что это коррупция. Никакой презумпции невиновности! Чиновники обязаны заявить и об отсутствии у них долгов, так как имеющий долги функционер опасен: его легко вовлечь в коррупционные схемы. При этом ответственные госслужащие получают столько же, сколько топ-менеджеры частных корпораций. Им есть что терять. В итоге Сингапур, согласно международным рейтингам, одно из наименее коррумпированных государств мира.
Это единственное, что следует перенять у сингапурцев?
Нет, конечно. Есть еще один чрезвычайно актуальный для России вопрос: как сделать из жителей страны ее хозяев. У нас много об этом говорят, пытались даже такое превращение осуществить с помощью фантиков – ваучеров. Не получилось. А Ли Куан Ю смог. Он уделил большое внимание созданию общества домовладельцев, дал возможность всем желающим заработать на квартиру, стимулировал приобретение жилья, создав партнерский механизм со множеством льгот. С этой целью правительство учредило Управление жилищного и городского развития и Центральный фонд социального обеспечения, которые запустили ряд программ, нацеленных на обеспечение каждой рабочей семьи собственной квартирой или домом, выкупленными в собственность. В стране появились районы, напоминающие наши Черемушки, с дешевым, но продуманным жильем. В частности, в каждом доме был предусмотрен подъезд с однокомнатными квартирами для пожилых людей. Их дети, жившие рядом, всегда могли оставить своих детей родителям и спокойно работать. Много внимания уделялось также образованию, здравоохранению, социальной защите.
Сингапур обязан своему процветанию лидеру Ли Куан Ю и его Партии народного действия?
Да, во многом. Бывший премьер-министр Японии Киичи Миядзава вообще заявил, что Ли Куан Ю практически в одиночку превратил маленький остров в великую державу. В должности премьер-министра он правил страной с 1959 по 1990 год, а в 2004-м провел операцию «Наследник», и с тех пор у Сингапура новый руководитель – его старший сын Ли Сянь Лун. Сам же Ли Куан Ю стал министром-наставником. Страна не поддалась призывам строить либеральный капитализм и теперь имеет один из самых высоких в мире показателей валового национального продукта на душу населения (в 2008-м – 38 972,1 доллара США). Площадь Сингапура в 1,3 раза меньше, чем у Киева, а валовой национальный продукт в 1,3 раза больше, чем у Украины. Страна ухоженная, чистая, комфортная, безопасная. На улицах много молодежи, люди улыбаются, видно, что они счастливы.
Мягкий авторитаризм
Иными словами, демократии в стране нет, а она развивается?
Смотря что понимать под демократией. В Сингапуре широко развито частное предпринимательство, но при этом действительно жестко регламентируется общественная жизнь, а за государством сохраняются значительные контрольные и регулирующие функции.
Существует Закон о внутренней безопасности, который серьезно ограничивает действия оппозиции, инакомыслие подавлено, профсоюзы контролируются, есть цензура. В период с 1991 по 2004 год было приведено в исполнение 400 смертных приговоров, в основном за наркотики (один из наиболее высоких показателей в мире). Существует жесткая система штрафов, о которой не писал только ленивый. При этом в 2009-м в отчете Всемирного экономического форума, посвященном анализу конкурентоспособности стран мира, Сингапур занял третье место. Там «организованная преступность не является фактором, увеличивающим издержки на ведение бизнеса». И проблем с привлечением иностранного капитала у них нет! Даже один из западных гуру, влиятельный американский философ, политический экономист и писатель Фрэнсис Фукуяма не без досады утверждает, что «мягкий авторитаризм таких стран, как Сингапур, – потенциальный соперник либеральной демократии». Может, и нам, анализируя результаты прошедших лет, стоит задуматься об этом?
Ли Куан Ю уже дал совет, что нам делать: «Вам нужны стабильность, определенность и безопасность более, чем что-либо еще. Демократия не работает в условиях хаоса. Закон не работает, когда нет порядка». Неслучайно он негативно оценивал то, что сделали Горбачев и Ельцин. По его мнению, они разрушили фундамент государства и поэтому их преобразования имели столь плачевный итог. Зато сингапурский лидер всегда с уважением относился к Алексею Косыгину, с которым неоднократно встречался. Последний, к слову, с интересом следил за работой совзагранбанков и настоял на открытии отделения MNB в Сингапуре.
А насколько опыт Сингапура может быть применен у нас?
Парадоксально, но опыт Сингапура – во многом наш опыт. Ли Куан Ю внимательно изучал опыт Советского Союза. Более того, он заставил своего сына, который сейчас является руководителем страны, выучить русский язык, чтобы в оригинале читать документы КПСС. Что поделать, в России многое приживается только тогда, когда приходит из-за границы. К тому же не одни мы учимся у Сингапура. Мудрые учатся друг у друга, глупые лают на мудрых. После визита туда летом 1978 года главы КНР Дэн Сяопина в Китае начались преобразования. Железная леди Маргарет Тэтчер призналась, что в бытность премьер-министром читала и анализировала каждую речь Ли Куан Ю. Экс-президент США Джордж Буш-старший полагал, что книга Ли Куан Ю «Сингапурская история: из «третьего мира» – в «первый» – обязательное чтение для всех интересующихся историей успешного развития Азии. Да и чем мы хуже Грузии?! Там успешно претворяют в жизнь программу, скопированную с сингапурской: насколько я слышал, всех чиновников, которые не смогли объяснить, какую пользу они приносят обществу, выгнали на улицу. В результате численность бюрократов сократилась вдвое. ГАИ разогнали, на дороге взяток не берут! И это в Грузии!
Москва может стать новым мировым финансовым центром?
Отвечу словами сингапурского отца нации: «История нашего финансового центра – это история того, как мы укрепляли доверие к Сингапуру как к месту, где бизнес ведется честно. Это история того, как мы воспитывали чиновников, обладавших знаниями и навыками, чтобы они так регулировали и осуществляли надзор за финансовыми учреждениями и биржевыми организациями, что риск сбоев в финансовой системе был сведен к минимуму». Ответив себе, ведется ли у нас такая работа, вы ответите на свой вопрос.
То есть перспективы России далеко не радужные?
Вновь отвечу словами Ли Куан Ю: «Любой, кто считает, что с русскими покончено как с великой нацией, должен вспомнить об их ученых, работавших в космической и атомной областях, шахматных гроссмейстерах, олимпийских чемпионах, которых они воспитали, несмотря на весь ущерб, причиненный стране системой централизованного планирования. В отличие от коммунистической системы, русские – не те люди, которых можно выбросить на свалку истории».
А теперь давайте оценим, как мы действуем. До начала 2000-х у нас была система загранбанков. Она часто выручала в трудные времена, когда страну пытались задушить различными санкциями. Один лишь Moscow Narodny Bank работал не только в Лондоне и Сингапуре, но и в Бейруте – финансовом центре Ближнего Востока. Таким же образом мы присутствовали в Париже, Люксембурге, Тегеране, Вене и Франкфурте-на-Майне. Но в 2005 году ЦБ продал 88,89% MNB Внешторгбанку. Принадлежащие MNB здания в престижных районах Лондона и Сингапура тоже были проданы. Причем, по оценкам западной прессы, по цене значительно ниже рыночной. Сейчас мы говорим о создании международного финансового центра в Москве, но начали эту работу с ухода из признанных финансовых центров. Правильно ли это?
Даты
1977–1981 Управляющий отделением Moscow Narodny Bank в Сингапуре
1989–1991 Председатель Госбанка СССР
1992–1994, 1998–2002 Председатель Центрального банка России

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

...В 1974 г. генерал-губернатор Гонконга учредил новую структуру — Независимую комиссию против коррупции (НКПК). Все офицеры комиссии назначались лично губернатором на шесть лет и подчинялись только ему. Комиссия состояла из трёх департаментов — оперативному было поручено вычислять взяточников и принимать жалобы населения, «предотвращающему» — изучение схем взяток в тех отраслях, которые наиболее подвержены коррупции (вроде нашего ГАИ), общественному — ведение пропаганды. Первоначально жители Гонконга скептически ухмылялись:

— Знаем, знаем, арестуют пару стрелочников, на этом всё и кончится, — и губернатор потребовал от офицеров заручиться доверием людей. Уже через полгода посадили в тюрьму несколько крупных чиновников, а также завели уголовное дело против... начальника полиции Гонконга. Тот сбежал в Лондон, однако губернатор добился выдачи взяточника и последующего суда. Все эти события широко освещались прессой. Увидев, что берут и «крупную рыбу», население стало помогать активнее. Даже сейчас в Комиссии против коррупции работает «горячая линия»: любой человек днём и ночью может позвонить туда и сообщить, что у него вымогают взятку. Плюс взяткодательство «по вынужденным обстоятельствам» в Гонконге не считается преступлением: если, например, водитель заплатил полицейскому, то накажут человека в погонах.

«Расскажи, откуда деньги?»
На самом деле руководство поняло: без жёстких мер не справиться, — сообщает журналист Роберт Хо, освещавший первые меры по борьбе с коррупцией. — Поэтому для чиновников просто отменили презумпцию невиновности. Что это такое? Фактически комиссия против коррупции работает по законам военного трибунала: если у них есть «обоснованные подозрения», они могут поместить под арест любого госслужащего. Также в законодательстве закреплено: в случае, когда и чиновник и его семья живут на широкую ногу, имеют виллы с бассейнами, счета за границей, он обязан ДОКАЗАТЬ комиссии, что получил эти средства законно. Если не докажет, не предоставит документы — получит 10 лет тюрьмы.
...Зарплаты у сотрудников Независимой комиссии против коррупции на 20% выше, чем у полиции. Офицеры НКПК не подчиняются МВД или госбезопасности, но всегда могут устроить проверку в любом министерстве при малейшем подозрении на взятку. А чтобы и у них не было соблазна хапнуть «барашка в бумажке», за действиями комиссии наблюдают «общественные комитеты» из бизнесменов и интеллигенции. В первый же год работы новой структуры осудили больше двухсот взяточников (на 5 млн населения Гонконга), и ситуация стала улучшаться на глазах. Стоило чиновникам прекратить брать взятки, развалилась и организованная преступность, знаменитые «триады»: бандиты не могут жить без «крыши» политиков. Теперь Гонконг — один из «чистейших» городов мира — да, там всё ещё случаются откаты, но в основном в частном секторе, государственные служащие взяток почти не берут. В 1974 г. коррупцией было заражено 90% (!) госаппарата, в 2000 г. — 6%, сейчас — только 3%.

— Когда начались реформы, люди думали, что это фантастика, — улыбается политолог Стивен Ли. — Это же Азия, здесь если бороться с коррупцией, то только расстрелами, как в Китае. Оказалось, что главный аспект — доверие населения. Как только народ увидел, что сажают начальство, а не только «шестёрок», — начали звонить в комиссию. Журналисты отслеживали все покупки чиновников и их близких родственников, чуть что — банковский счёт замораживался. Брать взятки стало опасным и невыгодным делом.

...Тридцать лет — не такой уж серьёзный отрезок времени. Можно, конечно, сказать, что в отдельно взятом городе куда легче уничтожить коррупцию, чем в большой стране. Оправданий вообще найдётся много. Однако, как сказал мне в Гонконге офицер Стэнли Вэй, для победы над коррупцией необходима одна вещь — желание. И тогда всё получится.
Максим Калашников: как видите. и здесь применен меитод создания опричного (параллельного, особого) органа борьбы с продажностью.

***


Мы введем прогрессивный налог на личные доходы. Здесь нет ничего шариковского, никакого «отнять и поделить». Просто богатство должно работать на страну и на народ.
Хочешь быть богатым – вкладывай свои деньги во все новые и новые предприятия, давай работу все новым и новым согражданам, рабочим, инженерам, ученым. Инвестируй в дело, в не в яхты или замки. Ты миллиардер? Так будь им – но только работящим, трудовым миллиардером.
Но если богач тратит свои доходы на кричащую роскошь здесь или за рубежом, выводя деньги из процесса производства – он заплатит огромный налог на личные доходы. Начиная с определенной планки – 98%. Как в бурно развивающихся США 1960-х. Не хочешь платить так много – не роскошествуй, инвестируй в страну, в ее реальный сектор и в новые рабочие места. И тогда никто не посягнет на твою собственность. А заниматься сверхпотреблением – шалишь! Отнимем у тебя деньги прогрессивным налогом. (Кстати, когда Америка отказалась от этого принципа и стала сбрасывать налоги на личные доходы и сверхпотребление – она вошла в фазу упадка).
Одновременно мы всей мощью культуры и пропаганды создадим нетерпимое отношение в стране к тем, кто тратить деньги на роскошь. К тем, кто выводит деньги за рубеж и тратит миллиарды на спортивные команды и яхты. Мы создадим моду на вложения капиталов в инновации, в сверхсовременное производство. Этим – а не «крутизной» автомобилей или вилл – будет принято хвалиться.
А параллельно мы развернем беспощадную борьбу с коррупцией и рвачеством!
***

Не секрет, что бюрократия в РФ превратилась в «антинацию», озабоченную лишь одним – личным обогащением и обеспечением личной же безответственности. Любые решения ее диктуются интересами «распила» и «отката» - потому выбираются самые затратные и долгие решения, губительные для народа и страны.
Мы должны изменить этот порядок вещей!
Что мы сделаем для этого?
Прежде всего, начнем до предела (и без ущерба для управления страной) уменьшать поголовье чиновников, коих сейчас больше, чем в СССР (при вдвое меньшем населении РФ).
Первое оружие – создание сильного самоуправления на местах, когда граждане сами вершат дела своих городов и районов. Как свидетельствует опыт (эксперимент в поселке Хребет Челябинской области) воровство резко уменьшается, начинаются реальные конкурсы в жилищно-коммунальной сфере, плата за услуги ЖКХ падает. Мы усилим местное самоуправление, перераспределив налоги на его уровень. Создадим удобную для каждого гражданина компьютерную систему самоуправления «Разумный город». У нас есть для этого и специалисты, и технологии.
Второе – мы как можно шире распространим практику «электронного правительства», делая ненужными множество чиновничьих должностей внизу бюрократической пирамиды.
Мы поставим на развитие информационно-компьютерных технологий и, как писал покойный ныне Александр Нариньяни (ведущий советский специалист по искусственному интеллекту):
«Вряд ли уцелеет и последний краеугольный камень нашей цивилизации – бюрократия: она исчезнет как класс и также станет виртуальной, превратившись в е-бюрократию. В такое счастье невозможно поверить, однако этот процесс неизбежен. Он естественным образом и почти незаметно уже идет снизу: бумаги и формы переходят в е-текст. Электронный документооборот еще туповат, но с каждым поколением ИКТ (т.е. каждые несколько лет) будет становиться все более интеллектуальным, окончательно вытесняя бумажные канцелярию и архив. Пока компьютерные программы заменяют в основном бухгалтерию, складские и прочие технические службы. Но этот фронт быстро расширяется. Принять оптимальное оперативное решение при достаточно полной информации несложно. Стратегическое, конечно, намного сложнее, но ведь компьютер уже сегодня выигрывает в шахматы у чемпиона мира.
Завершение эпохи чиновника неизбежно, поскольку одновременно с ускоряющимся усложнением Ноосферы, объем и неэффективность бюрократии растет в кубе. Она становится проблемой номер один не только для устойчивого развития, но и для самого выживания человечества, отнимая приоритет глобальной угрозы у экологии и локальных войн.
При концентрации усилий интеллектуальные ИКТ вполне могут покончить с нижней частью пирамиды бюрократии в ближайшие пять-десять лет. С завершением создания общих баз данных о населении и внедрением технологий автоматической идентификации личности не нужными станут справки. За этим последует «творческий» уровень оформления отчетов и распоряжений. Далее — уровень простейших решений…

Пирамида будет все более проседать, теряя в этажности и объеме, становясь все более прозрачной и детерминированной. Исчезнут различные окошки, включая единое окно, приемные, залы для совещаний, а потом и кабинеты лиц, уполномоченные решать и согласовывать. В конце концов, только на самой макушке бывшего кафкианского замка бюрократии как дань традициям останутся в качестве флюгеров символические функции VIP…»
Одновременно мы создадим мощный Интернет-ресурс «Народный контроль», где всякий сможет сообщить о случая коррупции везде, где бы они ни случились – и выложить (если есть) подтверждающие документы. Сам народ поможет нам бороться с коррупцией. Наши компетентные органы будут внимательно изучать ресурс. И брать на карандаш тех, чьи имена на нем упоминаются народом часто.
Третье – мы развернем самую беспощадную борьбу с коррупцией, с системой распилов и откатов. Для этого мы, используя передовые технологии отбора кадров (в том числе и технологии комьпютерного «чтения мыслей» Игоря Смирнова, разрабатывавшиеся с 1984 г.) сможем рекрутировать в госаппарат стопроцентно честных, патриотичных и умных людей. Эти же технологии позволят нам оздоровить корпус судей, состав МВД и Прокуратуры. Технологии «суперполиграфа» («Майнд Ридер», «Уши стен» и «Табуретка» Игоря Смирнова и специальные томографы, устанавливающие факт лжи при ответах на вопросы за счет слежения за активностью коры головного мозга) позволят нам стопроцентно отсеивать садистов, воров и корыстолюбцев.
Та же самая техника в руках наших спецслужб и правоохранительных органов позволит нам полностью изобличать воров и взяточников, устанавливать суммы украденного и места, где они все это спрятали (куда «инвестировали»). Мы сможем отбирать награбленное в Фонд развития страны и с толком инвестировать – уже не в яхты и не в лондонскую недвижимость, а в новые предприятия (хорошие заработки для русских), в футурополисы и биоагроэкополисы, в грандиозное жилищное строительство, в господдержку трехдетной русской семьи ради возрождения нашего народа. Так можно выжать из воров пару триллионов долларов, сегодня все равно выведенных из нашей страны и не служащих ее экономике.
Те же технологии позволят стопроцентно и быстро раскрывать преступления, причем с сокращением численности работников МВД (следователей). Поэтому наши правоохранительные органы будут состоять из честных людей с высокой зарплатой, обеспеченных и жильем, и автомашинами. Сокращенная численность органов ВД позволит нам и сэкономить, и оставшимся работникам платить достойно. По этой части есть прекрасные предложения Алексея Дымовского.

***


Мы применим умную силу в борьбе с коррупцией.
Прежде всего, мы создадим особую антикорупционную спецслужбу, с помощью суперполиграфов укомплектовав ее полностью честными патриотами, коим противно воровать и вести «заказные дела».
Мы перейдем к активным мероприятиям в борьбе с системой взяток, отпилов и откатов. Как это делается в мире.
Например, в США при Министерстве юстиции существует Комитет по контролю за секретными операциями (ККСО). Он курирует тайные операции против государственных чиновников, существуя параллельно с соответствующим комитетом в ФБР.
С помощью этих структур агенты правительства предлагают взятки судьям и госчиновникам в Америке, вооружившись звуковидеозаписывающей аппаратурой. Таким образом, коррупция выявляется активно.
Где аналогичная структура в РФ? Хотя попытка ее создать наверняка вызовет дикие вопли отечественных либералов о «новой сталинщине». Но подобные механизмы с успехом применить новая русская опричнина.
На Западе есть чему поучиться. Тамошние правительства развернули беспощадный натиск на оффшоры – тихие гавани для ухода от уплаты налогов и для разнообразных экономических преступлений. Западники справедливо считают это «внебережье» оплотом элитной преступности.
Одновременно в Германии, невзирая на вопли местных либералов и правозащитников Министерство финансов нанимает хакеров для вскрытия информации о тайных счетах германских граждан в швейцарских банках. Заплатив хакерам 4,5 млн. евро в начале 2008 г., немецкое правительство смогло завести 700 уголовных дел и взыскать на 200 млн. евро недоимок. Как сообщает журнал «Эксперт», действия государства поддерживают 57% опрошенных немецких граждан.
Берлин готов заплатить еще 2,5 млн. хакерам, чтобы вскрыть информацию о счетах еще полутора тысяч немецких богачей, скрывающих денежки в Щвейцарии.
В нашей программе - ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА КОНФИСКАЦИИ СОБСТВЕННОСТИ по коррупционным делам и введение в РФ принципов организации ГРЕКО.
Есть замечательная книга Огюста Пинто «Охотник за шпионами», изданная Минобороны СССР еще в 1964 году. Автор – бельгийский контрразведчик с опытом двух мировых войн, с 1940 года работавший на разоблачении гитлеровских агентов в Англии – пишет потрясающую вещь. Оказывается, если секретная служба Великобритании брала человека, подозреваемого в работе на Германию, то все бремя доказательства невиновности оного ложилось целиком на самого арестованного. А не докажешь свою невиновность – виселица.
То есть, в военное время принцип презумпции невиновности полностью отбрасывался. Никаких тебе адвокатов. Никакого непризнания человека невиновным до решения суда. Самое интересное – что сей принцип применяется сегодняшним Западом в борьбе с коррупцией. Относительно лица, подозреваемого в коррупции, названный принцип не действует! Он должен сам доказать законность происхождения своего имущества.
Откроем интересный труд Владимира Овчинского «Криминология кризиса». Итак, в 1999 г. Советом Европы создана ГРЕКО - группа государств, борющихся с коррупцией. На сегодня в ГРЕКО входят все страны Совета Европы, США, РФ – всего 46 стран. Так вот, ГРЕКО считает, что в законодательстве всех стран-участниц должна быть статья о конфискации имущества коррупционеров (как о виде уголовного наказания). Кстати, в РФ конфискация имущества отменена (разве воровская «элита» будет действовать против самой себя?). В апреле 2008 года комиссия ГРЕКО, проанализировав антикоррупционную деятельность в Росфедерации, рекомендовала не только вновь ввести конфискации имущества, но и применить в уголовном законодательстве страны норму «конфискации in rem». То есть, норму, основанную на переносе бремени доказательства законности происхождения имущества, в отношении коего имеются подозрения в его коррупционном происхождении, на заинтересованное лицо. Тем более, что такая процедура применяется и в США, и в Великобритании.
Одним словом, здесь в борьбе с коррупцией отменяется принцип презумпции невиновности. Так же, как в случае борьбы с гитлеровскими агентами, бремя доказательства невиновности переносится на самого подозреваемого.
Мы будем проверять не доходы чиновника, а расходы – его самого и семьи. И если расходы не совпадут с доходами – конфискуем собственность.
Tags: Виктор Геращенко, Ли Куан Ю, Максим Калашников, Сингапур, коррупция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments