m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

Игорь Гаркавенко. Проект “AVATAR” и волевые технологии Олега Бахтиярова

Россия-2045 движется вперед...
Эксперимент «Нейроинтерфейс».
Проект “AVATAR” и волевые технологии Олега Бахтиярова

С пятого по тринадцатое января 2012 г. в Подмосковье, прошел достаточно интересный и знаковый эксперимент. Так называемая Корпорация «Бессмертие» одной из множества граней своей претенциозной программы «Россия-2045», вышла на возможность перспективного и серьезного сотрудничества с Университетом Эффективного Развития (УЭР) Олега Бахтиярова. После ряда встреч было решено провести соответствующий эксперимент. Эксперимент по прямому управлению машиной фактически силой мысли человека. (Техника - фирмы "Нейроботикс", Зеленоград).
Конкретно, интерес заключался в использовании психонетических, волевых технологий в так называемом проекте “AVATAR”.
Речь шла, не больше и не меньше, как о возможности, влияния человека на программу, технологию, машину. О влиянии конкретном, постоянном и командном.
Работа проходила в режиме БОС - «биообратная связь». Испытывался так называемый “шлем” - со множеством чувствительных датчиков, распределенных по всем ключевым точкам коры головного мозга, и программа, считывающая определенным образом энцефалографические показатели ритмов мозга и выдающая их в живой схеме экрана.
УЭР был интересен заказчику тем, что, в отличие от среднестатистического человека, находящегося все свое время на шкале между двумя крайними полюсами Сна и Бодрости, представители этой организации и подобных ей структур (прежде всего специалисты, инструкторы) способны вызывать и удерживать, гораздо большее количество возможных состояний сознания.
Степень серьезности программы напрямую связана со степенью ее сложности. Повышение ее уровня есть повышение дифференциации ее функциональности. Ясно, что если за источник управления берется наше психическое состояние, оно, должно обладать не меньшей качественной сложностью, чем сложность управляемой программы.
До этого эксперимента, каждая психонетическая практика, семинара, сессии и т.д., представляла собой некое соприсутствие одиночеств, со своими одинокими подходами, методами и результатами. Только чувство внутренней достоверности могло подсказать каждому, что примерно у него получается. В случае задач визуальной деконцентрации, результативность была наглядной, но, в общем, успеваемость каждого была предоставлена ему одному. Уловить грань между подлинным и кажущимся в этом внутреннем пространстве, не самое легкое дело.
Здесь же, каждый мог увидеть, просто взглянув на монитор, что получается у другого. Вот только “Как?”, у каждого может быть свое.
Важность эксперимента для заказчика заключалась в том, сможет ли человек не просто наблюдать энцефалографическую расшифровку ритмов своего мозга, а сознательно ими управлять.
Для нас же это не было основной задачей. Важно было на базе этого, сугубо личного и внутреннего опыта каждого, нащупать, уловить, выразить, саму возможность создания универсального языка, возможность вербализации этих тонких психических рычагов.
Если раньше сама способность воздействия такого рода, была чем-то вроде “Дара Божьего” и ни о какой поставленной на поток практике обучения не могло быть и речи, то сегодня, после получения наглядной и конкретной результативности подобных психотехник, возможность создания такого языка вполне реальна и закономерна.
Этот язык был важен для нас, что бы объяснить, передать, как и чем мы работаем.
Второй язык, обсуждение и наработки которого прошли красной нитью через все время проведения эксперимента - это язык перевода сигналов наших состояний на конкретные команды объекту воздействия. На старте есть Я, после - программа, считывающая мои сигналы, показания энцефалограммы, и переводящая их в доступной форме на язык команды, объекту воздействия.
Первый язык - язык Психонетики. Он нужен нам. Второй язык, это язык кибернетики. Он нужен машине.
Как это часто бывает необходимо, в высокоинтеллектуальном научном эксперименте, от каждого из участников, потребовались не только его наработки в специфике “главного дела”, но многое из того, что было в его личном интеллектуальном багаже.
После того, как в течение первых трех-четырех дней наша группа освоила не только программу, предназначенную на этот выезд, но и механотроническую “Руку”, управление которой предполагалось через месяц, наш программист, несколько раз в автономном порядке, повышал степень сложности программы, пока не был достигнут самый сложный и интересный уровень. Для первых набросков кибер-языка пригодились знания отдельных участников в области языковой системы Ифкуиль, калифорнийского ученого Джона Кихады. Для представления о функциональном языке робототехники оказалось очень полезным обращение к наследию советского профессора Н. А. Бернштейна, исследователя уровней построения движения, создателя концепции Физиологии активности.
Моего пристального внимания заслуживали два измерения процесса. Безусловно, сам эксперимент, но в не меньшей степени группа, идущая через закономерные, органические этапы к цели. Степень, в которой творческий хаос поиска, начинал гармонировать с порядком, одной для всех цели.
Из своего опыта работы в режиме Нейроинтерфейс, я вынес два возможных метода управления программой. Два метода влияния.
Первый, безусловно, актуален и прост. Он есть метафора на наитие ребенка.
Второй перспективен. Именно он и предполагает наличие особого языка состояний. Я бы его обозначил как “Рикошет”.
Со второго мы начали работать, постепенно перейдя к первому, легкому и доступному.
В первой программе, мы имели дело с живой, импульсивной, подвижной схемой, соотношений, четырех возможных излучений нашего мозга.
BETA излучение. Красного цвета. Соответствует бодрому состоянию.
ALFA, зеленый цвет. Медитативное.
THETA, серый. Предсонное.
DELTA, черный. Сон.
Нужно было усилием воли, или чего-то там еще, добиваться активизации каждого из этих состояний. Поочередно. Основной целью конечно была ALFA, медитативное.
Пробуя повлиять на эти, то расширяющиеся, то сужающиеся горизонтальные цветные полосы, мы переключались на те, или иные состояния из арсенала Психонетики. Скажем – Деконцентрация по абстрактной плоскости зрения, или, Переживание чистого времени…, и т.д. После, каждый начал действовать по-своему. Искали нужные рычаги. (Гаркавенко говорит об управлении механической рукой через шлем-нейроинтерфейс).
Пробовали, при желательной отключении мыслей переходить на брюшное и грудное дыхание. На переживание чего-то платонического и высокого, и после – переживание агрессии и войны. Первое, безусловно цепляет АЛЬФУ, второе, включало БЕТУ.
Я обозначил этот метод как “Рикошет”: по той причине, что сначала мы вызываем что-то, “бьем” по чему-то, и, как следствие, надеемся, что оно “отскочит”, ударит, достигнет нужной нам цели.
Этот метод доминировал также при работе с “Квадратом”. Он состоял из девяти более мелких квадратов. Все разных цветов. Каждый соответствовал определенному участку коры головного мозга и соответствующего ему состояния. Нужно было “зажигать” эти квадраты, при этом осознавая активизацию соответствующего участка мозга.
Когда на экране появилась человеческая рука и все излучения и участки были разбросаны просто по ее пальцам, я сам, того не заметив, перешел на наитие ребенка. Здесь ты просто, едва уловив, связь чего-то там внутри с движением руки, начинаешь ее дожимать. В этом случае, тебя не интересует, чем и как. Ты просто работаешь и все.
Хорошей метафорой на этот навык, пришлись слова Артура Шопенгауэра о том, что щенок, запрыгнувший на стол и опасающийся спрыгнуть вниз, прекрасно ознакомлен с теорией всемирного тяготения Ньютона, насчет тела, веса, скорости падения и т.д. Вот только объяснить ничего не может.
Другими словами, если мы будем пытаться объяснить ребенку, какие группы мышц и каким образом входят во взаимоотношения друг с другом, для того, что бы он просто взял сникерс, он его никогда не возьмет.
Нужно просто показать. Он это сделает, но, так же как и мы, никогда не сможет объяснить - каким образом. Это - метод Наития.
Второй метод “Рикошета” - метод языка состояний, был в начале и, возможно, будет в конце. Его эволюция может быть подобна эволюции цифры, на определенном этапе. Она вначале так же, всегда, после своего материального носителя. Есть палец и есть 1 («Один»). Есть два пальца и есть2. Просто единицы, просто двойки, нет. Вначале носитель, после цифра. Метаморфозы материи оборачиваются метаморфозами цифры.
Но в конце, все наоборот. Цифра автономизируется. Она получает право на свое царство. И в этот раз, метаморфозы в мире цифр влекут за собой метаморфозы материи.
Понятно, что совершенно разные плоскости, но, чисто символически, примерно так и здесь. Вначале мы работали с состоянием, стремясь побочно вызвать, осуществить нужное действие. После, наоборот, стали работать напрямую с действием, по завершении которого пытаясь вспомнить, что там внутри сопутствовало этому движению.
Но при появлении сложных, дифференцированных систем, объектов влияния, нам придется действовать не напрямую, а посредством “Рикошета”, посредством языка.
Думаю, будет так. Во всяком случае, будущее за этими двумя навыками. За их пересечением.
Сложно сказать, с чем имеешь дело, и что из всего этого выйдет. Процесс едва начался. Синхронно, где-то раньше, где-то позже, но его очаги разбросаны по всему миру. Инициатива переживает свой первый опыт, можно сказать, успешный.
На старте покорения мира внешнего, из чего-то сочного и цельного в нас, возникли, размежевались, достаточно конкретные функции: память, интуиция, логика и т.д. Рождение такой же специфической сложности, совершенно иной сложности, ждет нас в этом новом, едва начавшемся процессе.

***
Почему это стало таким актуальным и финансируемым здесь в России, после такой долгой спячки?
Вариантов три. И при доминации одного из них остальные два будут всегда рядом, в доле.
Первый - Распил. Объяснения не требуются.
Второй - “Площадка”. Русский интеллектуальный полигон выдаст первые опытные образцы прогрессивных технологий, которые неизбежно привлекут зарубежных покупателей.
Третий - Развитие. Упустив, проиграв, проехав, нынешний технологический этап, высоких информационных технологий (интернета и мобильной связи), Россия все же пытается ворваться в следующий. Конечно этот пункт третий и последний - по степени своей реалистичности.

Японец Татеиси Кадзума, которому принадлежит право на сам термин «психонетика» еще в 1970 м году, заявил о наступлении ее эры после Информационного и Биотехнологического этапов.


PS:
Конечно для меня этот эксперимент не был чем-то “еще одним”, авангардным и экстравагантным, в быстроменяющемся современном мире. Он - во времени, но не принадлежит ему целиком и полностью. Под ним, как и под всяким подлинным событием в мире науки, лежит, та или иная парадигма.
Так, в наступающей эре человеко-робота обнажились два пути. Возможно, они будут комбинироваться, но в своей чистоте они принципиально враждебны и несовместимы.
Первый путь человечен, и как следствие - недочеловечен. Это путь адаптации технологии “под себя”. Машина за нас считает, комбинирует и пишет, так же как раньше копала и таскала. Она уже способна слышать, понимать, и выполнять команды, высказанные нами вслух, “почти” подобно тому, как их слышим и понимаем мы. Это путь имплантирования искусственной, сверхтонкой, сверхчувствительной системы, в нервную ткань человека. Управление такой, еще одной (механической) рукой, не сложнее управления теми двумя, что нам достались от природы.
Второй путь ( а именно его стартом являются подобные эксперименты) требует для доминации над техникой пробуждения в нас не просто чисто человеческого, но сверхчеловеческого измерения. Он требует принципиального ударения на том, что до этого включалось постольку-поскольку, стихийно и спонтанно.
Только в перспективе второго пути можно говорить о реальности Сверхчеловека. Это - путь Господина, воспринимающего свою позицию не как необходимость, а как высший долг.

Первый путь временен, рационален и прогрессивен. Он целиком и полностью обязан своим наличием мифу о Прогрессе. Более ничему. Человек остается на том же уровне, своей психической конструкции. Возможно, деградирует, но выше не становится - точно. Сама техника в своей тонкости подтягивается до тонкости его нервных окончаний. По сути, он остается таким как был, трансформируясь лишь физически. Это путь расслабления и облегчения. Это путь Раба, желающего наконец-то уйти на покой. Когда вы видите блестящие западные картины, о восставших, и внезапно задавшихся вопросом – зачем им нужен этот ничтожный лягушачий довесок железных чудовищ ( мои слова посвящены их жертвам). Для того, чтобы приблизиться к перспективе пути первого, следует вспомнить какими червями, на удивление всем, оказались марсиане “Войны миров” Герберта Уэллса, выползающие из чрева своих огромных машин.

Второй путь метафизичен и вневременен, несмотря на то, что сегодня время снова дает ему окно. Perpetuum mobile этого пути и его точкой опоры является точка высшего могущества в нас. То, невидимое, что правит видимым. То вечно потенциальное, что стоит за всем актуальным. Наличие этого роднит с богами. Воля. В отличие от первого, это путь Усилия, Напряжения и Сосредоточения. Он не подтягивает технологию под тебя, а заставляет тебя стать выше. Прогресс перестает быть неким бесконечным бегством вперед, он становиться подобен плугу, при каждом шаге вперед, извлекающему, поднимающему, пробуждающему, засыпанное веками, самое ценное в нас.

Парадигмой пути Первого является понимание человека как машины. Не только человека, но Вселенной в целом.
Добавление к твоему существу чего-то искусственного и более совершенного нового, не менее послушного, чем естественное (чем «прирлдное старое»), не позволяет распознать ту грань, что отделяет человеческое от нечеловеческого. Вывод: ты всегда был машиной, только менее совершенной моделью, чем сейчас.

Парадигмой пути Второго, является Платоновское определение человека. Позже взятое Плотином, и позже - Августином. “Человек есть Душа, которой служит тело”.
Второй путь, есть путь консервативной революции. Путь Платона. Путь Ubermensh. Путь Воли.
***

Кому могло прийти в голову, что в эру технологии, способной считывать, чувствовать, видеть наши отпечатки пальцев, радужную оболочку глаз, температуру, слова, и практически мысли, считывать то, конкретное, в наличии и подлинности показателей чего, мы сами убеждены, сделать ставку на то, о наличии чего до сих пор идут споры…
На первый взгляд - достаточно затратная, романтическая и благотворительная затея.
Опереться на то, что есть, всегда легче. В данном же случае, сложный, длительный процесс будет в заложниках у того, чего никогда не было как некой данности. Чистая потенциальность. Вечная задача, но никогда данность.
По словам одного классика, производительные отношения вытекают из актуальных в свое время орудий производства.
О каких отношениях можно говорить, если орудием станет - Это?...
Tags: Игорь Гаркавенко, Олег Бахтияров, Россия-2045, досье Максима Калашникова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments