m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

ЧТО ДУМАЮТ УРАЛЬЦЫ-НЕСЫРЬЕВИКИ?

Максим Калашников
ЧТО ДУМАЮТ УРАЛЬЦЫ-НЕСЫРЬЕВИКИ?
К итогам переговоров Максима Калашникова с промышленными предпринимателями в одном из бывших научно-промышленных центров СССР

***

Первое. У промышленников, тесно связанных с машиностроением и инновациями в машиностроении есть полное понимание того, что РФ подошла к излому, что весьма реальна перспектива революции, крушения нынешней путинской власти: некомпетентной, крайне враждебной отечественной несырьевой промышленности. Но падение путинства, скорее всего, означает приход к власти еще более опасной группировки оголтелых прозападных либералов, чиновников и олигархов.
Они, валящие Путина, также являются врагами русского индустриального несырьевого сектора, компрадорами, сторонниками дальнейшей «сырьевизации» РФ и членства в ВТО. Вместо того, чтобы повышать конкурентоспособность имеющихся машиностроительных и приборостроительных предприятий, они предпочтут их закрыть как «неконкурентоспособные». При этом полностью уничтожая условия для возникновения новых русских высокотехнологичных предприятий такого профиля.


***
Вступление РФ в ВТО, однозначно бьющее по перспективам выживания и развития отечественного машиностроения и перерабатывающей промышленности, усугубляет положение. Уже сегодня численность предприятий высоких переделов в РФ падает на 10% в год. Сокращение числа высокоразвитых и высокотехнологичных отраслей автоматически ухудшает положение, например, приборостроительных русских компаний. Ибо сужается их рынок сбыта. В то же время, те же приборостроители, разрабатывая передовые системы, применимые для тяжелой техники всего мира, не могут найти сбыта на Западе, даже если и предлагают аппаратуру мирового уровня качества и по цене более низкой, чем итальянцы или немцы. Почему? В Евросоюзе за десятилетия уже сложились кооперационные связи, разрушать которые западные машиностроители ради каких-то им неизвестных русских не желают. Не помогают нашим никакие европейские сертификаты качества и сравнительные испытания. Русских откровенно презирают.
У западных «высокотехнологичников» - наработанные десятилетиями бренды-марки, которых нет у наших. Чтобы наработать такую же славу и узнаваемость брендов, нашим промышленникам-инноваторам нужны десятилетия. (Особенно если ваше предприятие создано не в мохнато-пятидесятые годы, а в 1990-м, на конверсионной волне правительства Николая Рыжкова). Такого запаса времени у отечественных промышленников высокого передела попросту нет. Вернее, он мог бы появиться, если бы те же приборостроители РФ имели в распоряжении сильный внутренний рынок в виде достаточно сильного русского машиностроения, потребляющего продукцию «высокотехнологичников» и инноваторов в электронике и машиностроении. Но власти РФ, вгоняя страну в ВТО, уничтожают всякие возможности для развития машиностроения. Мы не сможем пользоваться разумным протекционизмом, а внутренний рынок страны отдается в руки иностранных машиностроителей. При этом Максиму Калашникову на нескольких конкретных примерах показали, как иностранные инвесторы станут «развивать» русское машиностроение.
Русское предприятие покупается (вместе с отлаженными кооперационными связями) американско-международной компанией, причем очень дешево. После этого производство полностью закрывается, рабочих и оборудование выбрасывают за ворота. Предприятие превращают в консигнационный склад по торговле полностью привозными системами, плюс там открывают «инженерный центр», где русские ИТР-ы превращаются в «таджиков глобализации». Они занимаются отнюдь не разработкой новой техники, а рутинными проверкой и испытаниями импортной аппаратуры. При этом прежние потребители некогда советского хай-тек-предприятия переводятся на импортные марки датчиков и систем управления. Одновременно «инвестор», дешево вскрыв таким образом русский рынок, начинает высасывать лучшие мозги из местного Политеха, каковой Политех из-за закрытия местной промышленности и массового перепрофилирования сложных русских заводов в торгово-развлекательные центры начинает хиреть и снижать качество образования. (Ибо вузы без окружающих их сложной индустрии неизбежно приходят в упадок).
Со вступлением РФ в ВТО такие процессы ускорятся, что однозначно несет нам превращение страны в край сырьевых идиотов, а также – бегство в Азию остатков русских высокотехнологичных компаний-инноваторов.
Как отмечали наши собеседники, уже сегодня, без всякого ВТО, отечественные крупные машиностроительные предприятия работают рвано, из-за нехватки денег у потребителей периодически переходя на 4-дневную рабочую неделю. При этом ресурсов на обновление оборудования и для вложений в человеческий капитал у отечественной несырьевой индустрии катастрофически не хватает.
Наши визави также понимают, что в нынешнем мире налицо излишек производственных мощностей, причем никто своей промышленности (ради освобождения места для русских промышленников в ВТО) закрывать не собирается. Скорее, они закроют нашу промышленность ради расчищения дополнительного места на мировом рынке. В нынешних условиях национальный рынок РФ открывается для сильных китайских индустриалов, конкурировать с коими мы сейчас бессильны. Ибо в КНР всего один завод автокранов производит машин в месяц больше, чем все автокраностроительные заводы РФ в год, вместе взятые. При этом то, как Компартия Китая (КПК) управляет экономикой, не идет ни в какое сравнение с управленческим маразмом «Единой России».
Наши промышленники видят огромную проблему: после вступления в ВТО нам придется платить буквально за все загранице под видом использования «интеллектуальной собственности». Ибо на Западе ушлые дельцы успели запантентовать все, что только можно. Это станет дополнительным фактором финансового обескровливания русской индустрии.
Наши друзья также считают, что в условиях нынешней РФ реально создать высокотехнологическое или конверсионное предприятие практически невозможно. Это слишком затратно. Легче всего же было делать это при советском правительстве Н.Рыжкова в 1989-1990 годах. Поэтому даже остатки советских научно-технических специалистов экстра-класса уходят в лучшем случае в бизнес по переработке сырья, а так – в банальную торговлю. В то же время, уже нарастают проблемы с набором кадров из русского населения. Кандидаты в рабочие и техники – с пресквернейшим образованием, зачастую – наркоманы и пьяницы. Выпускники инженерных вузов имеют позорно плохие знания, не хотят учиться на производстве (как в СССР), быстро теряют всякую мотивацию и уходят в непроизводительный сектор. При этом поощрять молодых инженеров (даже толковых) высокими заработками и путем передачи им опыта от маститых советских инженеров трудно: для этого нужны большие доходы самих высокотехнологичных предприятий. Но где их взять, если внутренний рынок сужается, а политики дурной власти с 1992 года последовательно истребляет одно сложное русское предприятие за другим? Получился заколдованный круг, который надо во что бы то ни стало разорвать.


***

Ведь при этом нынешняя власть в лице путинства и «Единой России» ничем не помогают русским несырьевым промышленникам и промышленикам-инноваторам. Власть требует только одного: обеспечьте мне заданный процент голосов (65%) за «Единую Россию» и Путина на выборах, подкупайте своих рабочих и контролируйте их голосование (с помощью открепительных талонов и фотографий нужного проставления «галочек» в бюллетенях на мобильные телефоны), а самых оппозиционных рабочих – в день выборов занимайте работой, пусть и самой нелепой, лишь бы они не шли на избирательные участки.
Однако при этом путинщина и «ЕР» не оказывают никакой помощи несырьевой промышленности, хотя ее буквально каждый день уничтожают тупые чиновники из контролирующих инстанций, их фискальных органов, из ФАС, а также - «силовики». Вместо того, чтобы работать и развивать свои производства, умножая рабочие места и образцы новой продукции, русские индустриалы вынуждены тратить время и нервы на борьбу с тупым вороватым чиновничеством. Помощи от гнилой «ЕР» им в этих случаях не дождаться. При этом у власти косолапых неумех нет ни промышленной политики, ни способности обеспечить равные с иностранцами условия кредитования и поддержки промышленности. Оттого многие промышленники, формально состоя в «ЕР» по угрозой репрессий, на деле эту партию презирают и ненавидят. Они – потенциальные, но негласные союзники нашего дела.
Визави М.К. понимают, что тот либеральный клан, что готовится придти к власти после низвержения путинской группировки, также несет им смерть. Хотя самые маразматическо-одиозные моменты (вроде разнарядок по голосованию за «партию начальства») отменят, либеральный курс самим своим существом покончит с отечественной перерабатывающей индустрией как таковой. Либералы, захватив власть в стране в ходе возможной революции, как и Путин, продолжат идиотизм с ВТО и монетаристские, антииндустриальные игры. Слабость же и разобщенность левых сил очевидна. Они не смогут перехватить власть в ходе революционного кризиса.

***
В ходе переговоров и обмена мнения наши визави в целом одобрили проект доклада «4-я русская революция: опасности и возможности», представленного М.К., однако высказали ряд критических замечаний и предложений.
Так, отмечая необходимость создания Третьей силы (Лиги людей дела, Лиги встревоженных, Лиги-45), способной перехватить власть из рук либеральной банды после возможного краха нынешнего режима, наши собеседники предложили дополнить доклад еще одним документом для распространения.
А именно – меморандумом, содержащим четкую программу первоочередных мер по выводу РФ из кризиса и по нормализации социально-экономического положения. То есть, некую программу-минимум «русского антикризиса». И этот документ должен быть широко «пропиарен». Естественно, с графиками и диаграммами, наглядно и неопровержимо показывающими то, что будет с РФ в случае, если нынешней курс «суверенно-управляемой деградации» продолжится. Если отечественная несырьевая индустрия будет закрыта окончательно.
Наши собеседники готовы участвовать в Лиге, которой, по их мнению, надобно придать внешне нарочито неполитический характер. При этом «промпартия» (Партия дела) будет как бы отдельной структурой. Лига должна активном образом «распропагандировать» отечественный несырьевой промкапитал, вовлекая его в свой состав, причем именно за счет выдвижения здравых программных требований. Есть согласие по мере сил участвовать в конкретных акциях Лиги своими взносами, а также – вести разъяснительную работу среди тайных диссидентов-глав предприятий в «ЕР», которые по некоторым соображениям пока не могут в открытую выйти из этого монстра-лжепартии.

***

Особо было подчеркнуто, что нужно всеми силами делать Лигу сильным механизмом взаимопомощи промышленников-участников.
Для этого нам предложили:
- Ввести принцип равноправия участников Лиги, как в некоторых из СРО, чтобы отойти от принципа вождизма.
- Ввести принцип: «Если продукция члена Лиги при прочих равных условиях не уступает по ценовым и качественным параметрам продукции предприятий, не входящих в Лигу, то члены Лиги закупают комплектующие и материалы у данного предприятия из Лиги». Таким образом, членство в Лиге станет еще и экономически выгодным для участников, которые смогут делать взносы на работу структуры (процент от сделок). При этом, создавая кооперацию предприятий в рамках Лиги, одновременно надо сформировать механизмы взаимопомощи ее участников при «наездах» на них со стороны госаппарата. Лиге однозначно нужен узнаваемый и энергичный символ.
Также Лига может наладить техническое сотрудничество между членами. Например, сегодня найти хорошего инженера-технолога, знающего оборудование и производственные процессы, неимоверно трудно. Молодые кадры безграмотны, а старые советские зубры – уходят. Хотя многие производства еще держатся как раз на таких «красных инженерах». В рамках Лиги можно было бы перебрасывать (на взаимовыгодной основе) таких специалистов на нуждающиеся предприятия, организовав заодно и передачу опыта молодым.
В свою очередь, Максим Калашников отметил, что это – реинкранация старой идеи Братства из «Третьего проекта» Калашникова-Кугушева, только сведенной к промсектору. Что однозначно хорошо. Мало того, можно воспользоваться опытом программы НИРА генерала Джонсона в администрации Рузвельта в 1933-1934 гг., когда предприятия-члены НИРА носили знак Синего орла, ставя его и на свою продукцию.
- Наши собеседники предлагают сделать принципом работы Лиги управленческий стандарт ИСО с ориентацией на потребности ее членов.

***

Наконец, были обсуждены варианты возможных действий в условиях вероятного крушения режима и наступления периода революционного хаоса.
Работа будет продолжена.

</div>
Tags: Максим Калашников, либерализм, политический кризис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal