m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

СЕКТА ПРОТИВ ТРАССЫ "ХОЛМОГОРЫ"

Максим Калашников

СЕКТА ПРОТИВ ТРАССЫ «ХОЛМОГОРЫ»
Так называемая «Свято-Алексеева пустынь» - против ярославцев, вологжан, архангелогородцев и москвичей. Путешествие в новое средневековье

Когда 21 сентября мы, члены общественного совета при «Росавтодоре», выехали с главой агентства Анатолием Чабуниным на конфликтную ситуацию вокруг реконструкции трассы М-8 «Холмогоры» (Ярославское шоссе), то еще не знали, что приедем в новое средневековье. И что увидим, как всего один ушлый глава секты поставит под угрозу срыва все планы реконструкции одной из важнейших автотрасс страны. И что у этой секты, представляющейся православной обителью, найдутся высокопоставленные покровители.
Теперь я знаю, почему дороги в РФ строятся так медленно и обходятся настолько дорого. Дело, оказывается, не только в отпилах и откатах.
Пишу этот текст без всяких политесов. Как свои личные впечатления.


КОНФЛИКТ ВОКРУГ «ДОРОГИ СМЕРТИ»
Кто из автомобилистов не знает Ярославского шоссе, связующего Москву с регионами старого русского севера в европейской части РФ? Кто из них не знает, какая мука - по нему ехать, когда трасса сжимается всего до двух полос? Особенно при пересечении границ столичной и ярославской областей, по пути на Переславль-Залесский.
«…Самым сложным и опасным для водителей участком является дорога в Переславском районе. Узкая дорога (две полосы) с огромным количеством спусков и подъемов, а также ограниченная видимость, делают ситуацию на этом участке трассы крайне аварийной…» (http://www.benzindex.ru/trassa/m8/).
Впрочем, побывайте там сами. У обочин – один траурный венок за другим. Трасса уже захлебывается от слишком интенсивного движения, а к 2020-му году и вовсе захлебнется (автомашин в РФ прибывает по 3 млн. штук ежегодно).
В «Росавтодоре» разработали план реконструкции трассы (бесплатной, общего пользования). Было решено превратить ее в четырехрядное современное шоссе. С современными развязками, разноуровневыми пересечениями, хорошо организованными съездами и прочим. Понятно, что просто расширять старое шоссе – не выход. Вдоль дороги – много населенных пунктов, да и тех же православных храмов, воздвигнутых за последние годы вплотную к обочине. Ведь в случае реконструкции трассы их пришлось бы разрушать. А жителей придорожных селений подвергать несказанным мучениям – при строительстве развязок. Потому проектировщики «Дорпроекта» вывернулись из положения, решив проложить фактически новую трассу – в обход крупных городов (мимо Переславля-Залесского, например). Но возникла проблема на 115-135-м километрах М-8. Как раз на самом страшном по аварийности участке. Именно там нужно провести параллельную четырехрядную дорогу восточнее старого Ярославского шоссе, никого не задев и не пересекая трассу подземного газопровода. (Старая трасса в этом районе затем будет переведена в разряд дорог регионального значения).
Практически все конфликты с местными жителями тут разрешили. Нашли самый кратчайший маршрут пересечения национального парка «Плещеево озеро». Сам парк в плане напоминает песочные часы и трасса пересечет его через его «талию». Удалось сохранить Камбарку – место лыжного отдыха переславцев. Но тут неожиданно подняла скандал небезызвестная ныне Свято-Алексиевская пустынь (под руководством иеромонаха Петра (Василенко). Сайт сей пустыни - http://stalexis.narod.ru. Расположена оная обитель Братства Милосердия (закрытая территория за шлагбаумом) близ села Новоалексеевка. Это – Переславский район Ярославской области, 122-й километр трассы. По плану новая трасса должна пройти почти в четырехстах метрах от шлагбаума «пустыни» (хотя глава ее глаголет о двухстах пятидесяти и даже менее метрах). В то время, как на Западе санитарная норма – 250 м от школ.
Поп уперся рогом. Ему предлагали накрыть новую трассу специальной пролутуннельной галереей, которую практически не видно из-за деревьев. Обеспечить участок дороги очистными сооружениями. Но он – ни в какую.
Он требует перенести строящуюся трассу на полтора километра восточнее – где она должна пересечь трассу подземного газопровода, пройти через Ляхово болото с восьмиметровым слоем торфа (не факт, что его удастся обойти), через местность со сложным рельефом. Такой обход легко может раздуть цену строительства еще на полтора миллиарда рублей, что полностью сорвет прокладку всего участка шоссе. Это не считая того времени, что придется потратить на перепроектирование да изыскательские работы. И тогда, даже если новая М-8 в остальных местах будет построена, на этом участке она останется все той же «дорогой смерти», старым Ярославским шоссе! То есть, буквально – извините за выражение – раком поставят жителей не только Москвы и Подмосковья, но и Ярославской, Вологодской, Архангельской областей.
При этом в защиту пустыни вдруг поднимается президентский уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, самому Путину пишет послание писатель Эдуард Тополь, начиная его словами «Обращаюсь как иудей к православному…» Куча ударившихся в веру интеллигентов поднимает невообразимый шум.

свято-алексиева пустынь

ЭКОСФЕРНОЕ АВТОНОМНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ?
Садимся в автобус. Едем, по пути рассматривая карту участка и целых семь вариантов прокладки участка. Черт, сколько же бабок уже уложили во все это! Координатор гражданского движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов описывает ужасы старого Ярославского шоссе, фотографирует карту. На выезде из Москвы в автобус важно входит детский омбудсмен Путина Павел Астахов. Едва сдерживаюсь от хохота: он занимает место у стола с картой с видом маршала Жукова при планировании Берлинской операции. Значим и надут до невозможности!
Почему против дороги и за Свято-Алексиевскую пустынь поднялся сам Уполномоченный президента РФ по правам детей? Потому, что эта пустынь – предмет восторга многих, представляя из себя что-то вроде военно-аграрной колонии для детей, «оказавшихся в сложной жизненной ситуации». Здесь в одном комплексе работают маленький (о четырех взводах) кадетский корпус, гимназия, аграрный техникум, конно-спортивный комплекс. Естественно, пополам с храмом и настоящим монастырем с еказарменной дисциплиной. А еще пустынь почитается как пример экосферного, автономного поселения – едва ли не как воплощение мечты Максима Калашникова о футурополисах. (Ну что ж, мне было тем интереснее поглядеть на такой «футуропролис»). Всего здесь – около 450 «насельников», половина – те самые «трудные дети». Причем, как говорят некоторые, есть тут и проблемные дети-родственники представителей расейского бомонда. Вплоть до племянника одного из о-о-очень высших иерархов РПЦ. Впрочем, проверить это мне не удалось. Но, во всяком случае, именено сие обстоятельство может объяснить то, почему на стороне попа, грозящего сорвать дорожный проект общенационального значения, поднимаются столь большие люди. И почему дорожников сейчас бьют «правами ребенка». Особенно если учесть, что сама пустынь не имеет официального статуса заповедника и вообще возникла когда-то простым самозахватом земли.
О своих впечатлениях от этого «экологического автономного поселения» поделюсь немного позже. Никакой это не футурополис, а просто помесь казармы с поместьем, реинкарнация средневековых паттернов. «Будущее как прошлое», несущее четкие признаки секты. Но прежде – об аргументации хозяина Свято-Алексиевской пустыни против современной трассы.

ПОЧЕМУ ДОРОГА ПОПУ НЕУГОДНА?

Читаю письмо начальника пустыни Петра (продублированное в еще и в письме детского омбудсмена Астахова) и наливаюсь гневом.
Итак, строить дорогу никак нельзя, ибо текущая рядом речушка Кубрь (узкая, почти ручей) «является единственным местом для купания детей: после того, как трасса пройдет над рекой, ее использовать в этом случае будет совершенно невозможно».
Купаться в этом ручье? Да это среднеазиатский арык по размерам! Петр Шкуматов залезает в Сеть и выясняет: купаться в Кубре запрещено уже давно по санитарным соображениям. Нам показывают якобы детский пляж, который, де, погибнет. Это – земляная площадка в двадцать квадратных метров, усеянная следами коровьих копыт.
Следующие аргументы: дорога отравит огороды местных жителей, будет шуметь. Далее (сохраняю стиль и орфографию источника): «Ландшафт земель вблизи села – река, ее склоны, луга и леса – радующий взор пейзаж, являющийся (по мнению великого педагога К.Д.Ушинского - важнейшим) воспитующим фактором в работе Детского Центра, Гимназии, Школы Искусств и единственным местом прогулок для жителей села, будет безвозвратно погублен…» Далее: здесь гуляют дети, здесь – пастбища для дойного стада, места покоса и заготовления сена для хозяйств, обеспечивающих детей в пустыни.
Здесь же – медосбор для пчел пасеки пустыни. Здесь вдоль реки дети собирают лесную ягоду. Новая трасса, изменив дренаж подземных вод, уничтожит святой источник св. Алексея Человека Божьего, загрязнит Кубрь, заболотит ее пойму, отнимет у детей места проведения кроссов и спортивных мероприятий. Шоковое, импактное воздействие дорожных работ приведет к «оглиниванию» почв, к гибели первозданной растительности (злаки, бобовые, луговое разнотравье) и к обильному прорастанию осоки и хвощей. А хвощи есть истирание зубов рогатого скота и лошадей. В заболоченной пойме разведутся мыши (полевки-экономки) и водяные крысы, которые разнесут заразные заболевания (лепотспироз). Осоки дадут пищу насекомым-вредителям (гусеницам ряда бабочек), осока перенесет на ягодные кусты обители болезнь – бокальчатую ржавчину. Птицы здесь вообще перестанут вить гнезда. Погибнут заросли лесных земляники и клубники, занесенных в Красную книгу Ярославской области, в пойме Кубри не смогут выгуливать молодняк журавли-красавки.
Кроме того, молочный скот обители будет негде пасти, и дети из пустыни станут под машины попадать.


А МОЖЕТ, ВООБЩЕ РАЗРУШИТЬ ГОРОДА И ДОРОГИ?
Прекрасно! Но ведь по этой логике в РФ невозможно построить ни одной дороги вообще. Ибо каждая трасса неизбежно что-то пересечет и нарушит – гнездовья журавлей, участки лесов или тайги, речки и ручьи, норы мышек-полевок, обители монахов. Любая человеческая деятельность что-то нарушает, даже если эта деятельность - традиционное сельское хозяйство. Может, вообще к чертовой маме разрушим все автодороги в стране и все города, возвернувшись ко временам древних славян? Хотя нет, на Ярославщине в самом раннем средневековье жили не славяне, а финно-угры. Но все равно: будут у нас нетронутые биоценозы и поймы рек. Вместо дорог – тропки, проселки и просеки. А также – на фоне такой экологической идиллии – разбойники на дорогах, феодальная раздробленность, феодалы-хищники, крепостные и невольники, периодические голодухи и моровые язвы, половина детей, погибающих во младенчестве. В общем, все прелести архаики. Интересно, а сами обитатели не хотят прекратить пользоваться теми благами цивилизации, что дают те самые дороги, города и промышленность: то есть, пользоваться электричеством, автомобилями, сельхозмашинами, телефонами, учебным современным оружием в своем кадетском корпусе? Ведь все это также портит экологию при своем производстве.
Отцу Петру говорили: по первоначальному плану прокладки трассы придется свести 17 гектаров леса. Если вести трассу так, как он предлагает, то придется рубить свыше 90 гектаров леса. Но он (сам слышал) отмахивается: мол, леса там не те, не первозданные, и мне так хорошо. В общем, леса не мои – и меня никак не трогают.
Тоже странная логика. Но вернемся к ужасам уничтожения биоценозов: а может, вообще в России всех людей искоренить? Тогда вернется полная первозданность, настанет невероятная экологическая чистота.
Знаете, в Третьем рейхе природу тоже боготворили. У истоков национал-социализма в Германии есть и экологические активисты той поры (например, В.Дарре). Но Гитлер при этом строил в стране широкие, прекрасные автобаны. Никому и в голову не пришло бы срывать прокладку той или иной трассы из-за того, что руководитель местного лагеря Гитлерюгенда счел бы, будто автобан разрушает местный биоценоз. Ибо интересы миллионов граждан, нуждающихся в хороших шоссе, перевешивают местный интерес. Из двух зол выбирается меньшее.
Сегодня все кричат: дайте России хорошие дороги! Так как же их вообще сегодня строить? Мы же натыкаемся на оголтелый экологический фундаментализм, на откровенную архаику «а-ля Стерлигов», который полностью перекрывает всякую возможность построить что-либо новое: фабрику, электростанцию, шоссе или железную дорогу! Почему интересы одной пустыни должны ставиться выше интересов миллионов тех, кто пользуется трассой «Холмогоры»? Да при царе этому батюшке просто дали бы по башке и приказали терпеть строительство важного шоссе. Кто вообще сказал, что в РФ нынче – тоталитарный режим? При нем никакой иеромонах и пикнуть не посмел бы!
Конечно, хорошо бы заменить автомобили на авиетки и легкую авиацию, чтобы не портить природу асфальтовыми «лентами». Но этого пока не произошло. Но даже если и произойдет, все равно часть людей будет пользоваться автомобилями. Все грузы на летательные аппараты не направишь. Да на случай чрезвычайных ситуаций или для переброски войск тоже надобны шоссе. А значит, есть насущная надобность в дорогах для автотранспорта.
На встрече с руководством «Росавтодора» отец Петр выдал еще один аргумент: мы – обитель еще и духовная, нам молиться нужно. Для чего нужна тишина. Вон, в Египте (еще доисламском, римском) пустынник-отшельник не смог молиться, потому что в версте поодаль шумел речной камыш. И вообще – вид природы дорога испортит, даже если ее галереей накрыть.
После мы вышли перекурить с Петром Шкуматовым. От буквально трясся от возмущения. Дескать, теперь каждый, получается, может сорвать строительство дороги федерального значения, объяснив это либо помехой в молениях, либо тем, что дорога испортит открывающийся вид. Нет, подобное надо пресекать на корню!
Согласен с ним. Друзья, эколого-архаичная утопия сейчас превращается в угрозу для жизни и развития нашей страны. Ибо сегодня строительство дороги наткнулось на одного попа, который грозит сорвать стройку из-за ее чрезмерного удорожания. Завтра та же трасса может наткнуться на очередных протестующих экологов. И мы останемся без современных трасс. Но дело уже не только в дорогах, а в засилье эколого-архаичного фундаментализма. А том, что он наступает на миллионы из нас, не желающих возвращаться в феодальное или вообще рабовладельческое прошлое.
Тем более, когда это дело творят откровенные сектанты, да еще и под прикрытием государственных чиновников.


НОВЫЕ ПОМЕЩИКИ В РЯСАХ
«– Мы чутко реагируем на проблемные ситуации, связанные с негосударственными учреждениями, которые занимаются очень важной миссией – воспитанием детей, – рассказал Павел Астахов. – Кроме того, Свято-Алексиевская пустынь – особое место. Она возникла практически на пустыре и разрослась до масштабов своего рода мини-государства. Здесь есть все. Насельники не привыкли ничего ни у кого просить. Они живут честно, по совести – молятся, работают, растят детей. За тех, кто, порой, не может постоять за себя, нужно заступаться всем миром…» (http://yarreg.ru/2012/09/85837/).
Такое сообщение дали местные медиа по итогам встречи в пустыни. А теперь – мои личные впечатления. Здесь на версту шибает запахом махровой секты!
Сам батюшка Петр Василенко ой как непрост! И актерством страдает. На встрече даже слезу пустил. Правда, фальшиво получилось. Когда мы прибыли, поп сделал вид, будто не знает адвоката Астахова. Хотя нам прекрасно известно, что детский омбудсмен уже бывал. Дороден батюшка, видно, что деньги у него есть. На сурового аскета он никак не походит. Дпа и в средствах проблем явно не испытывает. Никакое сельское хозяйство его масштаба не позволит содержать сразу и кадетсмкий корпус, и техникум, и гимназию, и храм, и бараки для взрослых «насельников», и 18 музеев, и конно-спортивнвый комплекс.
Когда мы приехали большой группой, он этого явно не ожидал. Думал, нас будет мало – и заготовил крестный ход. Быстро смекнув, что ход не подействует, поп тотчас сменил тактику. Повел показывать гимназию и 18 ее музеев с библиотекой. Я же смотрел по сторонам. В душе сразу же родилось неприятное чувство. Слишком сильно похоже на поместье секты, где взрослые и дети пашут на ее главу-помещика. Вокруг – архаика начала ХХ века. Мальчики в фуражках и подобии гимназическо-кадетской формы. Девочки – в платьях до пят, в платках, по моде вековой давности. Все ходят по струнке. И, как оказалось, впечатления меня не обманули. Туи – мир ретроградной, архаической утопии.
На встрече-совещании отец Петр показал себя во всей красе. Он заявил, что в его планах – увеличить населения его пустыни втрое (до полутора тысяч душ) и освоить новые земли, дабы получить полную автономию (понятно, что только продовольственную). На наши возражения о том, что его действия могут сорвать стройку из-за удорожания трассы, буквально отмахнулся. Мол, тут вот болото обойдете, как-нибудь с трассой подземного газопровода дело решите – и выйдет, поди, менее полутора миллиардов.
Один из местных чиновников крякнул. Он любит летать на мотодельтаплане. Много раз проходил на нем над предполагаемым маршрутом обхода «по отцу Петру». Да и пешком там ходил. Рельеф – крайне сложный. И так видно, сколько денег здесь придется положить. Федеральная трасса на глазах становится «золотой». И вздохнул: этот бы миллиард-полтора рублей – да в район вложить, в сам Переяславль-Залесский! Сколько полезного можно было бы сделать. Специально не называю фамилию говорившего – чтобы неприятности ему не доставить. Ибо у отца Петра – хорошая «крыша» в верховной власти…
В кулуарах слышу: видимо, придется стройку вообще прекращать – во избежание перерасхода денег. Обновленная трасса «Холмогоры» может остаться с куском старой узкой трассы, где в год погибает полсотни человек. Эх, взять бы на такую встречу тех, кто вопит о непомерной цене строительства федеральных шоссе! Иноземцева, например. Пусть бы сам увидел, куда иной раз уходят и время, и средства.
А поп торжествовал. При поддержке из Москвы. Он – действительно помещик нового типа. Неофеодал-сектант. Но об этом – дальше. Ибо дело выходит уже за пределы дорожно-строительной темы.
(Окончание следует - http://m-kalashnikov.livejournal.com/1333852.html)

</div>
Tags: Максим Калашников, Росавтодор, Темные века, новое варварство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →