m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

ДЕЛО «ЛЖЕНАУЧНЫХ ЛЮМИНОФОРОВ»

Максим Калашников

ДЕЛО «ЛЖЕНАУЧНЫХ ЛЮМИНОФОРОВ»

- Это – инфракрасная подсветка от оптического прицела, - пояснил собеседник, вручая мне металлическую трубку, - включите ее. А теперь попробуйте навести на покрытие стола. Вы видите пятно света?
- Нет, не вижу. И не должен. Ведь наш глаз не воспринимает инфракрасные лучи, - улыбаюсь в ответ.
- Хорошо! – ответил мой визави. – А теперь направьте прицел сюда, на пакетик с белым порошком.
На белом, похожем то ли на сахарную пудру, то ли на кокаин порошке в целлофановом мешочке четко вырисовалось зеленое световое пятнышко…
Так началось мое журналистское расследование, каковое назову просто: делом «лженаучных люминофоров».


АНТИСТОКС В ДЕЙСТВИИ: ТАЙНЫЕ ПЕЧАТИ НА НАШИХ ДЕНЬГАХ

- Это – порошок, который фосфоресцирует в инфракрасных лучах. Он не смывается и сохраняется даже при сжигании материала, на который был нанесен, - поясняет мне собеседник, коего назовем Академиком. – По правилу Стокса, это невозможно. Вернее, это еще сравнительно недавно считалось невозможным…
Он мажет мне ничтожной толикой порошка рукав пиджака. Потом просит оттереть пятнышко, похожее на меловое, щеткой. Стирается, кажется, все. Но инфракрасный луч именно на этом месте моего рукава вновь зажигает зеленую люминисценцию. Но стоит передвинуть луч – и зайчик исчезает.
Академик наносит порошок на ватный диск. Потом сжигает его. Но и почерневшие остатки ваты светятся зеленым, когда на них направляешь инфракрасный фонарик. Изобретатель при мне действует на порошок и спиртом, и кислотой. Черт, он все равно люминисцирует!
Оказывается, Академик есть буквально в каждой большой купюре: этим порошком обрабатывают углы крупных дензнаков РФ. Сам вытащил тысячную ассигнацию и посветил инфракрасным излучателем для ночного прицела на левый и правый угол купюры (на стороне, где изображен памятник Ярославу Мудрому). Точно, фосфоресцирует.
Черт, этим самым можно метить деньги, провоцируя чиновников на взятки! Нужно только натереть порошком купюры. И пусть даже чинуша получит деньги через посредника: его руки потом будут светиться под инфракрасным фонарем.
Это – антистоксовы соединения, читатель. С весьма сложной историей, которую я и хочу поведать.


СДЕЛАЙТЕ НАМ НЕУНИЧТОЖИМУЮ МЕТКУ…
Все началось с совещания в бывшем НИИ КГБ СССР, а ныне – Институте криминалистики ФСБ РФ. Правда, на момент начала истории ФСБ еще называлась ФСК – Федеральной службой контрразведки. Тогда спецы госбезопасности спросили: а можно ли сделать такую метку, что ничем не выводится и позволяет скрытно опознавать своих людей или предметы издали? Так, чтобы приехав в Лондон, на Трафальгарскую площадь, скажем, могли бы обнаружить своего человека не по журналу «Тайм» (или «Огонек») в руке, а по некоей невидимой метке. Или другой вариант: нужно кого-то незаметно пометить. Ну, прошел агент мимо, невзначай коснулся рукава «подопечного» - и эта метка, незримая для окружающих, не будет ни очищаться щеткой, ни смываться дождем, ни сгорать в пламени, ни растворяться в кислотах или щелочах.
Академик по дурной своей привычке заявил: можно! И потом, когда отступать было некуда, начал решать «нерешаемую» задачу.
В итоге родилось АСВР – антистоксово соединение высокой разрешающей способности. То есть, тончайший порошок, способный светиться, когда на него падают невидимые человеческому зору инфракрасные лучи.
«Эка невидаль!» - скажет нам скептик. – «Да ведь светящиеся в специальных лучах, люминисцентные метки давно применяются в защите тех же денег от подделки!»
Конечно, применяются. Но не такие.
Дело в том, что по правилу Стокса излучение, которое падает на метку и вызывает свечение, должно иметь большую частоту (и меньшую длину волны), чем тот свет, которым отвечает метка. Квант, как известно, это постоянная Планка, умноженная на частоту (аш-ню). Так вот, в случае с подсвечиваемыми маркерами квант на входе должен иметь большую энергию (частоту), чем квант на выходе. Проще говоря, «ответный» свет метки-люминофора сдвигается вправо по шкале спектра. Тем самым соблюдаются основные законы физики. Проще говоря, если вы хотите, чтобы метка испускала ультрафиолет, на нее нужно воздействовать коротковолновым электромагнитным излучением (или, другими словами, радиоволнами высокой частоты). Часть энергии неизбежно теряется на возбуждение атомов метки, на нагревание воздуха и т.д. Так что если светить на метку инфракрасным излучением, которое человек уже не видит (он – не змея), то метка – по Стоксу – должна излучать уже только тепло, сдвинувшись по спектру еще дальше вправо.
А метки Академика, которые подсвечиваются инфракрасным фонариком от ночного прицела, светят то зеленым, то синим, то красным. То есть, люминисцируют, сдвинувшись по шкале спектра влево! Их свет имеет большую частоту и меньшую длину волны, чем у подсветки. Это и есть антистоксовы составы, из которых и делают волшебные маркеры. Их суть – в том, что атомы состава, из которого сделана метка, от подсветки приходят в возбужденное состоянии и сами начинают излучать свет. При этом энергия ответных квантов выше, чем у источника-подсветки. Образно говоря, благодаря этому вы направляете в зеркало ручной фонарик, а оттуда вам в ответ вылетает луч прожектора. Изобретатель, дабы достичь сего эффекта, применил сложный состав редких металлов, в основе которого – иттрий, в кристаллическую решетку коего «вмонтированы» атомы иттербия.


АНАТОМИЯ ИЗОБРЕТЕНИЯ

В данном случае Академик не сделал открытия. Теоретически существование антистоксовых составов предсказал Лев Ландау. Еще в 1959 году французский физик Н. Бломберген открыл это явление на сульфидах цинка и кадмия. Он предложил использовать антистоксову люминесценцию редкоземельных ионов для преобразования инфракрасного излучения в видимое. Но Бломберген не добился видимого ответного свечения: ему в опытах приходилось считать кванты. В 1964-м советский физик, член-корреспондент АН СССР Петр Феофилов (1915-1980 гг.) доказал: если ввести в состав метки иттербий, то выход энергии повышается во много раз.
- Феофилов впервые ввел вещество-сенсибилизатор, - и я им пользуюсь до сегодняшнего дня, - поясняет Академик. – Феофилов не был открывателем антистоксова эффекта, его заслуга – находка именно сенсибилизатора…
С тех пор этот физический эффект стал применяться в различных областях техники. Например, для конструирования приборов ночного видения. В 1980-х годах в США возникла идея использовать антистоксовые люминофоры (зелёного цвета) для создания одного из видов защиты национальной валюты от подделок. Однако эта идея не была осуществлена из-за непрактичности полученных люминофоров. Из-за низкой интенсивности свечения такая метка может быть обнаружена только в темноте и под мощным инфракрасным излучением, что требует применения специального и достаточно мощного оборудования для идентификации.
А наш Академик в своем частном институте создал принципиально новые антистоксовы соединения высокой разрешающей способности (АСВР) зеленого, синего и красного, а также неизвестных ранее - белого и «вспышечного» свечения. Последнее находится в метастабильном состоянии и дает излучение оранжевого цвета при переходе в основное состояние. При этом порошки для меток не уничтожаются ни огнем, ни смыванием, ни кислотами или щелочами. Ватка, покрытая АСВР, была сожжена при мне. Но и на ее пепле инфракрасный прицел высвечивал зеленое пятно.
Что это было? Нет, не открытие. Научных открытий за всю историю науки современного типа сделано всего чуть более тысячи четырехсот. Открытие есть явление или закономерность в природе. Но на основании открытий делаются изобретения – прикладные применения научных открытий. И если открытия – общее достояние, если авторы открытий дают им свои имена, то изобретения защищаются авторским правом, патентами. К сожалению, в нынешней РФ даже академики РАН путают открытия с изобретениями, а уж публика – и подавно. Академик сделал изобретение на основе открытия Ландау-Бломбергена.
Иттербий, вселенный в кристаллическую решетку иттрия (активатора), выступает в роли сенсибилизатора. Здесь наблюдается эффект умножения квантов, о чем говорил открыватель явления, Бломберген. Низкоэнергетический квант захватывается или поглощается ионом редкоземельного металла – иттрия (активатора). Сей ион оказывается в метастабильном состоянии. Таким образом, он оказывается в таком возбужденном состоянии, в коем поглощает еще один квант. Далее ион возвращается в прежнее состояние – но испускает уже «суммированный» квант с большей мощностью. Это – объяснение Бломбергена. Другой физик, Озель, считает, что кванты захватывает и потом отдает ион иттербия-сенсибилизатора, заодно резонансно возбуждая и вещество активатора. Похожее объяснение давал и Феофилов. Наш же изобретатель считает, что механизм тут более сложный и возбуждение идет на нескольких уровнях.
Академик показывает другой свой порошок, который «устает». Вот на него светят инфракрасным излучателем и он сначала отвечает оранжевым отблеском. Однако потом ответное свечение исчезает: порошок «выдохся», исчерпался. Но вот он немного полежал («отдохнул») и снова стал реагировать. А вот другой порошок, совсем не антистоксов. Светим на него инфракрасным узконаправленным фонариком – он не отвечает. Но вот мы посветили на состав ультрафиолетом – и порошок на время стал антистоксовым. То есть, теперь инфракрасная лампа заставляет его люминисцировать зеленым. А вот этого в мире не может делать никто.
Одна из «фишек» - в том, что хорошо известный Феофилову и его ученикам иттербий Академик вселил в иттрий. А, добавляя другие редкоземельные металлы, он опытным путем стал добиваться разных цветов люминисценции. Зная свойства колбочек человеческого глаза, изобретатель смог подобрать такие составы, что делают ответное свечение наиболее воспринимаемым для человека-наблюдателя.
Спектр, в которых люминисцируют порошки Академика, очень индивдуален. Каждая партия порошка-маркера имеет свой «спектральный паспорт». Всегда и везде можно установить: вот этот порошок – из лаборатории нашего изобретателя, и сделан он тогда-то и тогда-то для совершенно определенного заказчика. И это, кстати – защита заказчика от самого изобретателя. Чтобы он не мог подделывать документы и купюры, защищенные своими метками.
Ибо защита денег и важных документов и стало первейшим применением АСВР.




УНИВЕРСАЛЬНАЯ ЗАЩИТА: ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

В 1998-м изобретатель пришел на НИИ Гознака (на Гознаке печатаются деньги) и сообщил о своих суперметках. Директор НИИ ГЗ Леонид Ямников сперва пренебрежительно рассмеялся: у него на столе, герметично запаянный меж двух полистироловых пластин, покоился белый порошок из США. Он направил на него инфракрасный излучатель. Порошок ответил слабым желто-зеленым светом. Составы гостя-изобретателя люминисцировали намного ярче. Более того, импортный порошок, который сначала был на Гознаке, приходилось изолировать от окружающего воздуха: ибо он хватал влагу и разрушался. Потому использовать его для защиты купюр было невозможным делом. А составы Академика никакого герметического хранения не требуют. Им влага нипочем. Изобретатель высыпал свои порошки на директорский стол. Начальник Гознака, недоверчиво хмыкнув, приказал секретарше подать одеколон. Получив его, начальство с торжествующей улыбкой принялось поливать принесенный гостем состав. И опять изумилось: спиртосодержащий одеколон на маркеры не действовал, они продолжали светиться! Он еще не знал, что маркер Академика сделан из семи редких металлов, причем основа «конструкции» - иттрий, в решетку коего заселены атомы иттербия.
Это и открыло дорогу на Гознак для новой технологии. И сегодня деньги РФ защищены метками из АСВР. Правда, пришлось Академику взять в соавторы патента директора НИИ Гознака Леонида Ямникова.
В июне 1999 г. на АСВР-люминофоры Академика было получено положительное заключение Физического института им. П.Н. Лебедева РАН. А поскольку изобретенная технология АСВР в мае 2000 г. была одобрена Гостехкомиссией при президенте РФ (сертификат № 323), то составами Академика стали использоваться для защиты важным документов Таможенного комитета и для маркирования секретных государственных документов категории А-1. Бланки таможни защищены абсолютно: теперь нельзя выкрасть чистый и подделать разрешение, указав какой угодно вес ввозимого или вывозимого товара. Шла работа с Министерством по налогам и сборам, с тогдашним Федеральным агентством правительственной связи (ФАПСИ), создавались защищенные региональные акцизные марки. Вся эта работа приносила Академику по 146 тысяч долларов в месяц.
Но, увы, два года спустя отношения изобретателя с Гознаком были разорваны. Из-а самодурства тамошнего начальства. Придя домой к Академику договариваться о продлении сотрудничества, новый директор уселся на акнтикварный стул – и у того подломилась ножка. Начальство слетало кубарем. Перенести такого «оскорбления» расейский чиновник не смог (они в РФ – спесивы, аки китайские мандарины или старозаветные бояре), и во гневе покинул дом изобретателя. На сем платежи Гознака закончились. Академик смеется: мол, я сам виноват. И с Гознаком судиться не стал.
Как вы понимаете, Академик – это все тот же Виктор Иванович Петрик. Воплощенный кошмар, бывший «зека», шарлатан и лжеученый. История с люминофорами в документах открыта: http://www.goldformula.ru/index.php?issue_id=172
Вы прониклись, читатель? Поменьше читайте российские СМИ…



КРУГЛЯКОВЩИНА КАК ОНА ЕСТЬ

На совместном заседании с учеными мужами РАН наш изобретатель предложил: давайте используем АСВР для того, чтобы бороться с массовыми подделками лекарств. Производитель способен маркировать свою продукцию (с обратной стороны этикетки) с помощью наших составов, а покупатель – идентифицировать товар. Для этого можно носить с собою маленькие, похожие на авторучку, инфракрасные излучатели. Впрочем, точно так же можно защищать от «контрафакта» и иные изделия, нанося АСВР на номера автомобильных моторов, на запасные части. На узлы и комплектующие для самолетов. В конце концов, можно обрабатывать АСВР подписи художников на произведениях искусства, защищаясь от подделок.
Но академики РАН все это пропустили мимо ушей. А вскоре началась дикая травля Виктора Петрика. Причем дело доходило до полного абсурда. Особенно «отличился» ныне покойный глава комиссии по борьбе со лженаукой Эдуард Кругляков. Он нес полную ахинею пополам с грязной ложью.
В одном из интервью престарелый член РАН заявил: «Суд, конечно, отказал изобретателю в получении 136 миллиардов (с Гознака – прим. ред.). Но удивительно, каким образом Петрик вообще получил этот патент (№ 2137612 на способ защиты документов, ценных бумаг и пр. с помощью АСВР – М.К.), если автор технологии давно известен – в 1966 году эффект открыл член-корреспондент АН СССР Феофилов…
…За Петриком водится около ста патентов. Однако если посмотреть на их содержание, то это перепевы уже известных физических и химических явлений...
…Вообще говоря, патентов на эти изобретения в СССР он бы не получил.
… Есть, скажем, так называемые люминофоры, которые сейчас используют для меток на ценных бумагах, банкнотах и т.д. История открытия этих люминофоров восходит к 1946 году, когда по просьбе президента АН СССР С.И.Вавилова Л.Д.Ландау сделал первые оценки возможности или невозможности получения т. н. антистоксовой люминесценции. Ландау такие оценки сделал и из термодинамических соображений показал, что да, это возможно, и даже привел оценку интенсивности.20 лет спустя членом-корреспондентом АН СССР П.П.Феофиловым из Государственного оптического института совместно с соавтором, молодым В.В.Овсянкиным, если мне память не изменяет, впервые было обнаружено это явление экспериментально. Они опубликовали довольно много работ у нас и за рубежом, и некоторое время спустя им был присужден диплом об открытии № 166 по СССР за 1966 г. Тогда кроме авторских свидетельств выдавали еще диплом об открытии,- более почетная вещь. После этого никакие патенты брать невозможно, все это дело покрыто статьями, опубликованными в печати. Тем не менее, господин Петрик получил несколько патентов во времена нового государства в России…» (http://www.gazeta.ru/interview/nm/s3369771.shtml).
- Во-первых, Кругляков врал насчет суда: я никогда не требовал с Гознака пресловутых миллиардов, - поясняет Виктор Петрик. – Во-вторых, вот вам качество академика РАН. Он перепутал научное открытие, технологию и изобретение. Феофилов не может быть автором технологии, которую можно запатентовать – он открыл физическое явление. Да и то его приоритет спорен: до него были и Ландау, и Бломберген. Сколько раз можно повторять, что открытие – это не технология, что технологии во всем мире и во все времена создаются на основе чьих-то открытий? Что изобретения могут быть построены только на открытых явлениях? Что открытия не патентуются – они только регистрируются?
По логике Круглякова, изобретатели радиосвязи Попов и Маркони обокрали Генриха Герца. А Эдисон только и делал, что, патентуя созданные им технологии, обворовывал тех, кто совершил нужные для его технологий открытия – Максвелла, Эрстеда, Фарадея, Вольта. А изобретатели аэроплана братья Райт обобрали всех известных на тот момент теоретиков аэродинамики. Если верить Круглякову, то академическая наука должна просто уничтожить прикладную науку. Такие слова может сказать либо преступник, либо полный дегенерат.
Теперь вы видите, в какой маразм впадала пресловутая комиссия по борьбе со лженаукой РАН? И во что впадают некоторые ее академики?
Присоединюсь к негодованию Петрика. В данном случае мы видим откровенно пристрастный маразм, откровенную некомпетентность и яростное желание уничтожить успешного новатора любой ценой. Не стремление разобраться, как у новатора выходят удивительные вещи, а просто растоптать его.
И именно это академическое слабоумие объясняет нам: отнюдь не только скудное финансирование Академии наук после развала СССР – причина упадка и деградации русской науки. Дело – еще и в некомпетентности иных из членов РАН. В кругляковщине. Вместо того, чтобы заботиться о возрождении прикладной науки в стране и участовать и в поисках нового, и в применении фундаментальных открытий в реальной жизни, академия предпочла все гнобить под видом «борьбы со лженаукой». Сами не можем приложить науку к жизни, сделать ее производительной силой – и другим не дадим.
И хочется сказать: товарищи академики! Вы когда поймете, что тем самым роете могилу и себе, и РАН в целом?

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ ДЛЯ БОРЬБЫ ЗА БУДУЩЕЕ
Из всего этого Максим Калашников делает несколько выводов.
Первый – деградация науки (и всего вообще) в РФ зашла настолько далеко, что принимать на веру слова даже академиков РАН об антинаучности чего-либо в ряде случаев нельзя. (Подчеркну – в некоторых случаях, а не всегда). И потому не спятивший и не обманщик, в вполне нужный нации новатор в постсоветской реальности может быть уничтожен соединенными усилиями завистливых и некомпетентных «ученых мужей» и тупого обывательского стада.
Второй – видимо, многое крайне полезное и прорывное в РФ уничтожается на корню под соусом «борьбы со лженаукой».
Третье – сталкиваясь с необычным, «признанные светила» науки слишком часто пытаются не изучить новое, а просто его закопать или облить грязью, уничтожить злыми языками.
В ход идет тот же самый прием, что применил шеф КГБ СССР Андропов для уничтожения конкурента, первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Романова. Он пустил в оборот грязную ложь о свадьбе дочери Романова в Эрмитаже, якобы с битьем музейной посуды. И эта стопроцентная ложь оказалась убийственной: Брежнева сменил не Романов, а Андропов, а потом – и Горбачев. Теперь самую наглую ложь применяют и в отношении В.Петрика. Но дело не в Петрике лично, а в принципе уничтожения инноваторов. Тут нужно безжалостно ломать механизмы такого психомедийного террора – ради будущего страны и ее развития. Это как старое «дело Дрейфуса»: речь не о судьбе одного человека идет, а о судьбе общества.
Третье – чтобы русские новаторы не уничтожались ни академической кругляковщиной, ни тупостью обывательской толпы, наша власть создаст механизм опытной проверки новаций, механизм сравнительных испытаний и выяснения объективной истины, а не субъективных мнений. Сей механизм – Агентство передовых разработок.
Мы заставим РАН шевелиться и конкурировать с другими центрами инноваций!

</div>
Tags: Виктор Петрик, Максим Калашников, РАН, инновации, лженаука
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments

Recent Posts from This Journal