Конференция - 2: после капитализма

Начало - http://m-kalashnikov.livejournal.com/140285.html

Максим КАЛАШНИКОВ
ПОСЛЕ КАПИТАЛИЗМА-2

11-12 сентября 2009 г. в Политехническом музее прошла международная конференция «Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса». «Гвоздем программы» сделали речь знаменитого социолога из Йеля, Иммануила Валлерстайна.
По сути дела, речь шла о том, что капитализм умирает. Ему на смену идет нечто новое. Причем большие потрясения впереди неминуемы.


ВСЯКАЯ СИСТЕМА НЕ ВЕЧНА – И КАПИТАЛИЗМ ТОЖЕ
- Капитализм – это система. А любая система имеет определенный срок жизни…
Так начал свое выступление Иммануил Лазаревич Валлерстайн. Он убежден, что капитализм свое отжил. Рассуждения исследователя основываются на том, что мы сегодня присутствуем при конце трех циклических процессов. В принципе, капитализм вошел в нисходящую ветвь своей жизни в 1968-1973 годах. Именно тогда мир потряс «сигнальный» кризис.
Первый, как говорит И.Валлерстайн – длинный, примерно 60-летний экономический цикл Кондратьева (хотя название это условно). Он делится на две половины: подъема и понижения. Сейчас мир проходит через финальную стадию «падающей» части цикла.
Как он работает? Смысл капитализма – в накоплении капитала. Это его самоцель. При этом можно отбросить прочь сказочки о том, что делается это в процессе честной конкуренции: для накопления необходимо продавать товар/услугу по ценам, намного превосходящим затраты-издержки. В конкуренции больших барышей не получается. Для их получения капитализм постоянно формирует квазимонополии-ведущие отрасли, живущие около тридцати лет. Примеры таких отраслей: компьютерное производство, мобильная телефония, конвейерное автомобилестроение и т.д. Тот, кто здесь лидирует, может держать высокую цену. Отрасль-лидер (квазимонополия) служит локомотивом развития мировой экономики, источником накопления капитала. Но квазимонополия живет до тех пор, пока другие разными путями не прорываются в ту же нишу, не начинают производить подобный товар. Начинается конкуренция, цены падают – и пора создавать новую квазимонополию.
Иногда – и это показатель упадка – квазимонополия создается как бесплодная, финансово-спекулятивная система. То есть, «пузырь». Это и произошло на наших глазах. С начала 80-х Запад стал надувать финансово-долговые пузыри (и другие, впрочем), де-факто перестав заниматься производительным сектором. Теперь все это агонизирует. По мнению американского социолога, сейчас надувается последний «пузырь» - в виде накачки экономики с помощью эмиссии, за счет средств государства. Скоро и этот пузырь лопнет, и тогда – крах.
- Кризис, в который погружается мир, продлится еще довольно долго и окажется весьма глубоким, - говорит И.Валлерстайн. – Он разрушит последнюю жалкую опору относительной экономической стабильности – роль американского доллара как резервной валюты, гарантирующей сохранность сбережений. И когда это случится, главной проблемой всех властей мира – от США до Китая, от Франции до России и Бразилии, не говоря уж о более мелких странах – станет необходимость уберечься от недовольства трудящихся и средних слоев, которые лишатся своих накоплений и пенсий. В качестве средства для пригашения народного гнева власти обращаются к эмиссии денег и к протекционизму, выполняюшим роль первой линии обороны.
Подобные меры могут отсрочить те угрозы, которых опасаются власти, и ненадолго облегчить участь простых людей. Но в конечном счете они, скорее всего, лишь усугубят ситуацию. Система заходит в тупик, из которого миру будет очень трудно выбраться. Этот тупик находит выражение в виде все более и более диких колебаний, которые практически обессмыслят какие-либо краткосрочные прогнозы – как экономические, так и политические….
Но Валлерстайн доказывает, что конец кондратьевского цикла совпадает с концом еще одного: политико-гегемонистского…

СУМЕРКИ БОГОВ
Есть еще один цикл, каковой сегодня завершается: цикл мировой гегемонии США.
Дело в том, что для получения капиталистической прибыли нужна не война, а более-менее стабильный мировой порядок. Такой обеспечивает, как правило, держава-гегемон. У каждого такого «гегемонистского» государства есть свой цикл жизни, хотя и более длительный, чем кондратьевский. Как правило, мировой гегемон взбирается на трон, победив в борьбе за это место иных претендентов. Геополитическими гегемонами были Нидерланды и Британская империя. С 1945 года роль гегемона играли Соединенные Штаты.
Однако гегемон уходит. Ноша господства тяжело сказывается на экономике страны, приходится держать большие вооруженные силы – больше для психического давления, чем для войны. (Последние, как считает Валлерстайн, ведут к быстрому истощению гегемона и внутреннему недовольству его населения).
Надлом положения Америки как геополитического гегемона произошел во время Вьетнамской войны, около 1970 года. С тех пор США только притормаживают свой «спуск с горы». Даже развал СССР их не спас. Попытка Буша-сына и его неоконов вернуть Соединенным Штатам былое величие провалилась, войны в Ираке и Афганистане только ускорили процесс ослабления американской гегемонии.
- Мы скоро увидим и начало новой кондратьевской фазы, и взлет новой державы-гегемона, - считает социолог.
На кризис американского господства накладывается кризис антисистемных сил – коммунистов и социал-демократов. Молодежная революция 1968 г. опрокинула позиции «старых левых», уверив весь мир в неспособности «старых левых» изменить мир. Но, в то же время, бунтари-68 сами потерпели поражение, так и не став организованной силой. Пользуясь развалом «красного» стана, в наступление с конца 70-х перешли правые – неолибералы и неоконы. Они принялись демонтировать социальные государства, отнимать у наемных работников завоеванные в 1945-1975 гг. права и гарантии, разрушили средний класс. И это контрнаступление правых привело к катастрофе. Ведь накопление капитала, по словам социолога, с 1970-х обеспечивалось за счет отказа от промышленного пути, за счет перехода к экономике спекуляций. Основной механизм – поощрение потребления за счет кредитования, рост бюджетного дефицита США.
Таким образом, после самого мощного в истории экономического подъема 1945-1973 гг. «последовала самая мощная спекулятивная мания».
- Пузыри спекуляций вспухали и лопались по всему миру – начиная от национального долга стран третьего мира и социалистического блока 1970-х, и заканчивая «мусорными» облигациями крупных корпораций 1980-х, потребительской задолженностью 1990-х и государственным долгом американского правительства в эпоху Буша. Система шла от одного пузыря к другому. В настоящее время мир переживает последний пузырь: дотации банкам и массированную эмиссию долларов, - говорит И.Валлерстайн. Естественно, все это обречено на тяжелейший глобальный крах.

И ВСЕЙ ЗЕМЛИ МАЛО
Наконец, Валлерстайн говорит о конце третьего великого экономического цикла. Цикла исчерпания возможностей пространственной экспансии капитализма.
Этот строй все время должен осваивать новые пространства. Ведь издержки капиталистов (цена рабочей силы, сырья и уплата налогов) все время растут. Необходимо искать все новые и новые площадки для деятельности – там, где работники и сырье подешевле, а налоги – пониже. Но теперь новых пространств нет! Больше некуда переносить производство: произошла «дедеревнизация» (дерурализация) планеты, растут мегаполисы в третьем мире, капитализм достиг последних уголков Земли. Увеличиваются экологические издержки. Встала во весь рост проблема нехватки ресурсов. К тому же, прибыли собственно капталистов уменьшаются: все большую их долю поедают, с одной стороны, высокооплачиваемые наемные управляющие, с другой – взрастающие затраты на инфраструктуру. Да и налоги повсюду растут – вместе с коррупцией. При этом распространение промышленного капитализма в Азии объективно увеличивает число тех, кто делит прибыли капитализма. Да еще и азиатские рабочие стали требовать больших зарплат и социальных гарантий.
Таким образом, сейчас одну точку сходится как минимум три огромных кризиса: кризис понижения волны Кондратьева, кризис прежней системы мировой гегемонии и кризис исчерпания возможностей для экспансии капитала.

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ СВАЛИЛСЯ СО СТЕНЫ
- …Шалтай-болтай свалился со стены, и собрать его уже никому не удастся, - продолжает Иммануил Валлерстайн. – Система очень, очень далека от равновесия и подвержена колоссальным колебаниям. В результате краткосрочные прогнозы становятся невозможными, и это приводит к невозможности делать потребительские решения. Именно такое состояние называется структурным кризисом.
Сейчас мы находимся на развилке системных процессов. Вопрос уже не в том, каким образом капиталистическая система сможет исцелить свои раны и возобновить наступление. Вопрос в том, что придет на смену этой системе. Какой же порядок вырастет из окружающего хаоса? – вопрошает маститый обществовед.
По сути дела, он нарисовал картину преддверия глобальной смуты. Как сказали бы в начале ХХ века, кануна мировой революции. Я бы добавил: еще и зарождения очага очередной Мировой война на переформатирование мироустройства. Вспоминаются пророчества Андрея Фурсова и Гарри Гаррисона: не вырисовывается ли впереди развилка: либо – в новый коммунизм (или в Нейромир), либо – в новое кастовое рабовладение? (http://forum-msk.org/material/fpolitic/640169.html?pf=2). (http://www.moskvam.ru/2007/01/fursov.htm)
В Валлерстайне я почувствовал страх перед будущим. Он намеренно не хочет говорить о том, что идет на смену капитализму (или может придти). Хотя намеки делает. Мне показалось, что он (типичный «розовый» либерал образца 60-х) понимает: в будущем можно протянуть ноги. Но и не желает выбрасывать руку в римском приветствии. Хотя ТАКОЙ мегакризис объективно возродит и фашизм, и национал-социализм. Видный социолог говорил об осторожной политике минимизации плохих последствий, хорошо отозвался об Обаме. Валлерстайн все время повторяет: неопределенность, неопределенность, неопределенность…
И все же: на что он намекнул?


БИТВА ЧЕТЫРЕХ ЛАГЕРЕЙ
- Мы можем сделать «коллективный» выбор в пользу новой стабильной системы, которая несколькими своими основными чертами напоминает прежнюю систему, а именно – наличием иерархии, эксплуатации и поляризации. Несомненно, они могут принять самые разные формы, в том числе и более жесткие, чем в той капиталистической миросистеме, в которой мы живем. С другой стороны, мы можем выбрать радикально иную систему, никогда прежде не существовавшую – относительно демократическую и относительно эгалитарную, - продолжает И.Валлерстайн.
Социолог считает, что в мире противоборство идет между двумя лагерями: «духом Давоса» (элита капиталистического строя) и «духом Порту-Аллегри» (антиглобалисты, левые, страны третьего мира). При этом каждый лагерь, в свою очередь, тоже делится надвое. При этом нет здесь централизованных структур большой силы («исполкома правящего класса» или «политбюро масс»). Здесь действуют многие группы и сети.
Итак, есть Давос-1 – те, кто стоит за создание диктатуры, репрессивной системы, со всевластием закрытых структур (орденов и спецслужб). Здесь намерены открыто пропагандировать роль опытных, скрытных, обладающих всевозможными привилегиями правителей – и покорность подданных масс. В общем, это новое кастовое общество по Фурсову.
Есть, как считает Валлерстайн, и Давос-2: сторонники меритократического правления. В нем демократии нет, но управленческие кадры берутся из всех слоев общества за достоинства, причем само системой управляют не столько силой, сколько убеждением.
Порту-Аллегри-1 – люди, выступающие за максимально децентрализованный мир, где введено долгосрочное и рациональное распределение ресурсов (альтернатива экономическому росту), где принимаются лишь те инновации, что не ведут к появлению узких групп специалистов, неподконтрольных обществу. Сторонники этого лагеря считают, что смогут построить систему, всеобщий универсализм коей сложится из бесконечного сочетания крупиц мудрости, созданных и создаваемых людьми разных культур, переживающих период расцвета.
Порту-Аллегри-2 – приверженцы преобразований «сверху», опирающихся на специалистов, разбирающихся в обстановке лучше, чем общественность. Не желая децентрализации, эта группа тяготеет к установлению мирового порядка, стремящегося ко все большим скоординированности и интеграции. Придерживаясь формального эгалитаризма, Порту-Аллегри-2 страшится реальных новшеств и «не обладает достаточным терпением для того, чтобы построить истинно всеобщий, многогранный универсализм».
По мнению Валлерстайна, в ближайшем будущем (года до 2040-го) нас ждет борьба этих течений. Борьба множества групп и группировок. В этой ситуации судьбу мира могут изменить слабые, но точные воздействия. Тот самый синергетический «эффект бабочки» Ильи Пригожина.
Исследователь советует всем вести напряженный интеллектуальный поиск параметров ново системы, обсуждать стратегию перехода оть капитализма к этой новой системе (как-то назвать ее Валлерстайн отказывается). Необходимо уже сейчас испытывать разные, альтернативные способы производства. И одновременно – дискутировать по вопросам нравственности, чтобы лучше осознавать моральные издержки тех или иных вариантов стратегии. Нащупывать баланс между разными удачными сценариями.
А напоследок ученый «обнадежил». Мол, вполне возможно, что человечество просто погибнет. В самом деле, не за горами тот момент, когда в мире будет уже 25 ракетно-ядерных стран, а экологические проблемы стант опасно нарастать.
- Мы должны бежать, как от чумы, от идеи о том, что история на нашей стороне, что мы неизбежно придем к разумному и справедливому обществу в том или ином обличье. История не принимает ничьей стороны. Через сто лет наши потомки могут пожалеть обо всем, что мы сделали. Наши шансы на построение миросистемы более предпочтительной, чем та, в которой мы живем, поставляют в лучшем случае 50 на 50. Но это много. Мы должны поймать удачу за хвост, даже если она попытается от нас сбежать. Что может быть полезнее этого? – завершил свою речь мудрый гуру, и это походило на исповедь мятущегося интеллигента.
Но мне подумалось: а ведь он зря недооценивает опыт СССР. Мы уже пытались строить общество, не основанное на капиталистических принципах. История неминуемо приведет к необходимости предпринять похожую попытку. Милый лично Максиму Калашникову вариант: русский, национальный социализм как прорыв в Нейромир. Как указание нужного пути всему миру.
И на этот счет на конференции было одно выступление…

(Окончание следует)


Иммануил Валлерстайн



Всякий умный обязательно с почтением относится к учению Н.Д. Кондратьева!
Проблема только в том, когда придет шестой уклад, никто же не знает и не все это так просто. Уклад это не просто набор технологий - это их группировка в какую-то новую удивительную вещь типа персонального компа и мобильника, или самолета, или паровоза.
Что будет за новая вещь для всего баблососного (пока) био-нано?
Что их все соберет воедино? Настоящий реальный робот?
А м.б. ключ к роботу что-то другое не био-нано, а, например, естественный язык? М.б. его можно уже сейчас реализовать на нышней базе только очень много программировать придется? Лет 40-50-70 без передыху и дойдешь до нормального коммерческого робота.
Это фантазии, поскольку на самом деле никто не знает ни ядра будущего уклада ни того, как он сложится.
Второй момент, это то, что Гринспен убегая от кондратьевской зимы так перемудрил, что зима отсрочилась, но и весна не наступает. Другими словами, раз не было честного банкротства в конце 1980-х, нет и честного развития на основе пятого уклада. И теперь пятый уклад прожран, а долги СШП так и растут.
Не знаю как насчет русского нейронационалсоциализма, но точно можно сказать, что без самостоятельной финансовой системы нам хана.
да я уже про суверенную систему говорить - охрип. И Андрей Кобяков тоже. Ну не могу я в каждой статье все нюансы прописать!
Это самое главное
потому и сопротивление такое большое. Со стороны сырьевиков-экспортеров, ворюг оффшорных экспорту за рубли. А со стороны пиндосов - тому, чтобы ЦБ РФ прекратил покупать их казначейки.
человечество накопило огромный тенологичекий потенциал абсолютной власти - такого не снилось не одному из диктаторов
вопрос как этот потенциал будет использован - для полного порабощения и возможно окончательного или ограждения общества от негодяев
когда общество теряет возможность рациоанального управление стихией (а мы входим в период стихии -крушение(резкой тарнсформации) мировой системы) оно становиться религиозным
мне кажется имеет смысл проанализировать и этот аспект
такое забавное совпадение но иудейский мир во всю кричит о приходе машиаха уже в самое ближайшее время - некого религиозно общественного избавителя
Капитализм нас всех переживет...
Нас-то переживёт, ему уже и так лет триста, а в перспективе сдохнет. Дальше два варианта коммунизм или рабовладение. Судя по агрессивности антикоммунистов победит рабовладение. И что самое забавное, потенциальные рабы костерят коммунизм на чём свет стоит, хотят быть надсмотрщиками.
Капитализм не ступит место ни коммунизму, ни рабовладению... Не переживайте. Его и через 300 лет будут критиковать и предрекать крах...
Технологии манипуляции постепенно становятся всеобщим достоянием, и здесь прогресс не безграничен, прежде всего в силу ограниченности разума, сдохнет раньше чем параллельные пересекутся.