m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

ОПЕРАЦИЯ «ПРОМЕТЕЙ РАСКОВАННЫЙ»

Максим Калашников

ОПЕРАЦИЯ «ПРОМЕТЕЙ РАСКОВАННЫЙ»
Не нужно слепо верить официальной науке. Ей тоже нужна система своих сдержек и противовесов. Иначе прорыва не будет

Чем официальная наука отличается от так называемой «лженауки»? Только завоеванной монополией на истину, только способностью подавлять потенциальных соперников. Однако никаким исключительным правом на истину современная академическая наука не владеет! И, если мы хотим настоящего прорыва в новую эру, если жаждем уцелеть в мясорубке усиливающегося глобального кризиса, нам придется провести операцию «Прометей раскованный». То есть – операцию по созданию реальной конкуренции «признанной науке» со стороны дерзких искателей, Прометеева племени.
Их нужно защитить от уничтожения «признанными авторитетами». Считаю, что именно у нас, русских, надо отобрать гениев из массы просто свихнувшихся. Им надо дать возможность создать опытные образцы своих разработок и поставить необходимые эксперименты. Именно практика должна показывать, кто прав, а кто – ошибается.
Тем более, что официальная наука накопила огромный груз грехов.

ПОЧТИ КАК ИНКВИЗИЦИЯ
Для начала – об «объективности» так называемой официальной науки.
Вы знаете, как погубили научную карьеру Томаса Ли, канадского археолога? Он дерзнул поставить под сомнение то, чего придерживается «мейнстримная» наука и то, чему нас в школе учили – что Америка была заселена всего 10 тысяч лет назад. Мол, предки индейцев (родственники тюрков) пришли в Северную Америку по Берингии – перешейку, который в далекие времена соединял Чукотку и Аляску. А до этого обе Америки, мол, стояли безлюдны и девственны.
Будучи молодым помощников хранителя отдела индейских древностей Национального музея Канады, Ли в 1951-1955 годах вел раскопки на острове Манитулин на озере Гурон. Там он обнаружил остатки поселения и каменных орудий, которые намного древнее, нежели восьмое тясячелетие до нашей эры. Судя по пластам, где все это находилось, находкам было как минимум 65 тысяч лет. Ли, понимая, что это – сенсационное открытие, затащил на раскопки добрую сотню геологов, и они подтвердили древность пласта.
Но вместо триумфа археолога ждала настоящая трагедия. Ведь 65 тысяч лет назад, по официальной науке, на Земле не существовало человека нынешнего вида, кроманьонца (он же – хомо сапиенс). Он, мол, появился всего 40 тысяч лет назад. А тут получилось, что люди существовали в ледниковый период, так называемый Висконсинский/Вюрмский (70-11 тысяч лет тому назад). Ли бросил вызов тысячам археологов, антропологов и палеоантологов мира, которые стали признанными авторитетами, исходя из прежних теорий и представлений. Один из приглашенных Ли на раскоп маститых антропологов просто попытался не заметить находок каменных орудий в ледниковых слоях. «Вы ведь там ничего не находите?» - кричал он старшине раскопщиков. В ответ раздалось: «Как же не находим? Спускайтесь сюда и поглядите сами!» Услышав это, антрополог-светило принялся убеждать Ли в том, что он должен вообще забыть о том, что нашел каменные изделия рук человеческих в таких старых слоях и посоветовал сосредоточиться на более поздних находках – из верхних слоев.
Наивный Томас Ли тогда считал, будто главное в науке – поиск истины, что для этого достаточно неопровержимых фактических доказательств. Но как только он попробовал это сделать, армия ученых принялась травить и гнать его. Ну, совершенно как Виктора Петрика. Научные журналы отказывались принимать статьи Ли, но зато печатали его хулителей и оппонентов. При этом его находки стали исчезать в недрах Национального музея Канады. (Майкл Бейджент. «Запретная археология» - Москва, «ЭКСМО», 2004 г.).
Поначалу археолог-еретик еще мог работать, ибо его поддерживал директор Национального музея Жак Руссо. Но вскоре и Руссо уволили. Вослед за ним выгнали и Томаса Ли. Его научная карьера в 1970-м оказалась загубленной. Почти так же, как потом и карьера Понса с Флейшманом, объявивших об открытии холодного термоядерного синтеза в 1989-м.
Вы думаете, будто это – единственный случай практически инквизиторского подхода официальной современной науки к смелым поискам исследователей и изобретателей? Я-то историк по образованию и прекрасно знаю о прецедентах в своей области. Например, о случаях намеренного уничтожения норманнских погребений на нашей земле, ибо они опровергали антинорманнские взгляды некоторых светил русско-советской археологии/истории. Мне, как историку, отлично известно, что находки болтов и гаек, чей металл диффундировал с окружающим камнем, в слоях возрастом в десятки миллионов лет – это уже множество случаев. Что кто-то уже тогда оставил на планете стальные изделия. Но разве официальная наука это замечает и изучает? Нет, конечно.
Мне прекрасно известно, что попытки объявить окаменевшие отпечатки подошв человеческой обуви следами трилобитов, последний вид коих вымер примерно 250 млн. лет назад, не выдерживают никакой критики. Равно как и беспомощны попытки объяснить находки металлических изделий в слоях каменного угля тем, что древние люди когда-то туда докопались и оставили там свои артефакты (интрузия). Точно так же еще никто внятно не объяснил, откуда 9 тысяч лет назад – гораздо раньше Древнего Египта и Шумера – появился настоящий город у турецкого Чатал-Гуюка. Словно из ниоткуда. Как, впрочем, возникли и сами шумеры в Междуречье шесть тысяч лет спустя. Меня всегда умиляют наши школьные и университетские учебники, повествующие о том, что Древнеегипетское государство явилось на свет божий около 3100 года до нашей эры, когда фараон Нармер объединил царства Верхнего и Нижнего Египта. Значит, эти государства существовали задолго до 3100 года до нашей эры, имели своих правителей, города, храмы, армии, торговлю. И они ведь тоже образовались из каких-то более древних «княжеств». Но об этом в истории – настоящий заговор молчания. Как и насчет того, что Сфинкс у пирамид – гораздо древнее, чем принято считать.
Мне прекрасно известно, что никто толком не объяснил, как древние люди смогли в третьем тысячелетии до нашей эры оплавить камни городов культуры Мохенджо-Даро и Хараппы в Индии, если они не взрывали ядерных зарядов. Или как древние люди сподобились воздвигнуть платформу Баальбека из каменных (а не геополимеро-бетонных), идеально обработанных глыб весом в сотни тонн каждая. Или, например, откуда происходят титанические каменные постройки у озера Титикака, где камни будто лазерным резаком обрабатывали.
И так далее, друг-читатель. Мы привели примеры из истории и археологии. Но, уверен, есть и факты из точных наук, которые затираются и не замечаются в упор признанными академиками. Мне давно ясно, что в официальной науке правит бал не поиск новых знаний, а стремление сохранить господствующие теории и школы. И все, что им противоречит – будь оно хоть сто раз подтверждено находками и опытами – отбрасывается прочь. Если же кто-то продолжает настаивать на их данных, этого «кого-то» чаще всего просто смешивают с грязью и губят. Отнюдь не все пробиваются к торжеству сквозь бешеное сопротивление официально признанных «светил науки». Мы достаточно описали это на десятках конкретных примеров в первых главах «Хроник невозможного», где вы увидели, как авторов тех самых знаний и технологий, что сегодня привычны и обыденны, когда-то пытались придушить или подвергнуть остракизму.
Но тема далеко не исчерпана. Мы будем ее продолжать, ибо речь идет отнюдь не о далеких от реальной жизни научных баталиях. Нет, друг мой, читатель, сие впрямую касается национального выживания русских. Вопрос стоит так: либо нам удастся уничтожить инквизицию в науке и расковать своих Прометеев. Либо – мы бесславно погибнем.
Вот почему Максим Калашников – сторонник разгона Комиссии по лженауке при РАН и создания вместо нее Комиссии по проверке необычных фактов и поиску новых знаний. Вкупе с созданием Прикладной секции Академии наук.


ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ НАШЕ ВЫЖИВАНИЕ

Да, это – вопрос нашего выживания как великого народа. Да и как народа вообще.
Дело в том, что после чудовищных разорений и потерь 1914-2013 годов русские как нация надорваны, опустошены и ограблены. Враги и внутренние мародеры трижды уничтожали практически все плоды наших трудов, сведя в могилу самых лучших, благородных, смелых и умных русских. По сути дела, наши потери (включая нерожденных) – это действительно сотня миллионов. Лишенные места на мировом рынке (кроме добычи сырья), вымирающие и стареющие, с поломанными промышленностью, наукой и образованием, русские по всем объективным данным должны угаснуть в этом веке. Об этом в ближнем кругу уже говорят первые лица и РФ, и Украины. Они уже не хотят возится с вымирающим и слабеющим народом, заменяя его на пришельцев из Средней Азии. Пока это делается в РФ, но завтра то же самое ждет и Украину с Белоруссией.
Но лично я не желаю конца русских. Мое кредо – прорыв вопреки «объективным обстоятельствам». Сотворение чуда национального выживания. Но достичь этого можно, только применив для этого совершенно новые знания и технологии. Причем везде: не только в технике и промышленности, но и в социальном устройстве, в гуманитарной сфере, в медицине, в самом познании мира. И это возможно только при совершении новых научных открытий буквально во всех сферах.
Именно потому автор сих строк – один из адептов проекта «Россия-2045» с его стремлением к созданию расы бессмертных сверхлюдей, возобновителей космической экспансии. Именно поэтому М.К. – за проведение исторической операции «Прометей». За развертывание в стране русских самых необычных мегапроектов, что станут «точками сборки» нового мира, которые могут втянуть к русским гениев и инноваторов, технологии и промышленные мощности со всего мира. Именно поэтому я – за скрещение национализма, инновационности и проектного государства.
Без новых знаний и фантастически прорывных технологий нам – смерть. У нас просто нет ничего другого, чтобы компенсировать невероятные, тяжелейшие потери, нехватку молодых людей, колоссальный провал рождаемости после расчленения СССР.
Но ради того, чтобы искать новые знания и сумасшедшие изобретения, нужно для начала избавиться от научной инквизиции. Ни в коем случае не громя Академию наук и сложившейся науки, нужно заставить их соревноваться с гениями. Надо создать им конкуренцию и не давать подавлять то, что им неугодно по совершенно не научным причинам. С мой точки зрения, и Фоменко с Носовским, и Петрик, и Бронников, и Уруцкоев, и многие другие крайне полезны. Понеже оные «лжеученые» задают сложившейся науке «неудобные вопросы», ставя ее перед фактами, и заставляя ее искать ответы. Они не дают ей закоснеть в самодовольстве.
Надо кончать с кругляковщиной. Ибо времени мало, а запас гениев – уменьшается. Это в СССР их производили в избытке. Нынешняя РФ в этом смысле - болото. Нужно успеть задействовать наши мозги. Ибо если сделать это, то удастся подтянуть к ним мозги из остального мира, разных языков и национальностей. Начав невиданные проекты и снова пожелав невозможного, мы превратим в русских всех, кто приедет к нам, чтобы участвовать в Чуде.
Вот почему нам нужно для начала бороться именно с «кругляковщиной», а не с «острецовщиной», не с «петриковщиной», не с «казначеевщиной» и не с «юницкийщиной». Для начала нужно покончить с инквизицией «признанных специалистов», снять кандалы с племени Прометеев. Первыми в мире.
Попробую сделать некоторые понятные выкладки и умозаключения.

ПРИНЦИП ПУБЛИКАЦИЙ И РЕЦЕНЗЕНТОВ
Представим себе такую картину. Допустим, во времена Коперника существуют научные журналы. И вот приносит гениальный Николаус свою статью о том, что не Солнце и планеты вращаются вокруг Земли-центра Вселенной, а наоборот. Что Земля – всего лишь одна из семи известных на тот момент планет (включая Луну). Редактор гипотетической «Христианской космологии» передает статью на рецензию паре признанных астрономов начала шестнадцатого века. Ну, и какие отзывы они дадут? Понятно, что они Коперника в порошок растерли бы. Ибо на тот момент в мире долгие века господствует картина мира по Птолемею, незыблемому античному авторитету. Все вращается вокруг Земли! Даже выдающийся астроном Тихо Браге, родившийся три года спустя после смерти Коперника, считал, что тот ошибался. Браге называл модель гениального поляка математической спекуляцией (хотя к Копернику относился с глубоким уважением, держал в обсерватории его портрет и даже сочинил восторженную оду в его честь). Браге предложил свою компромиссную гео-гелиоцентрическую систему мира, которая представляла собой комбинацию учений Птолемея и Коперника: Солнце, Луна и звёзды вращаются вокруг неподвижной Земли, а все планеты и кометы — вокруг Солнца. Суточного вращения Земли вокруг своей оси Браге тоже не признавал.
Естественно, попытка Коперника поделиться с миром новым знанием кончилась бы его шельмованием и уничтожением, как ученого. Причем в травле его приняли бы участие самые авторитетные астрономы и космологи его времени. Они бы привели ты сотни «неопровержимых» аргументов против коперникианства. Коперник умер был с клеймом «лжеученого».
- Но ведь он же был прав! – воскликните вы. – Ведь Земля вращается вокруг Солнца!
И, тем не менее, Коперника затоптали бы. Ибо он шел наперекор общепринятым взглядам своего времени и мощнейшим научным школам, дано сложившимся и закостеневшим в заблуждении. Примерно то же самое ждало бы того, кто в 1851 году принес бы в тогдашние ученые издания статью о возможности радиосвязи без всяких проводов. Ибо электромагнитные волны изучит лишь Генрих Герц. Лжеучным и шарлатаном объявили бы и того, кто в 1890 году принес бы труд о возможности создания атомного реактора или урановой бомбы. Ибо, согласно всеобщим воззрениям ученых тех лет, сама идея ядерной цепной реакции нарушала закон сохранения энергии и казалась чем-то вроде вечного двигателя.
Вы думаете, что сегодня что-то изменилось? Вы считаете, что сейчас новый Коперник, приди он в солидные научные журналы нынешнего часа, не получит того же самого? Ошибаетесь! Ничего не изменилось.
«…В науке сложилась определенная система. В любом научном журнале есть авторитетные эксперты, которые рассматривают каждую поступившую в редакцию рукопись. Заключение двух и даже трех таких рецензентов обсуждается на редколлегии, где рукопись принимается или отвергается. Это общемировая практика. Если статью не принимают в российских журналах, автор вправе попытать счастья в зарубежных журналах. Только, боюсь, результат будет тот же. Не в академии наук тут дело, а в том, что, автор пытается опубликовать…»
Это глаголет уж покойный ныне глава Комиссии РАН по лженауке Эдуард Кругляков (http://www.rg.ru/2009/10/21/kruglyakov.html). И он полностью подтверждает наше мнение: любое новое будет отдано на суд нескольким признанным авторитетам. И они вынесут суждение, не проверяя это новое на практике, а исходя из своих представлений и догм своих научных школ. Везде – и у нас, и на Западе. Вот почему сегодня чаще всего бессмысленно пробиваться в серьезные научные журналы: скорее всего, они объявят открытие «лженаукой». Им, как показывает дело Петрика, и работающие установки – не доказательство.
И ведь нет ничего сложного в такой проверке! Помню, как при мне некий «ученый» утверждал, что всем управляет сознание и что коли загипнотизировать побывавшего на орбите космонавта, внушив ему, что он в невесомости, то вес его тела действительно уменьшится чуть ли не вдвое. В чем проблема? Считаю, что Агентство передовых разработок Максима Калашникова и Комиссия РАН по поиску новых знаний должны провести такой опыт. С космонавтом, весами и гипнотизером. И если ни черта не подтвердится, такой претендент на открытие должен быть «ославлен» в прессе. Чтобы он присоединился ко всяким грабовым и потаповым. Если Грабовой заявляет, что создал телепатофон – пусть несет образец на проверку. Главное – не отвергать все с порога, во имя только одного: на тысячу больных психически и обманщиков может сыскаться один истинный гений.
Но РАН создала Комиссию не по проверке необычного, а по лженауке, чохом записав всех в шарлатаны! Читаем то же интервью Круглякова «Российской газете»:
«Сейчас почти в каждом городе, где есть серьезная наука, есть наш представитель. Мы получаем множество запросов из администрации президента, из аппарата правительства, Госдумы, Совета Федерации, от губернаторов. За эти годы мы рассмотрели тысячи предложений, и еще не было ни одного случая, чтобы давали положительное заключение…» («Российская газета» — Федеральный выпуск №5023 (199) от 21 октября 2009 г.)
Эка молвил-то! Прямо-таки инквизитор Фонсека, похвалявшийся тем, что спалил заживо несколько тысяч еретиков. А проверить делом что-то не пытались? Все с порога объявляется ересью. В данном случае покойный Кругляков лжет: серьезные организации никогда не обращались, не обращаются, и не будут обращаться за консультациями в Комиссию РАН по лженауке. Сегодня любая из государственных структур, уполномоченная финансировать проекты, имеет свой собственный технический совет. Отобранные техническими советами проекты изучаются экспертными советами, в состав которых входят крупнейшие ученые страны, располагающие возможностью использовать для этой цели профильные научно-исследовательские институты. После утверждения проекта экспертным советом, он должен быть одобрен наблюдательным советом. При этом все экспертизы проводятся анонимно.
А есть еще одна сторона – сторона частного соинвестора. И, прежде чем вложить в проект деньги, он проводит свою проверку.


НЕОБХОДИМЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ НОВОЙ НАУЧНОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Правда, и это - не идеальная схема. И всякие советы также пребывают в плену устоявшихся предубеждений.
Считаю поэтому, что у науки, конечно, должно быть сильное государственное финансирование, как при Сталине. Но нельзя делать всю науку государственной, не допуская частных инновационных и исследовательских институтов. Ибо если загнать всех фундаментальщиков и прикладников в лоно державы, как в СССР, приведет это к одному: к тому, что все окажется монополизированным представителями тех или иных научных школ. Все, то им противоречит, будет отметаться с порога или просто подавляться. И полностю государственная наука загниет, застоится. И переключится на то, чтобы лямзить разработки с Запада, чтобы не рисковать и не ошибаться.
Посему рядом с мощной государственной наукой должны существовать частные исследовательские и инновационные институты. В духе лабораторий-парков Эдисона, Петрика, Теслы. Там, где у инноваторов достаточно средств, чтобы не просить их у государства для создания опытных установок. Выбрасывая в реальность все новые и новые «чудеса», идущие вразрез с «признанной наукой», они заставят ее шевелиться и реагировать. Так и будет ломаться монополия. А чтобы новые эдисоны были заметны, должно существовать Агентство передовых разработок, руководимое людьми с характером хулиганов и дерзких ниспровергателей основ, с психологией бунтарей и «желателей невозможного». Тогда и возникнет система не только конкуренции, но сдержек с противовесами. Тогда гениям будет куда обращаться. В раннем СССР был ценный опыт: создания «цирковых» институтов, занимавшихся самими фантастическими проектами. Например, группы Павла Гроховского. Или Остехбюро Бекаури.
Ибо без всего этого – никуда. Надеяться на Запад нельзя: у него – свои монополии и подводные течения для убийства прорывных инноваций, о чем мы с Сергеем Кугушевым подробно писали в «Третьем проекте». Нужно думать самим. Не доверяя полностью признанной науке. Ибо, как метко написал один из моих читателей, достаточно какому-нибудь маститому академику или нобелевскому лауреату заявить, что то-то и то-то невозможно – и развитие нового направления может быть остановлено лет на двадцать-тридцать. Особенно если академиком или лауреатом будет водить зависть, а то и элементарная корысть. Свобода от ига «признанных авторитетов» - вот наше кредо!
Академики – они тоже пристрастны и иногда путаются в представлениях. Возьмем для примера того же бичевателя лженауки Э.Круглякова и хрестоматийный пример торсионных полей. Разоблачение теории «торсионных полей» – генеральная тема деятельности Комиссии по лженауке.
В борьбе с торсионными полями Кругляков проявлял исключительную «последовательность».
«Я же ответственно заявляю: торсионных полей не существует!» «Вечерний Новосибирск», 24 декабря 1999 года.
«Серьёзная наука действительно занимается поисками полей кручения (так в науке называются торсионные поля)», «Наука в Сибири» №3, 2000 г. http://www.ict.nsc.ru/win/elbib/hbc/hbc.phtml?11+84+1
«Одной из задач Комиссии по борьбе с лженаукой является выяснение причин ничем не оправданного и трудно объяснимого распространения несуществующих «торсионных технологий»
«Наука в Сибири» №7, 2000 год.
«У какой-то части читателей может создаться впечатление, что торсионные технологии действительно существуют, а Комиссия по борьбе с лженаукой душит новаторов физической науки», «Наука в Сибири» №34-35, 2000 год.
До сей поры Кругляков отрицает существование полей кручения. И не просто отрицает, как обычные люди, которые говорят в таких случаях: этого не существует, не бывает, или как делают ученые – доказывают свои утверждения, нет, он, как самый крутой, «ответственно заявляет». Так, стало быть, нет этих полей, нет явления и технологий, как вдруг… «В принципе современная физика не отрицает возможности существования торсионных полей» («Аргументы и факты» №6, 2001 год, http://gazeta.aif.ru/online/aif/1059/14_01). Вот какая фундаментальная наука стоит за Кругляковым!

Давайте представим, что некий изобретатель или научный коллектив в сегодняшней РФ собираются объявить о новом явлении, изобретении или открытии. Они хорошо знают, что, как только попробуют сделать это, так тут же попадут в поле зрения собратьев Круглякова из Комиссии РАН по лженауке. В научном мире, по крайней мере, в той его части, где пытаются найти новые, эффективные и нетривиальные пути развития науки, хорошо известно, чем кончаются такие попытки. Комиссия по лженауке – недреманное око сетевой войны, претендуя на глобальность, пристально следит за всякой попыткой ученого шагнуть навстречу новому в науке и технологии. Ученые испытали на себе вердикты и приговоры, что выносит комиссия, среди них и те, которыми так гордился Кругляков: « …и еще не было ни одного случая, чтобы давали положительное заключение».
Теперь под страхом неминуемой и быстрой расправы, уготованных позора и унижения, ученые вынуждены покидать родную страну, как только почувствуют, что приближаются в своих исследованиях к чему-то новому.
Вот почему нам нужны и Агентство передовых разработок, и частныеинституты наряду с государственными, и конкуренция в науке, и непочтение к авторитетам.
Небольшое соображение в связи с этим: «торсионные поля» сейчас – синоним шарлатанства. Лучший способ опорочить смелых ученых в глазах публики и СМИ – дать им слово. Их теории воспринимаются как бред. Но если вы дадите слово представителям науки, то теория суперструн в физике и ее кучей измерений и пролетами частиц сквозь множество миров тоже покажется бредом. Не меньшим, чем «поля кручения». Помню, как я в 70-е читал о частицах, которые могут двигаться назад и вперед во времени в одном из советских научно-популярных сборников. Так вот: все это не воспринимается как чушь из уст безумцев лишь потому, что изрекают это физики-теоретики из направлений, которые завоевали монополию, создали свои «кругляков-комиссии» и давят всех прочих. Потому подобные речи от них воспринимаются обывателями как нечто очень мудреное, но научное. А вот речи тех, кто еще не стал мнополией, считаются бредом.
Так сказать, чистая психология – и ничего больше. Так что завтра вполне может оказаться, что торсионные поля – вовсе не дичь.
Система освобождения Прометеева племени поэтому нам крайне необходима! Мы не можем надеяться на прекраснодушие имеющихся ученых, на то, что они дрогнут перед данными экспериментов. Этому учит нас история. Нравы в науке – под стать мафии. Тем более необходима наша историческая операция во имя будущего русских. Ибо нам нужны совершенно новые знания и технологии, и никто им нам не принесет на блюдечке с голубой каемочкой…
(Продолжение следует - http://m-kalashnikov.livejournal.com/1434415.html)

</div>
Tags: Виктор Петрик, Максим Калашников, СССР-2, инновации, новое варварство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →