m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

ЗАРЯ РУССКИХ НТР-ВОЛХВОВ

про лампочку
<Начало –
http://m-kalashnikov.livejournal.com/1434127.html

Максим Калашников

ЗАРЯ РУССКИХ НТР-ВОЛХВОВ
Чтобы перейти к Шестому и Седьмому техноукладам, потребуется революция в организации науки

В 1958 году при Агентстве передовых разработок Пентагона (DARPA) возникло что-то вроде закрытого общества ученых-мозговиков, физиков, консультантов агентства. Они называли себя Язонами (Jasons), по имени хитроумного предводителя аргонавтов. За всю историю среди них оказалось 11 нобелевских лауреатов. Можно смело утверждать, что Язоны выступают как один из факторов победы США в Холодной войне и соавторы былого рывка Америки в научно-техническом развитии.
Завтрашней России, избавленной от нечисти, понадобится команда не просто Язонов, а настоящих волхвов. Ибо и русским сейчас нужен рывок в новые технологические уклады. Совершить его, надеясь на существующую систему организации науки, невозможно.


ЗАДАЧА ВОЛХВОВ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Мне очевидно, что современная академическая наука в РФ и вообще на обломках СССР впала в глубокий упадок. Дело не только в ее скудном финансировании, но и в том, что сама Академия наук деградировала. Подобно тому, как бюрократия в РФ стала самым злым, самым карикатурным продолжением советской партноменклатуры, сконцетрировав в себе все пороки последней, но начисто позабыв о ее достоинствах, РАН воплотила в себе самые худшие черты советских бюрократов от науки, лишившись сильных сторон АН СССР. Мы можем с полным правом говорить о том, что Академия сейчас во многом «тащит и не пущает» и гениев, и по-настоящему амбициозные задачи. Немногие действительно достойный академики, увы, не задают общего тона.
А для прорыва в новые техноуклады нужны совершенно иные люди. Волхвы – но не банальные колдуны, а люди со складом ума таким же, как у Франклина Рузвельта, Уинстона Черчилля и Сталина. То есть, не пугающиеся «невозможного», не трепещущие перед авторитетами и способные поставить суперзадачи и перед страной, и перед учеными.
Именно такие люди могли бы сформировать состязательную среду в науке, ломая пагубные монополии. Ибо если ты, скажем, строишь в стране тысячу новых городов-футурополисов, то тебе понадобятся сотни, если не тысячи самых смелых разработок, нужных для «будущеградов». Все, что может обеспечить их жителей, сверхновых русских, здоровой чистой водой, энергией, продовольствием, связью, транспортом, заработками. Тут пойдет в ход все, что работает и экономит силы/средства, показывая наивысшую эффективность. И плевать на то, что говорит по этому поводу синклит научных старцев или комиссия РАН по лженауке. Критерий – только успешность действия, только наибольший результат при наименьших затратах ресурсов! Тут сгодятся и новые летательные аппараты Пирожкова, и универсальная цифровая связь Железнова, и углеродные фильтры Петрика, и керамические сверхпрочные конструкции из песка и глины Попова, и купольные дома Гребнева, и медицина/здраворазвитие Плешкова. Только один этот мегапроект возрождения нации с готовностью поглотит и гибридные летательные аппараты, и броневые шпинели, и электрохимически-сорбционные агрегаты по дезактивации жидких радиоактивных отходов, и агрегаты по производству протиевой, легкой воды, и рентгеновскую оптику Кумахова, и ториевую энергетику Максимова, и ЯРЭС Острецова. Возникнет целая отрасль переработки отходов – вплоть до производства дешевого топлива из мусора (http://m-kalashnikov.livejournal.com/1385627.html)
Надо лишь решиться на воплощение такого проекта!
А представляете себе, что потребует реализация проекта «Россия-2045», где потребуется создать расу бессмертных, идущих в дальний космос? От одного этого мы получим мечту Седьмого уклада: технологии, способные создать все, что угодно, превращающие людей в богов.
Думаю, что не нужно объяснять вам, что на такие подвиги нынешняя РАН не поднимется. Ее на это нужно поднимать – как когда-то Сталин буквально принудил АН СССР работать над атомной бомбой. Только теперь наша «атомная бомба» - это выживание и достойное будущее русских.
Волхвы, признающие лишь проверку делом, здесь должны стать над учеными.

ТО, ЧЕГО НУЖНО ИЗБЕЖАТЬ
Нынешние большие ученые – совсем не те идеалисты-естествоиспытатели, что основали современную науку в семнадцатом веке. Те-то были вечными пытливыми мальчишками, ищущими новых знаний. А наши-то – прежде всего администраторы, претендующие на долю бюджетного пирога. Об этом всегда нужно помнить. Да и не боги – наши академики, они тоже часто ошибаются.
Так было даже в самые лучшие советские годы, когда страна действительно развивалась. Помню, как мы долго беседовали с Георгием Николаевичем Фурсеем в начале 2013 года. С живой легендой, соавтором научного открытия – явления взрывной электронной эмиссии. Он, да еще и нынешний академик РАН Геннадий Месяц, открыли ее независимо друг от друга, а потом стали соавторами. Георгий Николаевич Фурсей рассказал мне, как впервые обнаружил эффект в 1961 году, когда был еще 25-летним исследователем. Но сколько же пришлось хлебнуть и ему, и Месяцу! Пришлось доказывать, что эффект появления килоамперных элктронных пучков после разрушения электродов наносекундными импульсами вообще существует. Пришлось спорить с маститыми специалистами, кивавшими на американцев: они, мол, ничего не обнаружили. Пришлось доказывать, что даже американская рапид-киносъемка не успевала засечь момент взрывной эмиссии. Молодых ученых (Фурсей – 1933 года рождения, Месяц – 1936 г.) пытались буквально съесть. А потом, когда эффект подтвердился, моментально нашлась куча тех, кто заявил, что открытие-то они совершили. Месяцу пришлось прибегать к покровительству и защите ЦК ВЛКСМ (комсомола). В итоге их признали авторами научного открытия.
Уже в начале 1970-х это открытие могло бы принести Советскому Союзу мировой прорыв в сильноточной электронике. И еще – в ренгеновских технологиях. Ибо взрывная электронная эмиссия позволяет делать Х-лучевые аппараты нового качества, отличающееся компактностью, высокой надежностью, мощностью и универсальностью. Созданные рентгеновские аппараты стали широко использоваться для неразрушающего контроля крупных сооружений в полевых условиях, исследования быстропротекающих процессов, калибровки детекторов ионизирующих излучений. Аппараты типа ИРА, РИНА, МИРА стали основными приборами, обеспечивающими контроль качества сварки металлоконструкций и магистральных газонефтепроводов.
Но Г.Фурсей, с коим мы познакомились зимой 2012-2013 годов в гостях у его друга, Виктора Петрика, с горечью рассказывал мне, что можно было сделать намного больше, хотя мы и сейчас опережаем в этом отношении весь мир. Однако в 1970-м им, авторам открытия, не дали развивать рентгеновскую технику нового типа, отказав в создании нового института. И кто же выступил тем, кто остановил движение вперед? Признанный специалист в области импульсной рентгеноскопии, профессор Вениамин Цукерман (1913-1993). Тот самый сподвижник академика Юлия Харитона, участник атомного проекта, лауреат Сталинской премии (http://mishpoha.org/nomer11/arkady_shulman1.php). Цукерман, приехав посмотреть на разработки Фурсея, отозвался о них пренебрежительно. Мол, зачем нам новые рентгеновские аппараты? И перспективное направление оказалось остановленным на много лет.
Вроде, Цукерман не давил и не душил. А своим мнением признанно специалиста нанес ох какой изрядный ущерб. Вот как опасно слишком полагаться на мнения авторитетов!
Да, Георгий Фурсей сейчас пытается продолжать линию развития новой рентгенотехники. Но ему уже восемьдесят, и силы уж далеко не те, что в 1970-е. А если бы ему дали возможность развернуться в самом расцвете жизненных и творческих сил, именно тогда?
А вот иной пример: Льва Юткина (23.07.1911 - 05.10.1980), открывшего явление электрогидравлического эффекта (ЭГЭ), молнии в воде (http://publ.lib.ru/ARCHIVES/YU/YUTKIN_Lev_Aleksandrovich/_Yutkin_L.A..html) . Оказывается, сильные электрические разряды сообщают воде огромную энергию, вызывают сильный гидроудар. Об этом не любят говорить, но иной раз энергия этого гидроудара больше, чем энергия вызывающего его разряда. Это показали сравнительно недавние исследования Леонида Уруцкоева в Курчатовском институте.
Открытие Льва Юткина, совершенное в 1950 году, иногда приравнивают по значению к созданию лазера (видео – http://m-kalashnikov.livejournal.com/1422020.html). Открылась дорога к гамме прорывных технологий, многие из которых до сих пор не воплощены.
«…С 15 апреля 1950 г., даты приоритета их (с женой Л.Гольцовой – М.К.) заявки на изобретение «Способ создания высоких и сверхвысоких давлений» - исчисляется и приоритет открытия электрогидравлического эффекта (ЭГЭ), часто называемого теперь «эффектом Юткина», и начинается отсчёт развития нового направления в науке и технике - электрогидравлики.
С 1950 года Л.А.Юткиным и Л.И.Гольцовой были поданы сотни заявок на изобретения, получены авторские свидетельства на изобретения более 200 электрогидравлических способов и устройств, применяемых в самых разнообразных отраслях техники и хозяйства.
В 1955 году в Ленинграде вышла в свет первая в мире книга, посвящённая открытию ЭГЭ и его промышленному применению - «Электрогидравлический эффект» Л.А.Юткина. С опубликования этой книги, ставшей вскоре всемирно известной, начинаются повсеместные исследования ЭГЭ и его применений в технике в СССР и за рубежом. В 50-60-х годах Л.А.Юткин постоянно выступал с лекциями о своём открытии, в том числе и в Московском политехническом музее, и убедил многих, что с помощью ЭГЭ можно раскалывать, бурить и дробить твёрдые горные породы, штамповать металлы, эффективно обрабатывать многие другие материалы.
В течение четверти века Л.А.Юткин последовательно возглавлял ряд авторских научных лабораторий в Ленинграде, занимавшихся исследованиями открытого им ЭГЭ. Сначала это были маленькие заводские лаборатории. А в 1955 году в Ленинградском политехническом институте ему впервые дали крохотную авторскую лабораторию, со штатом в три человека. Именно там и были созданы все первые электрогидравлические (ЭГ) установки, о которых скоро заговорил весь мир. Ведь, в лаборатории Л.А.Юткина не было ни одного дня без отечественных или иностранных посетителей. В специальных книгах учёта посещений - более тысячи фамилий.
В 1959 году решением Совета министров СССР была организована специализированная Межотраслевая лаборатория ЭГЭ. Усилиями Л.А.Юткина был построен специальный корпус МЛЭГЭ, сформирован ряд отделов, начались широкие исследования и разработка ЭГ-технологий и ЭГ-оборудования.
Но лагерное прошлое, дерзкий независимый характер, незащищённость степенями и званиями, революционный новаторский характер его изобретений - всё это в совокупности постоянно усложняло творческий путь Л.А.Юткина. Он всегда смело говорил правду в глаза любому бесчестному учёному-плагиатору или самодовольному партийному бонзе. Так, однажды он закончил и разговор с самим всесильным первым секретарём Ленинградского обкома Григорием Романовым, фразой: «С Вашим-то, кругозором - только баней и руководить». Не удивительно, что в Ленинграде его постоянно преследовали всевозможные комиссии, проверки.
В многотомных дневниковых записях Юткина есть, например, и такие: «Начинаю новый том своего дневника о новых бедах, муках, лишениях и бестолковщине государственных мужей, мужей науки и прочей ерунде».
Его авторские лаборатории не раз закрывали, порой он оставался вообще без работы. Но никогда он не отступал и возрождался как феникс. Возглавляемые Л.А.Юткиным лаборатории ЭГЭ - возникали вновь и вновь, также как неиссякаем был поток новых идей замечательного изобретателя. На смену основанной в 1959 году межотраслевой МЛЭГЭ, в 1968 году пришла сельскохозяйственная (проблемная) ПЛЭГЭ, а с 1975 года - уже центральная научно-исследовательская ЦНИЛЭГЭ, которая готовилась стать союзным НИИ. Но помешала внезапная смерть в 1980 году.
5 октября 1980 года Л.А.Юткин, находясь в командировке в Тбилиси, где он читал одну из сотен лекций о своём открытии, скоропостижно умер от третьего инфаркта…»
(http://publ.lib.ru/ARCHIVES/YU/YUTKIN_Lev_Aleksandrovich/_Yutkin_L.A..html).
Добавлю: Юткин уже в 1968 году предложил производство качественных удобрений прямо из земли (это показано в фильме, можете пройти по ссылке). Его ЭГЭ использовалось в строительстве дорог, в медицине (разрушение камней в человеческом теле), в изготовлении металлических деталей. Но, как видите, и ему мешали, и его сковывали, несмотря на решение продвигать технологии Юткина на уровне правительства Советского Союза. И его лаборатории закрывали, и процесс открытия его института затянули на четверть (!) века, так его и не создав. И ему пришлось иметь дело с неприязнью маститых академиков и государственных чиновников.
Когда я сегодня вижу то «пятиминутки ненависти», посвященные работам Виктора Петрика, то целые «месячники» и «годовики» такой ненависти, да еще и с привлечением либералов из США и некоторых академиков РАН, то прекрасно понимаю, зачем и почему это делается. С одной целью – сохранить «антисистему» деградации, что создали для русских. Чтобы никто и не дерзал посягать на сотворение невозможного, чтобы никто не смел нарушать монополию ученой бюрократии, десятилетиями тратящей народные деньги при скромных результатах. Чтобы запугать гениев, все еще не вымерших среди русских. И здесь интересы научных старцев сошлись с интересами извечных русских врагов, уготовивших нам участь вымирающей сырьевой полуколонии. Об этом мы много говорили с тем же Георгием Фурсеем. Он тоже возмущался: как можно вот так, чохом, отрицать все, что сделано во Всеволожске. Откуда эта идиотская логика «Это невозможно!» - и отсутствие малейшей попытки разобраться на деле? Мне давно понятно, откуда. Причина здесь та же, что и в случае с Юткиным.
Этого допускать отныне нельзя! Для того нам и нужны волхвы НТР, чтобы защитить гениев от ига признанных авторитетов и от чиновничьего произвола.
Но и это – не единственная задача волхвов научно-технической революции, спасителей от новых Темных веков.


УСКОРИТЬ ПРОРЫВ!
У нас нет времени. Мы и так потеряли четверть века – страшно и бездарно. Нам позарез нужны новые знания – для создания небывалых технологий.
Но есть эффект «преждевременных открытий», которые затираются потому, что к этому «не готовы» научные старцы и «почтенная публика».
Дадим слово одному из светил молекулярной биологии, Гюнтеру Стенту (1924-2008 гг.) В своей статье «Об открытиях – преждевременных и неповторимых» (опубликована в книге «Краткий миг торжества» - СССР, «Наука», 1989 г.), Стент приводит в пример несколько открытий, которые оказались надолго забытыми. Например, речь идет об открытии О.Эвери 1944 года, который первым обнаружил ведущую роль ДНК в трансформации бактерий и тем самым положил начало современной, а не вавиловской, генетике. Однако наука смогла оценить открытие Эвери лишь много лет спустя. В принципе, и открытие законов наследственности Менделем (1865 г.) ждало своего звездного часа до начала ХХ века. Ибо методы Грегора Менделя оказались совершенно чуждыми тем методам биологии, что бытовали в 1860-х годах.
Но не в одной биологии есть примеры преждевременных открытий. Например, в 1914-1916 годах М.Полани опубликовал свою теорию адсорбции газов на твердых телах. Согласно ей, сила, которая притягивает молекулу газа к поверхности твердого тела, зависит только от положения молекулы, а не от присутствия иных молекул в силовом поле.
«…Несмотря на то, что Полани сумел привести веские экспериментальные доказательства, его теория была отвергнута. И не только отвергнута. Ведущие авторитеты сочли ее столь смехотворной, что, продолжай Полани защищать ее, настал бы конец его профессиональной карьере… Спасло ученого только то, что он опубликовал работы, содержащие более приемлемые для того времени идеи…»
Стент поясняет причину всеобщего недоверия к работам Полани. В момент его открытия была выявлена роль электрических сил в архитектуре вещества, никто не сомневался в том, что должно быть электрическое притяжение между молекулами газа и твердой поверхностью. Но это совершенно не вязалось с открытием Полани о взаимной независимости молекул при адсорбции. Только в 1930-х было открыто, что, помимо электрических сил, в межмолекулярном взаимодействии действует еще и квантовомеханический резонанс. Только тогда открытие Полани перестало быть «смехотворным». «Но к тому времени его теория была столь решительно отправлена в мусорный ящик бредовых идей, что ее «переоткрытие» состоялось только в 1950-х», - свидетельствует Стент.
Таким образом, преждевременные открытия существуют. К таковым Стент в 1980-е относил экстрасенсорику, сверхчувственное восприятие, экстрасенсорную перцепцию (ЭСП). Он вспомнил спор об ЭСП 1948 года между двумя американскими биологами, Лурией и Робертсом. Первый вообще отказывал ЭСП в существовании, ибо сие нарушает законы физики и вообще недостойно исследования. Робертс обвинял Лурию в том, что он ведет себя недостойно для ученого, предвзято. А если какое-то явление кажется несовместимым с тем, что мы знаем сегодня, то это еще не причина того, чтобы закрывать на него глаза.
«…Я понял, что Робертсу не следовало проводить свои эксперименты с ЭСП – и не только потому, что, как сказал Лурия, это не было бы наукой. Дело в том, что любые позитивные данные, которые удалось бы получить в пользу ЭСП, были бы тогда, да и сейчас, преждевременными. Другими словами, пока не окажется возможным увязать ЭСП с каноническими познаниями в области электромагнитной теории или нейрофизиологии, никакое доказательство этого явления не может получить признания…» - читаем у Стента. И он же заключает:
«…Считается, что хороший ученый должен быть непредубежденным человеком, готовым принять любую идею, основанную на фактах. Однако история науки показывает, что ученые далеко не всегда действуют согласно с этим представлением».
Чаще всего они придерживаются господствующей модели и пренебрегают всем, что противоречит ей. Это бы – на выжечь на лбах членов комиссии РАН по лженауке! Штампуя свои «приговоры», они в ряде случаев не шарлатанов и мошенников уничтожают, а авторов преждевременных открытий. Которые нам крайне нужны сегодня.
То, что показал Стент, хорошо стыкуется со свидетельствами других выдающихся исследователей. Например, с докладом химика из Калифорнийского технологического института Нила Бартлета на XII Менделеевском съезде в Баку в 1981 году. Именно Бартлет в 1961-м открыл то, что так называемые инертные газы (ксенон и радон) – отнюдь не инертны и могут создавать соединения с другими веществами. Если использовать для этого катализатор – гексафторид платины. До этого ему хором говорили: «Это невозможно!»
Но потом выяснилось, что первой реакцию ксенона с фтором провела перед Великой Отечественной советский химик из Физико-химического института Берта Зискинд. Но она … сама в это не поверила. Когда об этом в 1981-м рассказали Бартлету, он заметил:
- Верю, и охотно. Все дело в предрассудках…
То есть, открытие Зискинд было преждевременным, и она испугалась, что ее засмеют и затравят. Ибо оно в корне противоречило тогдашней вере в то, что инертные газы – инертны в принципе, и такого быть не может.
То есть, друзья мои, если сегодня чью-то работу клеймят позором как «лженауку» (неважно кого – Уруцкоева, Бехтеревой, Петрика или Острецова), не нужно торопиться с окончательным выводом. Мы можем иметь дело с типичным открытием, опережающим свое время, налетевшим на тупость и предрассудки. Когда даже неопровержимые опытные доказательства отбрасываются, ибо нарушают сложившиеся предрассудки и старую картину мира. Все нужно проверять в нашем мире делом, а не мнениями «авторитетов» и «гуру», каковые сплошь да рядом пристрастны.
Читаю это – и думаю, что нам нужны преждевременные открытия! Для русского реванша, для того, чтобы отыграться за десятилетия поражений и потерь, чтобы рвануть в мир сверхлюдей. И та же экстрасенсорика, скажем – это технологии грядущего Седьмого техноуклада. Теперь понятно, почему Виктора Петрика так пытались уничтожить: просто он ударил по предрассудкам, и зашоренные умы отказываются принимать даже фактические подтверждения его успехов. Он вырвался слишком далеко вперед – и его отвергают на иррациональном уровне. Его ненавидят буквально нутром, люто и зверино. Именно за то, что он – опережающий. И такая судьба досталась не только ему.

Помню, как Виктор Иванович смеялся над одним современным академиком, которого он буквально загнал в угол вопросом: а каким это образом (что всем известно!) водород просачивается даже сквозь металл? Как его молекулы, достаточно большие, проходят между тесно сидящими молекулами металла, отчего водородные топливные баки смертельно опасны? Академик, почесав в затылке, промямлил: мол, молекула водорода встает на ребро и протискивается через металл примерно так же, как человек проходит боком в едва приоткрытую дверь.
- Чушь! – заявил тогда в ответ «шарлатан и лжеученый». – Молекула водорода на поверхности металла атомизируется, распадается. Атомизированный водород проходит сквозь металл, а потом, пройдя его, снова соединяется в молекулу «аш-два»…
Академик, конечно, объявил это полной чушью. А Петрик, опираясь на свою догадку об атомизации водорода, смог использовать этот эффект для создания небольших баллонов для хранения больших объемов водорода. Чтобы он сочился из него как раз в атомарном виде, на выходе снова образуя молекулы.
Но речь сейчас не об этом! Мы больше не можем позволить себе «преждевременных открытий», которые затираются, осмеиваются и хоронятся на долгие годы! Нам нужны все открытия, которые позволят нам, русским националистам, получить столь нужный нашему народу инновационный прорыв. А для этого, как вы уже поняли, нам нужно свести на нет все предрассудки и предубеждения в науке. Нам нужно полностью отключить всех «кругляковых» и «александровых».
Именно для этого мы и создадим своих «НТР-волхвов». И Агентство передовых разработок. И операцию «Прометей» проведем. И создадим когорту «опережающих». И состязательность для РАН учиним.
Главное – отобрать из массы «лженауки» действительно ценное, работающее на практике и обеспечивающее повторяемость результатов (технологичность).

Тогда и появится тот идеальный ученый-академик, о котором говорил выдающийся советский ученый, основоположник генной инженерии в СССР, член АН СССР Владимир Энгельгардт (1894-1984 гг.). Этот лауреат Сталинской премии говорил, что настоящему исследователю присущ инстинкт творческой деятельности. Он сравнивал удовлетворение ученого полученным ответом на загадку природы с утолением голода или жажды.
Такими и должны быть ученые грядущей, Сверхновой России. Энгельгардты, а не кругляковы-александровы. То есть, ученые истинные – естествоиспытатели и самураи новых знаний, а не сварливые и тупые бюрократы и «борцы со лженаукой».
Ученые, что поведут нас к бессмертию, сврехчеловеку и к звездам!

Но у истоков такого переворота будут стоять наши волхвы НТР. Иначе – не справиться. Науке в ее нынешнем виде такое не под силу…
(Продолжение следует)

</div>
Tags: Виктор Петрик, Максим Калашников, Россия 2045, Шестой технологический уклад, инновации, русский национализм, сверхчеловек, футурополис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments