m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

Безумная история красно-белого примирения (1)

Максим Калашников
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ: БЕЗУМНАЯ ИСТОРИЯ ПРИМИРЕНИЯ
Воспоминания организатора из 2050 года: письма юному другу


ПИСЬМО ПЕРВОЕ
Ты интересуешься, Юра, как нам тогда удалось покончить с конфликтом «красные-белые» в самый разгар глобального кризиса? Как нам снова удалось стянуть эту страшную рану русского общества?
Попробую сделать это в самой краткой форме.
Взяв судьбу поруганной и разграбленной, отброшенной назад страны, мы, мой друг, прекрасно сознавали, что невозможно двигаться вперед, творя чудо новой индустриализации и преображения народа, приговоренного к смерти, не воссоединив распавшегося социума. Мы понимали, что русский народ после 1991 года прекратил свое существование как факт истории, почти безнадежно расколовшись на разные «острова». Никакое новое социально-экономическое чудо не могло случиться без «сшивки» разодранного русского сознания. Без примирения «красной» и «белой» частей общества покончить с расколом мы не могли. Надо было прекратить длящуюся почти век гражданскую войну.
Но мы понимали и иное: такую операцию можно совершить лишь на фоне реального, успешного развития Сверхновой России. В противном случае перекормленные пиаром, пропагандой и политтехнологиями люди восприняли бы все как очередную кампанию. Пустую и поверхностную. Только действительные успехи, пробуждая национальную гордость и возвращая русским уверенность, могли стать «подложкой» той грандиозной операции «мир между красными и белыми», что задумали тогда мы с товарищами.
Задача выдалась архитрудной. Хотя уж давно не осталось в живых даже самых юных участников Гражданской, страсти продолжали бушевать. Страшная рана красно-белого противостояния и в старом СССР не затянулась до конца. Да ее и не очень стремились зарубцевать. А с конца 1980-х племя новых разрушителей и мародеров, нацелившихся на расчленение и разграбление Союза, в течение доброй четверти века не только открывало кровавый чудовищный разрез, но и все время растравливало его. Так, чтобы оправдать свои неописуемые злодеяния, чтобы отвлечь от них внимание, стравливая русских между собой и продолжая войну почти столетней – к тому времени – давности.
Ты скажешь, Юра, что в Соединенных Штатах также не исчезли следы их гражданской междоусобицы? Это правда. Только у американцев их первая Гражданская война 1861-1865 годов и отстояла по времени дальше, чем наша, и по жестокости намного уступала нашей братоубийственной бойне 1918-1922 годов.
Так что задача перед нами стояла, как говаривал красный классик, архитрудная.
Но мы думали. Мы не забывали об этом, поднимая в небо новые аэрокосмолеты и строя свои футурополисы, спуская на воду экранопланы и примерно карая коррупционеров. И все-таки нашли решение.
Что лежало на поверхности? Постройка грандиозного монумента павшим в Гражданской войне. Примерно в том же духе, что в свое время воздвиг в Испании генералиссимус Франко. Издание множества умных и красочных книг о необходимости примирения. Съемка таких же документальных фильмов и роликов для Всемирной Паутины. Все это было хорошо, все это мы тоже воплотили. Но все-таки это было поверхностным, недостаточным, не затрагивало самых глубин векового конфликта. Слишком мало было того в реальной истории, что могло бы зарыть топор войны на веки вечные.
И тогда мы придумали иное: пусть нам послужат альтернативная история и великая сила искусства. Умение самих русских создавать миры – силой своей фантазии.
Ход нам подсказали сразу несколько явлений в тогдашней русской жизни.
Во-первых, начавшийся с 2005 года настоящий бум альтернативно-исторической фантастики. Десятки русских писателей выдавали в свет множество книг, где современные люди, «попаданцы» в иные эпохи, на все лады переигрывали Великую Отечественную, Русско-японскую, а то и Балканскую войну 1877-1878 годов. Некоторые предотвращали катастрофу 1917 года, а иные и вовсе уходили в дальние века – вплоть до правления Ивана Грозного. Возникла целая литература по переделке истории, по производству альтернативных миров.
Во-вторых, успешный ход подсказали нам режиссеры Урсуляк и Бекмамебетов с их прекрасными фильмами, историческими апрокрифами. Один изобразил мистическую Одессу 1946 года, где легенда-Жуков провел операцию по очищению города от преступности, а потом – и превратил Одессу в ловушку для бандеровцев. Второй создал ленту о мифическом Линкольне – охотнике на вампиров.
Мы прекрасно знали, что все это – красивый миф. Ты же видел, Юра, «Ликвидацию», ставшую классикой – такой же, как «Семнадцать мгновений весны» или «Белое солнце пустыни». Ведь на само-то деле было подобное не в Одессе, а во Львове. И не Жуков и некая «армейская разведка», а энкаведешник Рясной и сотрудники внутренних дел устраивали отстрел бандитов, выступая вооруженными живцами. И точно так же Линкольн никогда не был истребителем вурдалаков, и для битвы при Геттисберге не пришлось лить тысячи серебряных пуль, и вампиры никогда не правили Конфедерацией, используя негров как «кормовую базу». Однако сила и красота сих мифов оказались настолько велики, что миллионы людей в них поверили. Мифы, овладевшие сознанием, стали новой реальностью.
Наконец, третий ход подсказал ряд историков и писателей. Они показали, что был более страшный враг, устроивший братоубийственную войну. И тот же враг затем вскормил Гитлера, спроектировав и начав страшную Вторую мировую. И тот же самый дьявол сработал затем на катастрофу 1991 года.
Нужно было перевести стрелки на этого страшного, запредельно сатанинского врага. А заодно, Юрий, умело использовать страсть к тайнам и всякой конспирологии, что так пышно расцвела с 1990-х годов.
Оставалось только воплотить замысел в жизнь…


ПИСЬМО ВТОРОЕ
Памятуя то, что важнейшим из всех видов искусств является кинематограф, мы создали поистине тайное общество из историков, «альтернативщиков», близких к нам по духу режиссеров и сценаристов. Безжалостно отсеяли конъюнктурщиков и лизоблюдов. Нам нужны были фанатики-единомышленники.
Первым нашим проектом стала картина «Тайна подпоручика Говорова». Ты же знаешь этого сталинского маршала, который до декабря 1919 года служил в белой армии Колчака. А в коммунистическую партию Леонид Говоров был принят лишь весной 1942 года.
Бекмамбетову удалось создать шедевр – о мистическом маршале. Зритель увидел, как белый подпоручик Говоров во время весеннего наступления Колчака в 1919 году не только громит своей батареей красных в боях под Уфой, Златоустом, Челябинском и на Тоболе. Нет – он загадочным образом начинает проваливаться в будущее и в параллельные миры. Причем там, в неведомых измерениях, он проживает дни, месяцы и даже годы, а в 1919 году отсутствует лишь какие-то доли мгновения.
Проваливаясь в параллельную реальность, молодой подпоручик оказывается в мире, где революционеры 1917 года – и кадеты с масонами, и эсеры, и большевики с меньшевиками – безжалостно казнены и брошены в застенки. Где в Российской империи воцаряется военная диктатура под знаком, сильно напоминающем древнерусскую свастику-коловрат. В этом мире русские не переживают двух революций и кровавой смуты, а берут черноморские проливы и половину Турции в придачу, выходят к Персидскому заливу и принимают капитуляцию немцев вместе с союзниками по Антанте.
Вот только после этого в России разражается страшный кризис государственных долгов вкупе с экономической депрессией. Вернувшиеся с фронта крестьяне поднимают бунты: им нужна земля. Горят помещичьи усадьбы и хутора кулаков. Начинается казачий сепаратизм. Ну, а потом страна вместе с Западом попадает в ужасную Великую депрессию 1929-1938 годов.
Потрясенный подпоручик, перенесенный в тело генерала-квартирмейстера Генштаба, узнает страшную правду. О том, как западная закулиса изначально планировала взорвать Россию революцией в 1917 году. Как тратила деньги на Керенского, Ленина, Троцкого, финских сепаратистов и польских радикалов. Как хотела не допустить русских к Босфору и Дарданеллам. Как планировала делить Империю на колонии и протектораты.
Но действие разворачивается дальше – и вот мы глазами Говорова-странника по параллельным мирам видим, как Запад, недовольный слишком большим усилением Российской империи, демонизирует ее. А потом развязывает свой вариант Второй мировой. Когда все – против русских. Когда немцев делают боевым тараном, обещая им приращение земель за счет русских территорий, когда против нас начинают воевать и Англия, и Франция, и США с Японией. И даже Турция. Разыгрывая что-то вроде аналога всемирной Крымской войны. На русских бросают танки, тяжелые многомоторные бомбардировщики, аэропланы с отравляющими газами, моторизованные дивизии. В руины обращаются русские города, гибнут миллионы, еще больше – уничтожаются в концентрационных лагерях.
Тут сценаристы фильма, вдохновленные беседами с несравненным Андреем Фурсовым, превзошли сами себя.
Потрясенный, проживший целую жизнь в параллельном мире, Говоров вновь возвращается неведомой силой в колчаковскую армию реального 1919 года. И уже иными глазами глядит и на происходящее, и на красных.
Но далее следуют новые перенесения нашего героя в разные миры. Он успевает побывать в реальности, где Деникин летом 1919-го взял Москву и власть большевиков пала. Но там страна оказалась разделенной на западные колонии и полуколонии. Ее недра за огромные долги оказались в руках иностранных корпораций. А казаки создали на юге независимые государства – на Дону и Кубани. В дополнение к самостийной Украине и к государству атамана Семенова на Дальнем Востоке. Огромную часть Белоруссии с Украиной присоединила к себе Польша. Финны захватили всю Карелию. Англия колонизирует русский Север. Говоров, в этом новом мире оказавшийся на территории независимого Войска Донского, оказывается гражданином второго сорта: русским, но так называемым «иногородним», не казаком. (Ведь в реальности граждане казачьих государств действительно делились на сорта).
Однако в этой разделенной и закабаленной стране продолжается национально-освободительная борьба. В партизанских отрядах оказываются вчерашние враги – и красные, и белые. В один из таких отрядов попадает и подпоручик Говоров…
В следуюшем провале герой находит себя в нашей реальной истории, в страшном лете 1942 года. Видит то, что делают гитлеровцы со страной, переживает ужас танковой атаки немцев, бомбежки пикирующих «штук», становится свидетелем того, как немцы сжигают деревню со всеми ее жителями.
В итоге Говоров, побывав в разных мирах и увидев альтернативы, снова попадает в реальный 1919 год и переходит на сторону красных. У которых и становится сталинским маршалом, героем боев за Ленинград и Прибалтику…
Мы сделали это большим сериалом с огромным бюджетом в несколько десятков миллиардов рублей. Фильм имел оглушительный успех, он вышел на экраны не только земель бывшего СССР. Дублированный на хорошем английском, немецком и французском, он через торренты разошелся по всей планете. Внешне – просто хорошее кино, а по сути – гигантская операция в мире идей и смыслов, операция по изменению сознания русских. По прекращению векового, изнуряющего нацию, внутреннего раскола.
Мы ведь не лыком шиты, Юра, мы теперь каждую ленту превращали в развивающееся предприятие. Фильм продолжили компьютерные игры, красочные плакаты-постеры, многочисленные ток-шоу и военно-исторические игры. Центр «Знаниевый реактор» Сергея Переслегина выпустил атласы возможных реальностей, начертил карты возможных войн и операций прошлого, сценарии развития альтернативной истории. На тему альтернатив истории начала ХХ столетия стали выходить увлекательные документально-фантастические, неигровые ленты. Тут во всю ширь развернулся талант режиссера-документалиста Романа Газенко.
Наращивая наметившийся успех в битве за умы, мы объявили конкурс на лучший проект монументу национального примирения и памяти павших в Гражданской войне. Коллектив историков во главе с Александром Широкорадом издало интереснейшую книгу о беспримерных подвигах красных и белых в Гражданской войне. Книга подводила читателя к своей заключительной части: о том, что русские могли бы покорить весь мир с такими чудо-богатырями, если бы их истинный враг не расколол их на враждебные лагеря и не стравил бы друг с другом. Если бы генерал Слащов и комбриг Котовский оказались бы не по разные стороны линии фронта.
А дальше нашей «тайное общество» - в параллель всему этому – выбросило в инфосферу интереснейшие книги и документальные кино о том, как западные финансовые и масонские круги организовали и разжигали революции в России, как подстрекали русских друг против друга. Как они наживались на поражении русских в Первой мировой и на Гражданской войне, буквально высасывая из России золото и сырье. Как они строили планы раскройки России на свои колонии в результате Гражданской войны. Как они все время предавали белые армии и сеяли раздор между их вождями, продавливая дальнейшее расчленение России. Мы рассказали о том, как этот союз англосаксонских и еврейских банкиров в дальнейшем, когда красные сломали их план и все-таки смогли объединить распавшуюся державу в 1922-м, дальше стали вскармливать Гитлера и вооружать Германию.
Тут на славу поработал Институт скрытой истории, что мы создали под Николая Старикова, коему мы простили его раболепие перед власть имущими в недавнем прошлом. Мы поставили его талант на службу делу национального воссоединения. Подкрепили его Сергеем Кремлевым, Андреем Фурсовым и другими историками-конспирологами. И в итоге мы стали смещать ненависть русских с красных да белых на истинных виновников страшной трагедии нашего народа в ХХ веке. Запад выл от возмущения – но ничего сделать не мог. Особенно когда мы объявили о начале открытого исторического трибунала над теми, кто финансировал Гитлера в 1920-е годы и вел его к власти. А ведь это были англичане и американцы. Мы буквально взорвали мир, когда в итоге предъявили Западу счет за организацию и смуты в России, и Второй мировой войны. Тем более, что материалы процесса с помощью Интернета и грамотного перевода расползлись по всему миру, подхваченные историками-ревизионистами всех стран и народов. Конфликт «красные-белые» неумолимо вытеснялся прочь из сознания нашего народа, становился уделом откровенных маргиналов. Его заменяла святая ненависть к тем, кто выступил истинным Сатаной и разжигателем русской смуты. Бесплодные и опустошительные споры между красными и белыми заменялись другим вопросом: так кто же тогда стал над нами и столкнул нас лбами? И не пора ли обратиться вот на этого, самого коварного и страшного противника? Не пора ли разбираться с ним, прекратив совершенно бесполезные распри по десталинизации, десоветизации и так далее?
Наши известные враги на Западе совсем не ожидали того, что мы сможем осуществить такое. Крыть им было нечем. Но это было только началом нашей грандиозной психоисторической операции…
Мы всегда знали, что русские по натуре – игроки с историей. А потому на все сто решили использовать оную особенность национального характера.
Окончание следует - http://m-kalashnikov.livejournal.com/1458704.html
...

</div>максим калашников
Tags: Изборский клуб, Максим Калашников, русский национализм, футурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →