«АКАДЕМГЕЙТ»: СХВАТКА ПАРАДИГМ

Максим Калашников

«АКАДЕМГЕЙТ»: СХВАТКА ПАРАДИГМ
Продолжаю расследование «Академгейта», на который меня вывели встречи с Виктором Петриком и Константином Урпиным. Видно, что новая инквизиция (Комиссия по лженауке) отбрасывает прочь и уничтожает даже то, что установлено экспериментально, записывая в один разряд и колдунов-ворожей, и физиков.
Скоро у нас будет и специвльный семинар Изборского клуба, где мы обсудим эту проблему. Проблему того, что новая научная инквизиция убивает все новое без разбору, превратившись в препятствие на пути развития науки. Попробуем разобраться в глубинных механизмах происходящего.



ТРЕТЬЯ ПАРАДИГМА

Самообман – штука опасная. Нельзя рассчитывать на то, чего не существует. Нельзя закрывать глаза на то, что происходит и то, что так или иначе придется делать.
Друзья мои! Мы можем засвидетельствовать: есть изобретения и открытия, придти с докладом о которых в собрание современных научных мужей (в ту же РАН, например) – все равно, что пытаться рассказать о теории эволюции или об известном теперь строении Вселенной в синклите католических кардиналов году этак в 1410-м. И там, и там тебя объявят опасным еретиком. Правда, в нынешнем мире тебя не поджарят заживо, но это – единственная разница. Есть вещи, существование которых уже бесспорно и обнаружено вполне научным путем, однако которые начисто отрицается материалистической наукой нынешнего типа. Совершенно так же, как когда-то открытия Галилея, например, преследовались религией, в Средние века вобравшей в себя науку и сделавшая ее служанкой церкви.
Как пишет создатель проекта «Вторая физика» Владислав Жигалов, существует «страх выйти за границы дозволенного. Есть очень распространённый миф: наука смело исследует ещё неосвоенные территории, и чем смелее, ярче и необычнее полученный результат, тем ближе первооткрыватель к Нобелевской. Здесь общество пребывает в серьёзном заблуждении. Вся история науки блестяще подтверждает тезис о том, что истина рождается как ересь, а умирает как предрассудок. Ересь же во все времена строго карается - пропорционально степени этой ереси.
Можно схематично представить зависимость готовности принять научным сообществом новое знание от его смелости и новизны. Эта зависимость напоминает нормальное распределение: самые смелые идеи, находящиеся довольно далеко от ожиданий основной массы учёных, воспринимаются с великим трудом, как и те идеи, которые не имеют вообще никакой новизны. Между ними есть некоторый максимум принятия результатов. Промежуточные по новизне результаты принимаются наиболее охотно. Продвижение в предсказуемом направлении, желательно в некоторой модной в данный момент времени области - вот проверенный рецепт успеха в современной науке.
Но не дай Бог совершить большое открытие там и тогда, где научное сообщество не готово его принять. Победителей будут судить очень предвзято и очень жёстко, и в некоторые эпохи могут вынести самый настоящий смертный приговор, хотя чаще всего всё ограничивается отказами публикаций в рецензируемых мейнстрим-журналах и заявок на гранты. В наше время существует очень чёткая граница в научных исследованиях, переход которой карается отлучением от научной церкви: граница парадигм. И существует очень сильный страх перед тем, чтобы не то что переступить её, но даже двигаться по направлению к этой тщательно охраняемой границе. Каков механизм этого страха, и где его корень?»
В.Жигалов, как вполне советский ученый, видит, как и мы, три парадигмы развития науки.
Первая – религиозно-мистическая. Ну, то самое состояние науки как служанки церкви. Непререкаемый авторитет Священного писания, отцов церкви и объявление непогрешимой истиной положений философов, признанных церковью. В ту пору, конечно, были величайшие достижения человеческой мысли, но Великая чума четырнадцатого века, опустошившая Европу, показала, что такая наука не в силах решить проблем элементарной санитарии.
Вторая парадигма – материалистическая. Та, что смела религиозно-мистическую и обеспечила человечеству небывалый взлет могущества. Материализм рассматривал сознание как сугубо производное от материального. Объективная реальность (вспомним ленинское определение) есть то, что существует вне зависимости от нашего сознания и дано нам в ощущение.
- Материализм всем хорош, и даже послужил фундаментом для современной западной цивилизации, - говорит Владислав Жигалов. - Однако он до сих пор не смог объяснить феномен сознания человека и сам феномен жизни. И он совершенно не годится для объяснения некоторых твёрдо установленных научных фактов. Факты эти крайне неудобны для любого материалиста. В основном речь идёт о непосредственном влиянии сознания на физическую реальность - то, что стало принято называть психофизикой. Добавим сюда феномены воздействия на физические объекты по их информационному образу (фотографии), и обратный процесс - считывание "скрытых параметров" объекта по фотографии. И это не фантазии, это твёрдо установленные научные факты, некоторые из которых уже используются на практике в промышленных технологиях. Например, в геологии.
Очередной распространённый среди материалистов миф гласит: телепатии, экстрасенсорного восприятия, телекинеза не существует, так как нет строгих доказательств существования этих явлений. Специалистам, тем не менее, известны тщательно проведённые эксперименты, результаты которых показывают: все эти явления - не обман, не ошибка, а всего лишь необъяснённый слой реальности. Вы можете, конечно, быть слепым от рождения и не верить зрячим, считая их описания прекрасного красочного мира бредом и фантазиями. Однако ваша вера никак не может повлиять на результаты экспериментов со световыми источниками и приёмниками, которые показывают: свет не менее реален, чем слепые люди.
Но в чём дело, почему так сложно принять эти факты, почему слепые оказались настолько сильны, что поставили зрячих в положение, при котором им приходится оправдываться, как будто ощущение новых сторон реальности - это порочные фантазии, а их изучение - преступление?
По мнению Владислава, причины лежат в сфере чисто человеческой психологии. Ведь люди, дабы понять этот мир, стремятся его упростить. Построить упрощенные его модели. Да и сам неслыханный прогресс науки и техники в последние три века целиком обязан умению строить адекватные модели реальности и применять открываемые явления на практике.
И тут-то вступает на сцену психология. Вернее, те пределы, что она ставит развитию науки. Ведь если появляются факты, противоречащие материалистической стройной модели, то они раздражают ее адептов. Они попросту не верят в них. Человек-то ограничен, как доказывает Жигалов, в своей способности быстро менять модели, в которые он верит. И чем более серьёзная смена модели требуется, тем меньше вероятность того, что человек на неё согласится. Есть люди, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не меняют свои модели. Их-то и называют консерваторами или даже ортодоксами.
Да, далеко не всем дано преодолеть сугубо материалистическую парадигму под напором новых фактов. Как мы уже знаем, подчас даже талантливые и честные ученые иногда оказываются тут бессильными. Однако мало-помалу это происходит: и под влиянием новых фактов, и в силу личного опыта, но все больше исследователей преодолевают. Более того, обратного перехода назад, в сугубый материализм, не происходит!

- Пару столетий назад, когда религиозное воспитание было нормой, начался переход из первой парадигмы во вторую: из верующих люди становились сознательными атеистами, так как материалистическая парадигма была более передовой, особенно по сравнению с религиозными догмами, некоторые из которых поражают своей дремучестью и отсталостью. Но теперь человечество ушло и от религиозных догм, и постепенно уходит от догм материалистических. Налицо рождение третьей парадигмы - парадигмы синтеза духовного и материалистического аспектов реальности, - считает Владислав Жигалов.
Да, сегодня в муках и в противодействии старого рождается новая парадигма. Та, что, вырастая из материализма, говорит: мир намного сложнее и глубже, чем считают материалисты.
- Главная ошибка ортодоксальных материалистов заключается в том, что они не видят разницы между первой и третьей парадигмой. Если смотреть на спираль сверху, видны круги, но не видна высота витков. Если не видеть разницу между витками первой и третьей парадигм, может показаться, что учёный, который начинает задумываться о Боге или решается исследовать психофизические эффекты, делает шаг назад, к мракобесию и ненаучности. Но это всё равно что путать того лубочного ветхозаветного Бога, который карает ослушавшихся, с Богом в душе человека, которого очень сложно описать словом, но довольно легко почувствовать, если твоё сердце живое. Мёртвые же сердца этой разницы не ощущают.
В основном эта путаница происходит из-за духовной невосприимчивости, т.е. некоторой духовной слепоты: видно движение по кругу, но не дано при этом почувствовать третьего измерения, и кажется, будто мир скатывается опять к мракобесию. Но это просто склад сознания таких людей таков, что они не могут почувствовать то, что от рождения чувствуют люди, проживающие свою жизнь с включением в собственную модель мира более высоких ступеней сознания, чем их собственный, - убежден Владислав Жигалов.
- Научное сообщество - это самая закрытая из всех известных, социальная группа, - делится своими размышлениями Виктор Петрик. - Ее уникальная закрытость обусловлена специфическими, характерными для данной группы объединяющими факторами. Например, сходство образования: все члены этой социальной группы учились по одним и тем же учебникам, усваивали одни и те же лекции, получали одни и те же профессиональные навыки. Но основным объединяющим фактором выступает главная на данный период времени совокупность научных убеждений - парадигма. В системе данной парадигмы они защищали свои диссертации, воспитывали учеников, писали научные статьи. Конференции, научные беседы, размышления - все проходит в жестких рамках этой дисциплинарной матрицы. Такая общность постепенно приводит к формированию жесткого гештальта - интеллектуальной иллюзии единства личности и матрицы. Любая опасность разрушения парадигмы подсознательно ассоциируется с разрушением личностной целостности и приводит к высокой спонтанной активности всех членов данного сообщества, направленной на её защиту.
Эти механизмы и приводят к формированию социальной структуры, по своей закрытости не уступающей жреческим кастам. Но, как пишет Г. Эрлих, если у жрецов был Высший Судия, то научное сообщество признает единственный суд - свой собственный. При этом судить приходится нечасто, поскольку, за редким исключением, в этой социальной группе царит поразительное единодушие. Причиной такого порядка является всеобщая преданность единому патриарху - парадигме. И любой инакомыслящий неминуемо зачисляется единственным и безальтернативным судом в разряд «лжеученых». Но, как известно, парадигмы не вечны. Каковы же механизмы разрушения парадигм, и как происходят научные революции? На этот вопрос существует хорошо известный ответ - парадигмы разрушают «лжеученые». Те, которые впоследствии переходят в разряд великих ученых, а просто ученые, которые воспринимают новую парадигму, остаются просто учеными.
Тех, которые не приняли новую научную веру, несмотря на их дипломы о присуждении научных степеней, стаж работы, образ мышления, еще недавно считавшийся истинным, просто исключают из научного сообщества. И это закономерная борьба конкурирующих систем. Однако следует учитывать, что изначально в этой конкурентной борьбе существующая парадигма превосходит наступающую конкурентку и по количеству приверженцев, и по методическому обеспечению, и по многим другим пунктам. Вот почему создание специальных подразделений в защиту одной из систем - абсолютно ненормальное явление!
Третья парадигма – вот что нужно русским сейчас, чтобы не угаснуть и снова вскочить в седло! Расковать сознание и овладеть совершенно фантастическими технологиями, которых еще нет на Западе. Вот зачем я настаиваю на том, что старую РАН нужно сохранить, но рядом с нею создать вторую Академию и Агентство передовых разработок. Владислав Жигалов предлагает центр верификации (проверки) новых знаний, что, в общем, то же самое.
В случае успеха мы первыми в мире прорвемся в третью парадигму и опередим всех.

***
С чем бы это сравнить? Подчас прорыв в новую парадигму может спасти ту или иную цивилизацию. Подобное в истории уже было. Например, Запада. Вы когда-нибудь задумывались над тем, как открытие Америки спасло Западную Европу и позволило Западной цивилизации возвыситься над всеми? Именно приток американского золота и колонизация новых земель обеспечили западникам сильнейший рывок вперед в экономическом развитии и в технологиях. Американская эпопея породила и создание «экономики океанских пушечных кораблей», и начало промышленного переворота, и переход к революции в военном деле. Не случись всего этого – и бедная, голодная, разрываемая социально-религиозными конфликтами Европа с ее крошечными и бардачными «армиями» была бы в XVI-XVII столетиях покорена двумя мощными централизованными империями – Османской (турецкой) и Русской. Сегодня Запад не любит вспоминать о том, что в шестнадцатом веке умы европейцев, например, завораживал пример турок. Ну как же – они же создали огромное веротерпимой государство с единым законом и процветающей торговлей. Империю, где можно было выдвинуться благодаря личным заслугам и способностям, а не благодаря «высокородному» происхождению! Империю, которая могла выставить в поле сотни тысяч бойцов с огнестрельным оружием и очень сильную артиллерию. Европа завидовала богатой Турции и многие мечтали в ней о заимствовании османских порядков. Легко представить себе вариант истории, где европейцы, лишенные «американского эликсира», погрязают в религиозных войнах – и в нее вторгаются богатые и могущественные турки. Тем более, что либо какие-нибудь протестанты, ища поддержки в борьбе против католического Рима, вполне могли призвать на помощь османов, рассчитывая на их веротерпимость. Ну, а там и русские поспевали, начав в 1558-м завоевание Прибалтики. Взяв ее и покончив с поляками, мы выходили уже в Германию…
Открытие обеих Америк круто изменило историю и спасло Запад. Как известно, Колумб основой плана своей экспедиции сделал модель шарообразности планеты и возможности достижения богатой Индии, если идти морем не с Запада на Восток, вокруг Африки, а наоборот, через Атлантику. Конечно, он не знал еще ни об Америках, ни о том, что за ними – огромный Тихий океан. Стремясь в Индию, он открыл Европе новый мир. Но ключом-то к снаряжению его экспедиций испанскими монархами в 1492-м стало признание шарообразности Земли, хотя официально идея о такой форме планеты отрицалась господствующей католической церковью! Само представление о Земле-шаре относилось уже не к первой парадигме (религиозной, церковной), а ко второй, материалистической.
Счастье Запада, что в случае с Колумбом церковь просто закрыла глаза на это несоответствие вере и руководствовалась практическими соображениями. А если бы попы Испании объявили бы Колумба еретиком, а его план – святотатством? Думаю, что в таком случае Америку открыли бы гораздо позже – но уже турецкие адмиралы, из принявших ислам французов или итальянцев.
Сегодня принятие новой парадигмы может спасти нас, русских. Потому что завтра мы, вымирающие, столкнемся с новым вызовом: чужими, обретшими почти бессмертие, с их квантовыми компьютерами, нанотехом и высокоточным оружием, с боевыми роботами и изощренными способами влияния на массовую психику. К этому моменту нужно иметь и свои козыри, которые деградировавшая наука РАН дать не может.
Продавить новую парадигму можно только с помощью нового умного государства. Только там мы сдвинем с места махину, не утратив ни лучших достижений материалистов, ни поросли новых знаний.
Без вмешательства государства – никуда. Ибо старая парадигма, причем именно в РФ, будет стоять насмерть, все удушая и подавляя своей неоинквизицией.
Старая, умирающая наука второй парадигмы не пустит носителей новых знаний ни в серьезные журналы, ни к научному оборудованию своих институтов, где можно было бы проверить и развить новые знания…

</div>
Сейчас во всем мире идет интенсивное изучение работы мозга.

Многие факты из работы мозга мне известны на собственном опыте. Как и каждому из нас.

Мозг вырастает из одной клетки, из одного центра. Какие события в него запишутся, в том числе, события внутри его феномена сознания, таким и будет человек, таким он и есть, в результате работы нейронной сети мозга.

То есть, мозг это чистый лист бумаги. Разве что одни писмена он запишет лучше и будет более способен к одному виду деятельности, чем к другому.

Но мозг это и автономная система. Как себя помню, я видел сны и каждое утро снова переживал сон. Я мог его развить дальше или я решал, что сон мог бы развиваться по другому и воображал что-то другое. С первого класса я стал много читать. Все это было мне необходимо, чтобы выйти из под влияния родителей, поведение которых мне не нравилось. Все равно, конечно, механизмы импритинга сработали. Можно ненавидеть, но внутри себя быть точно таким же.

Надо признать, что мозг работает неустойчиво, а у нас нет практики, подкрепленной современной наукой, как овладеть всеми ресурсами своего мозга.

Хотя уже давно пора создать такую практику и знаний уже достаточно.

Но мировая финансовая мафия — МфМ категорически против роста самосознания людей, потому что так она не сможет больше нами манипулировать и потеряет свою власть, которую они завоевывали на протяжении столетий в русле Глобального исторического процесса — ускорения исторического времени.

Против и местные национальные элиты, которые так же привыкли лгать и манипулировать, вместо того, чтобы раскрывать потенциал каждой потенциальной осознающей сущности.

Технологически нам нужны портативные приборы, что-то типа Портативных нейростимуляторов мозга доктора биологических наук Юрия Данилова.

Наш мозг это прибор, который создает образ — феномен сознания. Этот прибор несовершенен и у нас нет современных технологических подходов к его управлению.

Положительный опыт есть, как оказалось, Каждый второй ребенок аутист — не аутист. Всего-то что и надо было, так сделать современную электроэнцефалограмму и назначить адекватное целенаправленное лечение.

И необходимо выкристаллизовывать Новую парадигму мировоззрения с критерием истины, с учетом всех современных достижений науки, логики и математики.

Человек не должен быть атеистом или верующим, как не должен он быть идеалистом или материалистом.

Мир один, целостен, непротиворечив, откуда немедленно и следует коритерий истины.

Определяемое бытием сознание определяет бытие во имя смысла своего существования и развития.

Бога легко математически точно определить, как предел развития всех живых цивилизаций в бесконечном Мире, как самую сложную сущность Мира.

Сознание - устойчивое, объемное, целостное, внутренне-непротиворечивое построение модели пронизывающего тебя целостного единственного Мира.

Добро это поступок, который увеличивает шансы цивилизации на вечное, бесконечное и гармоничное развитие.

Апокалипсис это Технологическая сингулярность. Как «Откровение» это «Новая парадигма мировоззрения».

Вера это яркая визуализация достижимой цели. Иначе это фантазия.
Совпадает с высказыванием апостола Павла: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом»

Не будет никаких религий в свете Новой парадигмы мировоззрения.

Нет никакого богоизбранного народа и никогда его не было.
Вот и пример правильной стимуляции мозга:
Если человек проявляет неоправданный оптимизм, вернуть его на землю очень легко. Нужно промыть его левый слуховой канал небольшим количеством прохладной воды. Процедура безопасная и безболезненная; после нее человек начинает оценивать ситуацию более реалистично. И дело тут не в испытанном дискомфорте – промывание правого уха такого результата не дает. Причина полностью физиологична: восприятие меняется из-за стимуляции правой нижней лобной извилины. Вливая воду в левое ухо, вы стимулируете некоторые зоны правого полушария мозга. И наоборот.