m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

НАЦИОНАЛ-ФУТУРИЗМ И НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ: О ЦЕННОМ ОПЫТЕ

Максим Калашников

НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Предыдущий текст –
http://m-kalashnikov.livejournal.com/1998855.html

ТО, ЧТО ЦЕННО ВСЕГДА
«…Вырисовался, наверное, самый совершенный авиационный завод в мире. Он так органично вписался в местный ландшафт, что даже отдельные крупные деревья удалось сохранить.
Завод был разделен на две отстоящие друг от друга территории. На первой расположились восемь цехов… И на этой территории находился учебный центр с общежитием для учеников и главное административное здание.
На второй территории, примыкающей к заводскому аэродрому, находились главный сборочный цех, цех предполетной и послеполетной подготовки, тир и склад готовых самолетов…
Рядом с новым заводом возник целый городок из 1200 двухэтажных домов для рабочих, зданий муниципалитета, школы, театра, гостинцы, кинотеатра и коммунальных служб. Стадион с корпусами спортивного центра стоял рядом с большим крытым плавательным бассейном».
Это – описание завода Хейнкеля в Ораниенбурге, построенного в 1937 году. Я вычитал это у Л.Анцелиовича в книге «Неизвестный Хейнкель». А как выглядели другие авиазаводы, возведенные в национал-социалистической Германии?
«Большие и высокие корпуса нового завода отвечали самым высоким стандартам строительства современных машиностроительных предприятий. Их так искусно вписали в складки местности и существующие вековые деревья, что даже на цветном макете казалось, что завод расположился в огромном парке. Завод рассчитывали на значительное увеличение числа выпускаемых самолетов в будущем. Тео, конечно, больше интересовало строительство жилья для рабочих и их бытовое устройство. Когда им показали на макете стройные ряды индивидуальных коттеджей и четырехквартирных двухэтажных домов, здания торгового центра, спортивного комплекса с бассейном и кортами, здание кинотеатра и маршруты общественного транспорта…»
Перед вами – описание отнюдь не нового завода в Европе. Это – тот самый завод фирмы Мессершмитта в Аугсбурге, что открылся 8 мая 1937 г. Мы привели строчки из другой книги Леонида Анцелиовича - «Неизвестный Мессершмитт».
Вот как надо строить заводы! Как мне об этом не горько писать, но заботиться о своих людях немцы умели. Это описание резко контрастирует с заводами, что строились в СССР тех же тридцатых. Я читал историю челябинских предприятий или Дирижаблестроя – будущего Долгопрудного. Одно и то же: цеха построены, а с жильем – полный швах. Неустроенность. Бараки. Неумелая застройка. Немощеные улицы, утопающие в грязи. Бытовая неорганизованность. Естественно, никаких спортивных сооружений. Только потом, после войны, в СССР заводы стали строить в окружении всего нужного для полноценной жизни. Вот с жильем не дотягивали до нужного уровня.
Но дело не только в архитектуре и техническом оснащении, не только в заботе о людях. Тот же завод в Ораниенбурге строился по-социалистически, на деньги государства. Но управлять им поставили успешного частного предпринимателя. Но не торговца и не банкира, не добытчика сырья, а технократа и стопроцентного промышленника – Хейнкеля. И он, не будучи собственником завода, получал от государства законное вознаграждение за каждый самолет. Отличная модель совмещения преимуществ социализма и частной инициативы! При том, что у Хейнкеля при этом было и его частное производство.
При «Немецком трудовом фронте» работало подразделение «Красота труда», занятое эстетизацией трудовых процессов. Откроем труд А.В.Васильченко «Имперская тектоника. Архитектура III Рейха». Узнаем оттуда, как были построены гигантские производства «Фольквагена» в Вольсбурге. Их проектировал Эмиль Рудольф Мевес.
«Индустриальные строения … были компактными, замкнутыми, с гладкими стенами, которые по возможности были лишены всяких украшений и декоративных элементов (нередко в качестве такового выступало только изображение имперского орла или свастики). Прямоугольные блоки индустриальных корпусов и мощные кирпичные пилоны лестничных домов, построенных в позднеэкспрессионистской манере, должны были являть полную противоположность горизонтальным фасадам застекленных офисных зданий.
…Пафос этого гигантского промышленного комплекса становился очевидным всем, когда на город опускалась темнота. Он превращался в море огней и представал ночью как внушительное «световое зодчество»….»
Захватывающие воображение сооружения «Фольксвагена» даже подсвечивались (до войны, конечно) прожекторами. И все это совмещалось с самым передовым техническим оснащением производства. Это вам не сочинские стадионы! То были реально бьющиеся «сердца» мощной индустрии, несшей нации богатство, развитость и настоящие, качественные рабочие места! Даже здания заводов должны были пробуждать в сердцах гордость за отечественную промышленность, поражать глаз суровой, но мощной красотой.
Мы должны перенять тот же подход к промышленному строительству в национально-футуристической России. Пусть на смену старым станкам придут роботизированные обрабатывающие центры. Главное – чтобы архитектура заводов была впечатляющей. Чтобы рядом с ними были дома для работников, буйная зелень, прекрасные спортивные и культурные сооружения. Рядом с новой русской индустрией должны подниматься наши футурополисы с домами-усадьбами на одну семью! Наши новые предприятия должны быть электрическими. Пускай энергию им дают не дымные ТЭС и даже не газовые станции. Пусть источниками тока и тепла станут новые ядерные станции. Или установки низкоэнергетических ядерных реакций Росси и Цветкова. Мы можем использовать и выходы природного водорода из недр Земли (по Ларину). Нам нужно чистое небо над страной. И пускай все это великолепие строится уже не из кирпичей или железобетона, а из сверхпрочной «глины» Попова. Легкой, но металлически прочной, теплоизолирующей. Самые опасные предприятия мы упрячем под землю. Например, химические. Или биотехнологические.
Рядом с новыми, национал-футуристическими заводами будут строиться институты и университеты, техникумы и технические училища. Ибо передовой индустрии грядущего потребны кадры высшего сорта. В будущем университеты, научно-исследовательские центры и заводы составят органически связанные комплексы. А рядом, как я мечтаю, станут наши «орденские» школы, где будет воспитываться и обучаться молодежь. Сильная, умная, неполиткорректная, способная совместить качества воинов и творцов в одном лице. Воплощенный эллинский идеал. Молодежь, презирающая гнилое «новое варварство».
Придет время – и чудеса нанотеха позволят нам выращивать нужные изделия прямо в специальных чанах, по Дрекслеру. Тогда мы сможем разобрать даже роботизированные заводы. Но то будет потом.
Пускай в футурополисах рядом с заводами и фабриками новой эры стоят в светлых ангарах авиетки и гиропланы – заменители легковых автомобилей. Пусть эти ядра новой промышленности и футурополисы связывают между собой и гладкие автострады, и эстакады, по которым движутся экранопланы новосибирцев. Возможно, это будут и троллейкарный транспорт или «струны» Юницкого – отбор наилучшего варианта произойдет в ходе испытаний. Но совершенно точно промышленные узлы часто будут соседствовать с гаванями больших воздушных кораблей. Вижу здесь скрещение дирижаблей с самолетом – гибридные ЛА. Вижу мощные турбовинтовые самолеты с несущим фюзеляжем, похожие на одно большое «летающее крыло», построенные из композитных материалов.
В этом мире люди, пользуясь новыми видами транспорта и чистой энергией, свободны. Они могут быстро перемещаться на огромные расстояния – и перемещать грузы. Впрочем, железные дороги тоже никуда не делись, как и морской транспорт. Но когда мы овладеем антигравитацией, то породим уже совершенно фантастический транспорт.
Именно таковым станет наше творческое развитие старых идей.

Tags: Максим Калашников, белая раса, национал-социализм, национал-футуризм, футурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments