October 2nd, 2014

ПАРАДОКСОВ ДРУГ…

Максим Калашников
ПАРАДОКСОВ ДРУГ…
В новой холодной войне власть опять делает все для экономического краха. Пора формировать резервное правительство?

Минувшая неделя прошла под знаменем трех заявлений. Центробанк РФ стал просчитывать варианты с катастрофическим падением мировой цены на нефть до 40 долларов за бочку (почти на 40%). Минфин объявил, что оставляет за собой право распечатать Резервный фонд в 2015-м. А Владимир Путин на форуме инвесторов «Россия зовет» заявил, что нужно не накачивать экономику деньгами, а проводить структурные реформы.
Очевидно одно: слабоумие власти и ее медлительность в ходе новой холодной войны перешли «красную черту».

ЧТО СКАЗАЛ ПУТИН?
Расшифруем парадоксальные слова Путина. Итак, экономике нужны структурные преобразования. Но денег мы на это не дадим.
Когда я это услышал, то рассмеялся, прежде чем прослезиться. Ибо устами ВВП в данном случае говорит г-жа Набиулина. В чем «парадокс» заявления? Ну да, структура экономики РФ из рук вон плоха: существует сильнейший перекос в сырьедобывающие отрасли. Свое производство с 1992 года погубили. Значит, нужно улучшать структуру экономики: делать так, чтобы рядом с совокупным «нефтегазпромом» стали новые машиностроительные, химические, электронные, текстильные, обувные, пищевые и прочие заводы, чтобы был, наконец, замещен на отечественные продукты 40-миллиародный (в долларах) импорт продовольствия.
Но для того, чтобы это произошло, и нужно накачивать экономику деньгами (ликвидностью на нью-либеральном новоязе). То есть, давать промышленникам кредиты под низкие проценты и на долгие годы. Иначе как он будут строить новые заводы и перевооружать старые? Попутно надо вводить повышенные пошлины на вывоз сырья из РФ и на ввоз сюда импортных готовых товаров. Так испокон веку делал всякий правитель, поднимавший производство в своей стране, индустриализовавший ее. Кстати, накачивать деньги в экономику РФ ради структурных изменений в экономике (ради появления предприятий перерабатывающей индустрии) придется еще по одной линии: строительства инфраструктуры. То есть, дорог разного рода, портов воздушных, речных и морских, электросетей, водопровода, канализации. Ибо так создается благоприятная для возведения новых заводов-фабрик среда. Без этих государственных затрат о каких-то инвесторах и структурных изменениях придется забыть. Наконец, ВВП в РФ монетизирован всего на 40%, что абсолютно ненормально.
Но наш дорогой Владимир Владимирович говорит, что накачивать ликвидностью экономику не надо. При этом ее структурно, значит, меняя.
Если перевести это на привычный одесситу морской язык, то звучит это просто анекдотично. Представьте себе капитана подводной лодки, который глаголет: «Мы будем всплывать, но при этом балластные цистерны продувать нельзя. Не будем мы давать и полного хода, перекладывая рули глубины на движение вверх!» Ну, или можно аналогию попроще: будем двигаться среди рифов и мелей, но не включая судовую машину и не работая рулем.
А вот дальше можно плакать. ВВП здесь повторил перл Центробанка 2013 г. Мол, нельзя производству давать дешевые кредиты, потому что это … законсервирует плохую структуру экономики. То есть, по логике Центробанка, промышленники должны где-то даром взять станки, строительные материалы, сырье и комплектующие, а заодно и согнать откуда-то рабочих с инженерами, готовых работать даром, аки рабы. Иначе не получится: денег у отечественной несырьевой (сложной) промышленности остро не хватает. Все бабки – у сырьевиков и государства. Или Центробанк намекает на то, что промышленники должны отнять деньги у вышеозначенных сил? Но это, по сути – революция.
То, что глава государства повторяет клинический бред нынешнего ЦБ РФ, есть залог экономического краха страны в новой холодной войне. Ибо быстрое развитие отечественного производства – это единственная наша возможность выстоять и пережить падение мировых цен на нефть. Даже если Кремль собирается выезжать только за счет того, что новые предприятия в стране будут ставить иностранные корпорации, то и для этого нужно тратить деньги. То есть, снова строить инфраструктуру. А еще – выходить из ВТО и вводить покровительственные таможенные тарифы для производства конечных изделий в стране. Иначе инвесторы не окупят своих вложений. Да, им придется даровать и налоговые каникулы. Иначе невозможно: в мире – кризис перепроизводства, у РФ – полно конкурентов за привлечение инвесторов.
Но разве это в Кремле собираются делать? Что-то я не вижу. Зато вижу клиническую неадекватность верхов. Вернейший залог тяжелого кризиса впереди. И поражения в холодной войне-2.
Кстати, надеяться только на чужие корпорации в постройке новой индустрии, при этом убивая отечественных промышленников – верный путь к «второсортной» индустриализации. В которой не нужны русские ученые и конструкторы, при которой страна лишается технологической независимости. Китай потому не только иностранцев привлекал, но и свою индустрию кормил дешевыми кредитами и прямыми субсидиями.
Но это так – к слову…

А ЕСЛИ НЕФТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПАДЕТ В ЦЕНЕ?
Вы представляете, что будет с деиндустриализованной при постсоветских «вождях» Россией, если баррель нефти и вправду упадет в цене до 60 долларов? Это – крах бюджета страны в течение двух лет.
Collapse )

Еще о «побочных результатах» СМиК для белой расы

Предыдущий текст –
http://m-kalashnikov.livejournal.com/1960528.html

ЖЕСТОКИЕ И РАВНОДУШНЫЕ ДЕГЕНЕРАТЫ
Еще о «побочных результатах» СМиК для белой расы


ЧТО НЕСУТ С СОБОЙ ПОТОКИ «ЭКРАННОГО НАСИЛИЯ»?
Пишу эти строки осенью 2014 года, когда вот уже несколько месяцев юг Подмосковья живет в страхе. Неведомая банда орудует на автодорогах. Она кидает шипы на проезжую часть, прокалывая баллоны проезжающей машины. И когда она останавливается, неизвестные изуверы расстреливают водителя и пассажиров, не забирая ничего ценного. При этом всерьез рассматриваются две версии. Либо это уголовная банда обкатывает своих бойцов, отбирая безжалостных убийц. Либо это – фанаты некоей компьютерной игры, переходящей в реальность. Такие случаи уже есть: дегенераты должны подниматься по игровым уровням вверх, выполняя реальные задания и размещая фото «выполненных миссий» на своем тайном сайте.
Мне вспоминается и другое. Летом 2008 года грузин-дебил, прикрепив мобильный телефон с видеокамерой к стволу тяжелого пулемета на башне БТР, расстреливал все движущееся на улицах Цхинвала и снимал . Помню его возбужденные вопли: «Уау! Как в компьютерной игре!». Цифровые идиоты все норовят сделать виртуальной игрой.
Поэтому, дорогой читатель, цифровые упрощенцы опасны для будущего белой цивилизации еще и тем, что становятся равнодушными к насилию. Обращаются в моральных монстров. Ведь обитатель Интернета (и он же – зритель ТВ, потребитель продукции Голливуда) все время видит сцены насилий, убийств, разрушений, настоящего садизма. Он видит это в блокбастерах, в клипах, в компьютерных играх. В коих он сам стреляет, убивает, разрывает на куски.
К чему это ведет? Еще в СССР нам говорили, что поток сцен жестокости, убийств и насилия с кино- и телеэкранов – это ужасно. Но не поясняли толком, почему. А вот Манфред Шпицер дает весьма научное объяснение. Дело в том, что существо, коего напичкали сценами жестокости, становится равнодушным к насилию в реальной жизни. Понятное дело, пока насилие не коснется его лично. У цифровых упрощенцев чужие боль и страдания перестают вызвать гнев и сострадание, цифровой кретин не торопится бросится на помощь. Он становится морально глухим и сам при случае может убивать и калечить, насиловать и унижать. Ибо цифровой кретин не понимает, что чувствует другой человек. Он лишен так называемой эмпатии, он морально и эмоционально глух. Для него люди и происходящее – аналог игры на экране. Это ведет к распаду общества, к разрыву социальных связей.
Немецкий психолог и психиатр рассказывает о тонко спланированных экспериментах. Например, об опыте американцев Брэда Бушмана и Крейга Андерсона «Мягкое бесчувствие». В нем испытуемые, находясь в закрытой комнате, должны были играть в компьютерные игры. Одни – в «стрелялки» с жестокостью и насилием. Другие – в игрушки без них. После 20-минутной игры по соседству с комнатой включался магнитофон с 6-минутной сценой ссоры, переходящей в драку. Которая кончалась увечьем (сломанной лодыжкой) и стонами. Естественное стремление того, кто это слышит в соседней комнате – это выбежать и прекратить насилие, прийти на помощь. Так вот: тем, кто играл в жестокие компьютерные игрушки, понадобилось в среднем в 5 раз больше времени, чтобы покинуть комнату на шум драки и стоны пострадавшего.
Потом эксперимент усложнили: актриса якобы со сломанной ногой (в гипсе и на костылях) падала на выходе из кинотеатра. Она не могла дотянуться до костылей. Так вот, зрители, которые выходили после просмотра фильма ужасов «Руины» (2008 г.), приходили на помощь пострадавшей с гораздо большим промедлением, нежели те, кто выходил с сеанса доброго кино. То есть, просмотр фильма с жестокостями делал зрителей равнодушными к насилию или вообще пробуждал в них жестокость. Эксперимент усложнили. Актриса падала (у разных кинотеатров, где шел тот фильм с ужасами и садизмом) то перед сеансом (когда публика текла в зал), то после его окончания (когда публика выходила на улицу). И тут выяснилось, что после просмотра кино с убийствами и насилием люди становятся более бесчувственными. Им требовалось гораздо больше времени, чтобы оказать помощь.
(М.Шпицер. Указ. соч., сс. 169-171)
Но это – после пассивного восприятия насилия в ходе просмотра кино. А ведь компьютерные игры делают их участника пускай и виртуальным, но тоже убийцей, разрушителем. Как показали исследования японцев, прошедшие на трехстах семи школьниках (5 и 6-й классы), такие игры сильно притупляют основополагающую человеческую способность к сочувствию и эмпатии.
Но ведь компьютерных игр с насилием и жестокостью – великое множество. Как, впрочем, и фильмов. Оно и неудивительно: товар пользуется спросом. Основная масса людей получает удовольствие от созерцания сцен с убийствами других людей, с насилием и садизмом. Здесь люди в основной своей массе недалеко ушли от высших обезьян. Еще в шестидесятые было отмечено, какие передачи любят смотреть по телевизору шимпанзе и гориллы. Еще мальчишкой я читал в умных советских журналах, что приматы обожали смотреть сцены боксерских боев, драк, убийств. Еще в СССР меня возмущали и бесили зеваки, окружавшие места автомобильных аварий. Они смотрели, но не пытались помочь.
Люди прошлых веков собирались посмотреть на казни – повешенья и сожжения заживо. Толпу возбуждали предсмертные дергания казнимых в петле или крики горевших на кострах. Однако казни случались далеко не каждый день. Сегодняшний человек может наблюдать за подобным каждый час: в играх или кино. Впрочем, есть рынок подпольного видео с реальными пытками, убийствами, изнасилованиями. Есть рынок легального садомазохистского видео в Интернете. Люди прошлого сделали немало, чтобы увести общество от состояния похотливо-возбужденных приматов, жаждущих видеть муки ближнего. Цивилизованные белые страны отказались от садистских и жестоких казней, сделали казни непубличными. Эпоха сначала телевидения и голливудской масс-культуры, а затем и «цифровая революция» все не только вернули, но и усугубили! И теперь мы видим, что человека могут бить и убивать на улице буквально средь бела дня – и никто не приходит к нему на помощь. В 90-е годы на Украине (уж не помню названия села) маньяк мучил и убивал людей в их домах. Соседи слышали дикие крики мучимых жертв, но не решались прибежать на помощь, даже имея охотничьи ружья. Нас снова делают тупыми приматами, обожающими вид страданий и мучительной смерти себе подобных!
Collapse )