March 6th, 2016

В.Жуковский: роковая болезнь монетаризма и китайские товарищи. /Часть 2/


В.Жуковский: роковая болезнь монетаризма
https://youtu.be/TgYv6C8aRQw

Владислав Жуковский и Максим Калашников о том, почему президент РФ упорно не желает отказываться от махрового (в духе гайдаризма-чубайсизма) монетаризма? И вообще на что похожа «антикризисная» программа правительства? О возможных последствиях «болезни».
Окончание беседы. Начало –
http://www.youtube.com/watch?v=FK4rsX3F30Q

Машиностроитель Хамхоев о том, как лжет власть

https://youtu.be/90JQK6FY1X4

(Наше старое видео о работах Юсупа Хамхоева)


386124, РФ, Республика Ингушетия, г. Назрань, с.п. Плиево тел.(928)742-49-18. zapmri@yandex.ru

Тема выступления на МЭФ 2016: импортозамещение в машиностроении, возможно ли оно при действующей в России финансово-экономической политике?

Выступающий: Юсуп Хамхоев Юсуп Израилович: - лучший изобретатель России 2010 года в области транспортного машиностроения; эксперт комитета Государственной Думы РФ по промышленности. эксперт МЭФ. В научных и промышленных кругах России, известен - как изобретатель-машиностроитель и промышленник-инноватор. Генеральный директор и главный конструктор ОАО «Завод автоприцепов «МАГАС».

Уважаемые участники форума, Видные ученые и промышленники России! Дорогие коллеги!

Все последние 15 лет я действительно был одним из убежденных сторонников политики В.Путина. В 2007-м году после опубликования «Плана Путина», основными целями которого были «высокотехнологичное развитие экономики России», «зажиточная Россия», «уверенность каждого россиянина в завтрашнем дне», я даже вступил в «его партию» «Единая Россия». Сегодня, вспоминая как это было, ощущаю себя полным идиотом.
Последняя надежда … рухнула в феврале прошлого года, после объявления «Антикризисного плана правительства РФ». Как известно, этот план, с точки зрения нормального человека, и тем более экономического стратега, повторяет фатальную ошибку правительства РФ в 2009 году. То есть, опять как решили отдать триллионы рублей коммерческим банкам, вместо того чтобы открыть прямое финансирование машиностроению, в виде целевых грантов или льготных беспроцентных займов, для цели инновационной модернизации, о стратегической необходимости которой все время говорят Путин и Медведев, подчеркивая, что «машиностроение - это ядро всей экономики России».
Всякому руководителю известно, что стоимость кредита, для машиностроительного завода не должна превышать 50% отраслевой рентабельности производства, то есть, процентная ставка за кредит не может превышать 3-4 % годовых. А с учетом огромного технического провала и технологической отсталости, к которому привела экономическая политика … за последние 15 лет, сроки кредитования должны быть не менее 5-7 лет, а их стоимость не выше 1-2 % годовых. С таким предложением я обращался к министру промышленности Мантурову и к директору Фонда поддержки промышленности России Комиссарову. Там наши инновационные разработки признали уникальными и актуальными для вовлеченных отраслей, но все равно отказали, ссылаясь на законодательство или принятый ими же регламент. Подробности об этом многие из вас, наверное, уже видели в моих прямых обращениях к В.Путину…
***
Больше всего меня возмущает очередная попытка оболванивания широких слоев населения России сообщениями правительства об очередном прорывном решении - открыть прямое финансирование предприятий машиностроения, способных обеспечить импортозамещение. Тех, кто не работает в отраслях, легко ведь одурачить. Для нас, машиностроителей, это так называемое прямое финансирование в виде «пятилетних, 5-процентных льготных займов» через Фонд поддержки промышленности (ФГАУ «РФТР») по сути, есть очередная «дразниловка». Отвечу, почему дразниловка: во-первых, весь бюджет Фонда на всю Россию составляет всего 20 миллиардов рублей. Это значит, что кредит в лучшем случае получит каждое трехсотое или пятисотое нуждающееся предприятие. Во-вторых, установлен запрет тратить займ на строительство новых производственных зданий, какими бы уникальными или специфическими они ни являлись. Далее требуется обязательное софинансирование: не менее 30% и стопроцентное гарантийное обеспечение займа. Есть и многие другие ограничения, которые, вместе взятые, очень проблемны, особенно для малых инновационных компаний, которые всё что у них было, и смогли привлечь, - вложили в НИОКРы, а не в здания и сооружения.
То есть, получается как у того почтальона Печкина» - посылка для адресата есть, но получить ее невозможно. Такая же «дразниловка», с грантами для малых инновационных компаний в научно-технической сфере, и в Фонде Бортника. Там бюджет на 2015 год по программе «Коммерциализация инновационных проектов успешно прошедших стадии НИОКР», составил всего 2 миллиарда рублей. На всю Россию.

***

Теперь вкратце я объясню, почему требую отставки политического руководства своей страны.
Во-первых, за все предыдущие 14 лет, несмотря на огромные сверхдоходы госбюджета РФ, исключительно за счет высоких цен на нефть, газ, металлы и другое сырьё, которое мы традиционно экспортируем, машиностроители так и не дождались обещанной Путиным и Медведевым господдержки. Что привело нас к почти безнадежной технической и технологической отсталости, а в целом - к потере промышленного суверенитета страны. Вместо финансирования собственной экономики наше правительство финансировало экономику США, покупая из года в год их гособлигации под смешные 0,1 или 0,2%, годовых. Несмотря на постоянные угрозы и санкции США против нашей страны. Триллионы рублей тратили и продолжают тратить на спортивно-развлекательные мероприятия, олимпиады, на так называемую господдержку коммерческих банков, о доходах которых ( в карманы банкиров) ходят легенды, а пользы от этих банков для экономики никакой. Люди говорят, что банки эти давно поделены между крупными чиновниками и олигархами, и поэтому они получают триллионы из госбюджета, делают для себя огромные прибыли, господдержку проедают, правительство все списывает. Хотя банки эти нам, машиностроителям, и копейки ни когда не спишут.
Если мы посмотрим даже ту часть информации, которая проскочила в прессу ( к примеру, по Россельхозбанку), то увидим сотни миллиардов убытков Россельхозбанка, в которых всегда почему-то виноваты одни заемщики. И Счетная палата их никогда не проверяет. Полностью разделяю мнение академика Сергея Глазьева и профессора Валентина Катасонова, о бездарности наших финансовых властей. Правильно говорит профессор Катасонов и его ученик Владислав Жуковский: «Россия - это некий финансовый заповедник Запада, куда Запад запускает свои деньги в виде краткосрочных кредитов, и зарабатывает проценты, в 10 раз больше чем у себя в Европе и США».
Во-вторых, сегодня, что бы мы ни захотели произвести, мы обязательно должны это сделать с использованием импортных станков, машин и комплектующих. Особое ваше внимание обращу на следующий пример. Недавно, во время подготовки бизнес-плана, я обзвонил почти все наши крупные станкостроительные заводы, в надежде найти хотя бы один завод, производящий современные отечественные станки с числовым программным управлением для металлообработки. То, что я выяснил, повергло меня в ужас, и я испытал настоящий страх за себя, за свою державу, за свое и будущего поколения перспективу. Ни один российский станкостроительный завод уже давно не производит металлообрабатывающие станки! Станки прошлого поколения тоже не производят, потому что они никому не нужны из-за низкой рентабельности, а современные не производят, потому что не имеют финансовой возможности. И чтобы не допустить полную ликвидацию своих предприятий, они по чуть-чуть занимаются крупноузловой сборкой евроазиатских станко-комплектов. Об отечественных роботизированных станках последнего поколения говорить не приходиться вовсе. О воссоздании специализированных предприятий, которые бы разрабатывали и производили для нас технологии производства – технологические линии замкнутого типа, необходимые нам для внедрения в производство наших инновационных разработок, нам, предприятиям транспортного машиностроения, не приходиться даже мечтать. Стабильно в России работают только те заводы, которые обслуживают нефтегазовую трубу, или добычу и экспорт металлов и другого сырья - для западной экономики. Об этом в малом зале Государственной думы Российской федерации я говорил несколько лет назад, когда нефть еще стоила 100 и 120 долларов США за баррель. А воз и ныне там. Ничего не изменилось, если не считать делами очередные громкие декларации нашего правительства о серьезных намерениях в этом направлении, которым давно уже никто и не верит. Поэтому нам, российским новаторам, приходиться самим разрабатывать и внедрять не только технические, но технологические решения, и все остальное сопутствующее. А в условиях ускоренно развивающегося технологического мира немудрено наше хроническое отставание. Правительству и Минпромторгу РФ известно, к примеру, что разработки нашего завода «МАГАС» в Ингушетии обеспечивают даже при минимальных вложениях высший уровень импортозамещения - 98%, и дают 20 миллиардов рублей ежегодных поступлений в реальный сектор экономики страны. И все равно, наши предложения, как и предложения сотен других отечественных передовиков-новаторов, хронически игнорируются.

Вывод: импортозамещение, инновационная модернизация и качественный рост отечественной промышленности и сельского хозяйства, о необходимости которых все время говорят Путин и Медведев, невозможны без смены финансово-экономического политики правительства. А это, к сожалению, как нам дают понять, не озможно, без смены всей, ныне действующей политической элиты. Мы ведь с вами хорошо помним (и весь мир помнит), что именно несменяемость политической элиты и привела нашу страну в 1991-м году к катастрофе…

***

Максим Калашников: дело касается не только Юсупа Хамхоева. Процитирую письмо, пришедшее мне от одного из отечественных роботостроителей-новаторов. Опуская и имя его, и место работы.
"...Дело в том, что власть, хотя и с огромными мучениями, с чудовищной неповоротливостью всё же пытается запустить некое подобие "шестого технологического уклада". Нужно признать, с 2015 года количество обмусоливаний темы "робототехники" заметно возросло. Но дело в том, что практически всё это - только конкурсы, конкурсы и ещё раз конкурсы. Денег от властей не дождёшься. Грант выиграть невозможно. Даже если откат не потребуют, всё равно за каждую копейку в одно место заглянут с фонарём (при этом, сколько денег спускается на ЧМ-2018, как вы любите говорить).

Судя по всему, либеральная идея побуждает правящих обезьян думать, что "чтобы возникла робототехника, надо устраивать конкурсы, и тогда умельцы сами подтянутся". Это подобно логике: "Чтобы у инвалидов снова выросли ноги, надо устроить им соревнование по лёгкой атлетике. Азарт конкуренции заставит их галопом бежать"..."
Вот и весь сказ. Тупая, феодально-сырьевая система ведет нас к финалу. Вам стоит напоминать, чем всегда кончалась для России научно-техническая отсталость в любой век. Как немилосердно били отсталый Китай, начиная с 1840-х годов? Неужели вы думаете, что теперь будет иначе? И не надо мне показывать якобы супер-пупер оружие. На каких станках, на чьей электронике оно делается - не интересовались?
У нас есть только один путь - всеми способами давить на власть. Пусть не всегда получается, пусть кто-то откалывается и уходит - нельзя терять воли. Потому что это - наш гражданский долг. Потому что иначе - гарантированный конец отстало-сырьевой РФ в окружении зубастых и развитых хищников.

Славянский Кремль Виталия Сундакова

Виталий Гребнев, архитектор

Что-то взгрустнулось мне сегодня, да и вспомнил дела давно минувших лет.., когда ещё занимался всяческим строительством.
Строительство «Славянского кремля» - сколько же лет пришлось с ним заниматься: 2002, 2003, 2004год, одновременно конечно, приходилось делать и другие объекты.
С Виталием Сундаковым мы знакомы больше 20лет.

Когда то, когда он жил ещё на Сходне, мы думали о концепции и дальнейшем строительстве дома – музея «Пангея» (Общая земля), где были бы представлены жилища древних людей, различных времен и народов, музея артефактов. Тогда ещё не было названия «Славянский кремль», оно родилось позже. У Виталия было много экспонатов со всего света, которые не размещались в маленьком доме и он мечтал о доме-музее.
В 2001 году, весной он радостно сообщил, что администрация Химкинского района выделяет ему 2.0 га.на строительство комплекса. Мы поехали посмотреть на участок.
Участок был на краю г. Химки между бензоколонкой с одной стороны и двух этажными гаражами с другой, посредине, что то наподобие озера, вокруг все было застроено неприглядными строениями. При такой окружающей застройке было ясно, что строить здесь то, что задумано, не имело смысла.
Я ему предложил поехать ко мне, в деревню Красные поляны в Кировской области.
Виталий с Эллой приехали к нам в начале сентября. Простор, раздолье и чистый воздух навевают иные мысли, и было понятно, что необходимо искать место и строить ближе к природе, где есть пространство и возможность расширяться, но не в городе.

Виталий вспомнил, что глава администрации Подольского района – Москалев Николай Петрович неоднократно предлагал ему участок в своем районе, но он там никогда не был.
По возвращению в Москву мы поехали в деревню Александровка, на участок, где было чистое поле и берег леса. Вот здесь и только здесь надо строить. Так было найдено место под «Славянский кремль».

В течение времени, пока они были в Красных полянах, Виталий просил меня сделать эскиз композиции его большого музейного дома. Он тогда ещё не назывался «Княжеским», а я как всегда, ходил и искал в пространстве всяческие композиции. В последний день, когда мы сидели и отмечали наше пребывание, взял ручку и сразу нарисовал эскиз, который и стал в дальнейшем основой композиции дома. Виталию с Эллой эскиз понравился, и мы решили на этом и остановиться.

Collapse )