October 27th, 2018

АПН Северо-Запад: об Альбац и прочем



Министерство Шойгу требует 196 тысяч с российского добровольца Донбасса

Российский военный пенсионер пожаловался регулярно освещающему проблемы армии блогеру Денису Мокрушину. Узнав, что отставник участвовал в защите Донецкой Народной республики, минобороны лишило его пенсии и потребовало назад ранее полученные 196 033 рубля 30 копеек. Основание - закон N 4468-IВ РФ от 12 февраля 1993 года, согласно которому служащим в вооружённых силах других стран, военная пенсия не положена. В ответ доброволец написал, что, поскольку Россия не признаёт ДНР, "мы не являемся официальными вооруженными силами другой страны и не подпадаем под этот закон".
http://www.apn-spb.ru/news/article29186.htm

Альбац уже не нужна ФСБ?

Что должна думать столь прогрессивная дама о дикой холодной стране, в которой она имела несчастье родиться и откуда сумела отправить в цивилизованный Нью-Йорк увековеченную на страницах «Московских Новостей» дочурку? Правильно, ничего кроме: да чтоб ты развалилась, постылая! И потому стоило только коллеге Альбац по Высшей Школе Экономике заместителю декана её Факультета прикладной политологии Сергею Медведеву 30 сентября предложить отобрать у России арктические территории, а заодно и ядерное оружие, как редакторша The New Times с энтузиазмом продолжила его мысль.

«Мне кажется абсолютно неизбежным, что так или иначе Сибирь станет какой-то частью, ну, экономическим каким-то вассалом Китая. – Отметила 15 октября Альбац на «Эхе Москвы». – Мне кажется, это абсолютно неизбежная вещь... Бог с ним, пусть забирает. Я не вижу в этом никакой проблемы. Я, честно говоря, не вижу особой проблемы и если Россия разделится по Уральскому хребту. Я думаю, что это неизбежно».
http://www.apn-spb.ru/opinions/article29188.htm

Эффективные менеджеры "Нафтогаза" уподобились Сечину и Чубайсу
http://www.apn-spb.ru/news/article29187.htm

Главная цыганка России защищает наркоторговцев
http://www.apn-spb.ru/news/article29185.htm

О РАЗРЫВЕ И.СТРЕЛКОВА С «РОЙ ТВ»


Максим Калашников


О РАЗРЫВЕ И.СТРЕЛКОВА С «РОЙ ТВ»


Скажу сразу: Максим Калашников всегда будет глубоко уважать Игоря Ивановича Стрелкова как героя Новороссии и отважного командира-добровольца. И если что в РФ начнется – то первым позвоню именно ему.

Однако его нынешние действия разумными никак не назовешь. Игорь Иванович сам загоняет себя в гетто, в самоизоляцию и озлобленность на весь мир. Обидно, что все это происходит как раз на пороге новой смуты в РФ. Факт остается фактом: накануне «жесткой посадки» власти русские национал-патриоты умудрились разругаться между собою и максимально атомизироваться. Представляю, как злорадно хохочут Сурков, Бородай, Кургинян, Стариков. Сами, все сами сделали – сами раскололись и друг друга проклятиями осыпали.

Из «Комитета 25 января» не выхожу добровольно. Исключат – проситься назад не собираюсь. Мне просто удивительно: как можно проявлять такую неадекватность? Как можно обвинять нас в работе на Суркова за один лишь репортаж о межпартийном совещании в «Президент-отеле», проведенном под эгидой Партии Дела? Да, там были Стариков и Титов, и Болдырев с Грудининым. Ну и что? Да там и другие голоса звучали. Однако Игорь Иванович, справедливо ругая Андрея Савельева за нетерпимость и желание со всеми полаяться, сам к тому же и пришел. Но зачем? Горько все это.

Зрители «Рой ТВ» уже не раз писали нам: Игорь Иванович Стрелков перешел на одну глухую критику власти, а надо бы говорить о том, что нужно делать всем нам в столь трудный час. Мы пытались повернуть работу именно в эту сторону. Надеюсь, ИИС учтет эти замечания. И все-таки задумается над тем, как не стать рассорившимся со всеми одиночкой, от коего все шарахаются.

Ну, а Партия Дела и «Рой ТВ» продолжат свою работу. Мы сектантством не страдаем, отлично видим, как реальный мир (и реальные люди в нем) отличаются от Зазеркалья в Интернете, пропитанном голым отрицанием, истерией, нетерпимостью и комплексами. У нас много тем для разработки. Да и события в стране четко идут именно к жесточайшему внутреннему шторму. Как и к шторму внешнему. И если стрясется беда, уверен – мы окажемся по одну и ту же сторону от линии фронта. Зело на сие надеюсь.