March 2nd, 2019

ОДНИМ ЕЛЬЦИНОИДОМ МЕНЬШЕ. И ОБ ОТСТАВАНИИ В КОСМОСЕ

Максим Калашников

ОДНИМ ЕЛЬЦИНОИДОМ МЕНЬШЕ. И ОБ ОТСТАВАНИИ В КОСМОСЕ

Нам предлагают рыдать по поводу самоубийства создателя НТВ Малашенко. С гордостью говорят о том, что М. помог в 1996 году переизбраться пьяному монстру – Ельцину.

Плакать не стану. По мне – так одним ельциноидом (рашен либералом) меньше. При всей моей нелюбви к нынешнему Кремлю все эти выползни 1991 года – отвратительны. И создатели слизисто-зеленого НТВ 90-х – тоже. Рок настиг одного из тех, кто создавал криминальную «суперпрезидентскую» квазигосударственность РФ. Просто потом монстр обрел лик не Ельцина, в Путина – и начал давить своих же создателей. И то не сильно. Так что наложил на себя руки – и ладно. Тут миллионы русских – и каких! – уничтожены. По ним скорбеть надо.

***

А вот то, что янки запустили (пока с манекеном) многоразовый космический корабль «Крю Дрэгон» - вот это проблема и позор для Кремля.

Он столько лет орал о том, что пиндосы – дурные, что они зависят от кораблей типа «Союз», что теперь сел в лужу. Это – второе символическое поражение Роскосмоса, ведомого постсоветскими болтливыми дебилами общего профиля. Первым была посадка китайского самохода на обратную сторону Луны. Пока команда ВВП теряла годы и миллиарды долларов, по последнего гоняя «Союз» (корабль, сконструированный по идеологии 1967 года!), янки обошли РФ, создав планирующий при посадке корабль на технологиях уже нового столетия. Наши бонзы, до бесконечности гонявшие советский задел, опять обделались.

Самое интересное, что проект планирующего при посадке, многоразового, 6-местного корабля «Клипер» был зарезан в июне 2006 года. Когда нефтяных денег было – с горкой. Сочли, что коли американское НАСА решило делать корабль «Орион» («Аполлон» на стероидах), то нам планирующий «Клипер» - ни к чему. И принялись делать копию «Ориона» - «Федерацию», с которой тоже затянули. А дурные пиндосы сделали хитро: с помощью негосударственного КБ Маска сделали корабль, по идеологии аналогичный русскому «Клиперу». Снова опередив Москву.


Ну что, может, ваши стадионы к Сочи и футбольному чемпионату обеспечат вам успехи в космосе, косолапые недоумки? Вы же в них уложила денег на десять новых кораблей. Сырьевые дегенераты предсказуемо профукали советское наследство и теперь лишатся тех заказов, что приносило пользование кораблями типа «Союз». Все закономерно…


Новости кремляди: АПН Северо-Запад

Православный насильник и протеже Кадырова перед пьяным дебошем посетил Троице-Сергиеву лавру

Устроив несколько дебошей, избив пенсионера, отсидев за изнасилование и устроившись в спортклуб Рамзана Кадырова, участник боёв без правил Александр Емельяненко некоторое время вёл себя прилично.Но хватило его ненадолго: в очередной раз напившись в хлам, Емельяненко протаранил две машины на золотистом "Мерседесе"
http://www.apn-spb.ru/news/article29794.htm

За 2019 год в ДНР убито около 50 человек
http://www.apn-spb.ru/news/article29795.htm

Михалков не читал Чехова
http://www.apn-spb.ru/news/article29796.htm

Кремлядь не защищает осуждённого русского добровольца, чтобы не подставлять Дмитрия Киселёва
http://www.apn-spb.ru/news/article29793.htm

Ющенко признал юго-восток Украины Россией
http://www.apn-spb.ru/opinions/article29797.htm

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ГЕНОЦИД: ЧТО В АМЕРИКЕ, ЧТО У НАС


Максим Калашников

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ГЕНОЦИД: ЧТО В АМЕРИКЕ, ЧТО У НАС

Поразительно, как схоже то, что происходит в Соединенных Штатах и РФ сегодня. Что в Америке, которая вроде как победила СССР в Первой Холодной, что в РФ и на обломках Советского Союза. Один и тот же постиндустриальный геноцид. И там, и здесь разрушение промышленности привело к катастрофе. Смотрю на происходящее глазами Партии Дела – и душа наполняется гневом. Если американцы все-таки взбунтовались и привели к власти Трампа – националиста и протекциониста – то русские пока вымирают безмолвно.

Мне понятно, что за Трампом – мощная поддержка американского народа и промышленного капитала, ненавидящих финансистов и не желающих погибать. Трамп имеет все шансы на переизбрание.


ЛИКИ ВЫРОЖДНИЯ И СМЕРТИ: АМЕРИКА КАК РОССИЯ

Максим Калашников очень любит изучать американские детективы. И если романы Эрла Стэнли Гарднера с его Пери Мэйсоном передают нам реалии Соединенных Штатов 1940-1950-х, то триллеры Дэвида Болдаччи – это жуткие реалии Америки, попавшей под власть глобализаторов и сторонников «свободы торговли». Жизнь США, которых лишили промышленности. У Болдаччи детективная история часто разворачивается в умирающих городках Ржавого пояса (Среднего Запада и части Восточного побережья) Соединенных Штатов. В местах, где за Трампа – горой.

«У нас тут в городе миллион всяких проблем. Предприятия закрываются. Дома заложены-перезаложены. Куча народу сидит без работы и без всякой перспективы ее получить. Одни наркоманы вокруг…

…Когда я был маленьким, шахты и фабрики еще работали. У людей водились деньги. Отцы вкалывали, матери сидели по домам, растили детишек. По воскресеньям люди ходили в церковь. В центре жизнь била ключом. Потом шахты с фабриками позакрывались, и все полетело под откос. Потому что вся жизнь была в этих шахтах и фабриках. Не будь их, никакого города тут вообще не было бы…

…Давным-давно Бэрон-старший, который приехал сюда незнамо откуда, открыл здесь месторождение угля. Построил городок, потому что ему нужны были шахтеры. Сколотил на шахтах целое состояние. Потом открыл угольные заводы – кокс тут пекли, затем ткацкие фабрики, а чуть позже и бумагу стал делать. Наткнулся вдобавок на природный газ – вот тебе еще денежки…

…Когда в семидесятых вообще вся экономика вошла в штопор и производство стали переносить за океан, так и вовсе все остановилось…»

Так Болдаччи рисует Бэронвилль – собирательный образ городка Ржавого пояса. Подчеркнем: роман «Падшие» – 2018 года, свежий. Впрочем, Болдаччи и раньше о таких городках писал.

Чтобы понять, почему Трамп с его программой новой индустриализации Соединенных Штатов был выбран, откроем неплохой детектив «Абсолютная память» того же автора (2015 г.). Описывая преступление в городке (расстрел школьников), автор пишет: «Берлингтон, даже без военной базы, некогда был процветающим промышленным городом, подобно тысячам сообществ, пунктиром рассекающим середину страны. Теперь, когда все производство было переведено за границу, здесь оставалось создавать только нищету. В городе были две сети продовольственных магазинов… Самыми популярными продуктами были килограммовые упаковки гамбургеров и бочки приторно-сладкого апельсинового лимонада. Оживленно торговали и точки фастфуда, откармливая до невозможного состояния молодых и старых, и прогнозы роста диабета, рака, инсультов и болезней сердца уверенно били все рекорды…
Немногие состоятельные жители Берлингтона жили в закрытых поселках на западе города и редко выбирались оттуда. Остальные делили между собой три другие стороны света. Бездомные жили на улицах в дырявых спальных мешках…»

Болдаччи описывает реалии деиндустриализованного города: пришедшая в упадок школа, преступность среди молодежи, у которой нет шанса на достойную жизнь дома, стрельба свихнувшихся по школьникам. Вот почему огромная часть Америки не захотела подобной жизни и пошла за Трампом, сулящим новую промышленность и рабочие места.

Но в «Падших» он идет еще дальше, показывая анатомию и страшные последствия деиндустриализации, до боли похожие на постсоветские реалии.

За уходом промышленности начинается вырождение общества и людей. Место закрытых заводов в пенсильванском Бэронсвилле занимает огромный ЦВЗ – роботизированный Центр выполнения заказов для Интернет-торговли. Необъятный склад для товаров из стран Азии, куда ушла промышленность. Но здесь еще полно ручного труда. Например, у сотрировщиков. Здесь время обращается назад: люди надрываются и вынуждены рвать спины, таская тяжести и вкалывая подчас по 12 часов. Под контролем надзирателей.

«…Когда на мобильное устройство сортировщика поступает сигнал о принятом заказе, тот должен немедленно метнуться к стеллажу, в котором хранится запрошенный товар – система сама его туда направит. И процесс пошел. Тем, кто там работает, приходится управляться с предметами весом до пятидесяти фунтов и проводить на ногах до двенадцати часов в день. Люди за смену до пятнадцати миль пешком проходят…»

Хотя и платят вроде бы неплохо, но набрать на работу местных жителей трудно – они повально подсели на наркотики. Ибо жизнь их стала серой и скучной. У них нет перспектив, будущего. «…Никто не проходит тест на наркотики. Начинаем уже набирать людей из других районов – даже из соседнего штата, из Огайо…»

Поэтому в Бэронсвилле в год почти сотня человек умирает от передозировки наркотиков. Из той же книги книги Максим Калашников узнал, что в США начала 2000-х годов разразился Опиоидный кризис – огромный рост потребления опиоидных обезболивающих средств. Они оказались очень доступными. Дело в том, что как раз в самый пик вывода производства из Америки в Китай, в 90-е, фармацевтическая промышленность США стала предлагать массу опиоидов, якобы «не вызывающих привыкания», а врачи принялись прописывать их налево и направо. То есть, пошла в ход наркотизация простонародья, лишенного рабочих мест. Ее прозвали «пенсией Ржавого пояса».

Понятно, что в Бэронвилле, как и в других подобных городках, приходит в упадок и образование. Закрылись предприятия – оскудел и бюджет города.

«…Нет налогов – нет денег, чтобы привести это здание в порядок. Да и учеников у нас вполовину от того, что было раньше. Великий исход из Бэронсвилляя продолжается. Вообще-то лет тридцать, как продолжается…» (То есть, с 1988 г. – М.К.)

«…Бюджет в очередной раз урезали… Вбухивать миллионы в спортивные арены – это мы можем, а вот на детишек лишний цент когда-нибудь потратили бы!»

Таковые реалии геноцида в форме лишения народа его промышленности. Тут люди сходят с ума и становятся наркоманами из-за бессмысленности нынешней жизни. «Есть еще тысячи мест точь-в-точь как это. Где люди когда-то просыпались каждое утро и гли на работу с какой-то определенной целью. Теперь у них нет цели. И работы нет. И какого-то осознания собственной ценности тоже. Не зря этот Опиоидный кризис называют эпидемией отчаяния…»

Болдаччи рисует картину того, как Инетернет-торговля разоряет гипермаркеты и торговые моллы. Люди, которые спасались от безработицы там, уходя с закрытых заводов в супермаркеты, снова оказываются на улице. Тупое государство не заботится о том, где им трудиться и зарабатывать…

КАЛЬКА

Как видите, читатель, происходящее в Америке очень напоминает то, что происходит в сырьевой РФ, в ее деиндустриализованных городах. Различаются лишь нюансы. В наших Брянске, Кологриве или Гороховце больше спиваются, нежели погибают из-за наркотиков. Хотя и тут в РФ наверстывают Америку. Реклама дури – на всех стенах. Точно так же люди становятся двуногими животными из-за телевизора. Да, в Америке нет горских республик – а то бы этнокриминальные банды держали бы такие городки Ржавого пояса под своей властью. Но это – не принципиальное различие.

Read more...Collapse )