May 2nd, 2019

ОДЕССА В НАШЕЙ ЖИЗНИ


1983




Максим Калашников

ОДЕССА В НАШЕЙ ЖИЗНИ

Завтра – пять лет с черного дня одесской трагедии.

Мне часто хочется вернуться в беззаботную, дурашливую, раннюю осень 1984 года. На дунайский остров Кислица, где мы, студенты исторического факультета Одесского государственного университета (ОГУ) проводили свой трудовой семестр в совхозе.

Снова пить молодое вино по рублю за литр, до хрипоты споря о войне в Афганистане, о холодной войне с Рейганом, о «звездных войнах» и о докторе Фрейде. Чтобы Вовка Доллар, взяв гитару, играл «You*re in the army now», а Петя Мильчев разливал по стаканам домашнюю ракию. Целоваться с Анжелкой под звездами на берегу одного из бесчисленных рукавов Дунайской дельты. И чтобы поодаль снова маячила тень старой, разрушенной баржи, выброшенной на берег еще в Войну. И чтобы над тобою простиралось мирно-мирное небо. Чтобы рядом травил анекдоты Шура Семко (он же – Пэт), а Мозоль (Генка Токарев) беспрестанно смеялся. И чтобы Толька Балинов заводил по вечерам любимый «Пинк Флойд»…

В ту осень куратором нашим – в той совхозной веселой эпопее – была тетя Лена. Елена Радзиховская. Волоокая брюнетка с потрясающей фигурой, в которую сам был тайно влюблен. Тетя Лена знала средневековую латынь и старо-провансальский язык, арабский и кучу современных западных языков.

Кто из нас мог знать тогда, в 1984-м, что страны нашей не станет? А сын доцента Елены Радзиховской Андрей трагически погибнет на Куликовом поле 2 мая 2014 года? И что ее саму, не сдавшуюся, оставшуюся мужественной противницей необандеровщины, станут потом травить как «антиукраинскую ватницу» какое-то быдло, вылезшее из западноукраинских попердюковок? Ее, признанную медиевистку, которую звали работать во Францию еще в те времена?

***

На все это наплывает лицо Путина… «Россия своих не бросает». Отчаянные речи тех, кого видел на Куликовом поле в марте 2014-го. «Предупредите там, в Москве, что готовится показательная расправа над Одессой!». Бесплодные попытки достучаться в Москве до «компетентных»: надо перебрасывать в Одессу оружие и кадры, использовать катакомбы, задействовать Приднестровье…

А потом – страшная трагедия, сгоревшие в Доме Профсоюзов…

***

Мразь, одержимая стремлением грабить и мародерствовать, рванувшая во власть в 1991-м, уничтожила мир моей юности. Где-то она перекрасилась в украинских «самостийников», где-то – в новых «держпавников» с гвардейскими ленточками. Но осталась такой же циничной и трусливой мразью. И те, кто погиб 2 мая в Одессе – на ее совести. В те дни и позже настал момент истины. Господствующая камарилья показала, что все ее словеса насчет патриотизма и державности – всего лишь пропагандистский треп для легковерных. Что Россия для них ограничена беловежскими рубежами 1991 года, что все то, что сделано царями и Сталиным для них – лишь пустой звук пополам с пустой же пропагандой.

Read more...Collapse )