December 17th, 2019

ОСТАНЕТСЯ ТОЛЬКО ВЫМЕСТИ ОСТАТКИ (К перспективам Второй Холодной)



Максим Калашников

Да, встречать свое 53-летие придется своеобразно: связки на правом голеностопе надорвал таки. И месяц так ходил. Теперь пытаюсь решить проблему. Попутно въезжаю в новую тему: изучаю газету, которую мне предложили возглавить. Есть время и подумать, и прикинуть, что делать.

***


Предлагаю подумать над большой перспективой нынешней Второй Холодной, товарищи. Лет этак на 40-50 вперед. При сохранении-то нынешних тенденций Москва эту войну безнадежно проиграла. Просто через несколько десятилетий врагам русских останется просто сюда зайти – и вымести веником наши остатки (и останки).

Понимаю, что молодым людям 40 лет кажутся вечностью. А мне, например, 1979 год – это как позавчера. Канун Афганской войны мне помнится очень ярко. Да и враг наш умеет планировать на два-три поколения вперед, это не вам постсоветские урки. В 1946 году США поставили целью сокрушение СССР – и добились своего через 45 лет. За это время они напирали – и отступали, маневрировали, лавировали, по большому счету никогда не останавливая работы по размягчению русского тыла. И своего часа они дождались, полностью использовав выпавшие им карты.

Вы думаете, они очень сильно изменились? Им совершенно не надо рисковать ядерной войной. Еще сорок лет – и РФ превратится в дом престарелых, лишенный науки и образования, современной промышленности и миллионов энергичных граждан. Остатки дряхлеющего населения с ничтожной долей русской молодежи стекутся в несколько супер-агломераций, продолжив ускоренно чахнуть среди железобетонных джунглей. Между ними лягут антропологические пустоши, заселяемые среднеазиатами и китайцами.

В один прекрасный день им останется просто войти – и все занять. «Ах, у них были какие-то супер-пупер-торпеды со стокилотонными боеголовами, способные ходить через океаны? Надо же! В музей их поставим…»

То, что демографическое угасание и вырождение во всех смыслах ожидает и Украину, дела не меняет. Тенденцию переламывать надо. Чем и буду заниматься до последнего.