m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

Национализм и научно-техническая революция

Максим Калашников

ТАЙНА "МАНХЭТТЕНА"
Об американском ядерном проекте 1939-1945 годов знают, пожалуй, все.
Знаете, что меня поражает в американском ядерном проекте, ставшем с 1942 года Манхэтеннским? То, как янки, тогда действительно шедшие в этом прорыве первыми, дерзко вкладывают деньги и ресурсы в совершенную фантастику. В этом смысле Сталину было легче: он после 1945 года знал о том, что дело – верно. А вот Рузвельт этого в 1942-1945 ведать никак не мог. Но, отринув все колебания, он финансирует грандиозное предприятие. Американцы еще не знают, из чего делать бомбу – из урана-235 или из только полученного плутония. Они еще не создали толком систему подрыва боеприпаса. Но они уже строят три закрытых города, создают мощную промышленность для получения урана и плутония, мастерят первый реактор в Чикаго и даже начинают готовить первое авиаподразделение для нанесения ядерных ударов!
Проанализируем эту историю. Смотрите: не зря Рузвельта иногда называют «американским Сталиным»! Его даже называют так же, как и Сталина – Хозяином. Как и Сталин, он в нужный момент решительно ломает сопротивление косных бюрократов, военных и технических специалистов, волевым решением постановляя: «фантастику» и «бред» - воплощать, причем с большими затратами.
ФДР в этом случае, прислушавшись к ученым и исследователям, а не к бюрократам, все же рискнул. Воля Рузвельта как бы скрестилась с пылким воображением и «инновационным чутьем» Черчилля. Господи, легко представить себе, чем все кончилось бы, сиди на месте ФДР другие лидеры, что доверяли (доверяют) не ученым, а бюрократам и «признанным специалистам» - Брежнев, Горбачев, Путин или Медведев. Те, кто боится и не умеет рисковать. В данном же случае рисково-венчурный ход Рузвельта полностью оправдался: атомное оружие удалось создать. А при работе над ним родились множество иных перспективных направлений и технологий, давших Америке силу и конкурентоспособность. Те же компьютеры, например.
Благодаря этому американское государство и тамошний крупный капитал очень хорошо поняли, что ученых нужно слушать. Что они могут сделать свои разработки мощнейшим ускорителем для развития страны и крупного бизнеса. Американцы стали вкладывать в науку большие государственные средства, научились не бояться риска – и именно это определило лидерство США во второй половине ХХ века. Именно благодаря этому родились компьютеры, ИТ, мобильная связь и многое другое.
Американцы (благодаря Рузвельту, Ванневару Бушу и другим смелым инноваторам) освоили великий цикл, не имеющий ничего общего с неолиберальными бреднями о полностью «свободном рынке»: государство финансирует создание чего-то совершенно нового, открывает дотоле невиданный рынок – а потом позволяет частному бизнесу строить на основании этого «чего-то нового» процветающие коммерческие предприятия. Скажем, частный капитал никогда не создал бы космической ракеты-носителя и первых спутников – это сделало именно государство – но зато приватный бизнес потом создал фирмы спутниковых связи, картографии, метеоразведки, навигации и т.д. Здесь социалистический принцип мобилизации ресурсов самым успешным образом совмещен с частной инициативой. При этом к реализации государственного мегапроекта умело привлекались частные корпорации-подрядчики. Это здорово описано в книге главного «орговика» проекта «Манхэттен», генерала Лесли Гровса – «Сейчас об этом можно рассказать». Ее издали в СССР – и она тоже есть в моей библиотеке.
А началось все с волевого «нерыночного» решения Рузвельта. И с его умения подбирать себе достойных помощников. а. Того, кто не сам делал Атомную Бомбу, а обеспечил для нее взлом инновационного сопротивления со стороны бюрократов и дал грандиозному, прорывному проекту развития все необходимые для жизни условия. Ибо не будь Рузвельта и Буша – не было бы и Оппенгеймера.


«ПОРТАЛЫ» В ГРЯДУЩЕЕ

Мораль сей басни такова: если мы действительно хотим сотворить новый мир, вдохнув техносмысл в Русскую идею, то и нам придется начинать проекты, подобные Манхэттенскому. Открывая таким образом «порталы в грядущее» и позабыв о страхе перед необходимостью предпринимать подобные проекты первыми в мире. Обрести смелость Черчилля и Рузвельта.
Для начала русские должны отбросить прочь нынешние либеральные мифы о том, что для прорывных инноваций якобы потребны чисто либеральная экономика с полностью свободным рынком, отстраненность государства и толерантность. А то нам сегодня говорят, что гении – они не как все, они не вписываются в общие рамки, а потому нужна максимальная терпимость. Каковую господа либералы сводят к борьбе с национализмом и к свободе половых извращений. Подспудно нам внушается мысль: гениями могут быть только педерасты, лесбиянки, трансвеститы и прочие вырожденцы.
Вздор! Либералов – на помойку. Мы прекрасно знаем, что для успеха дела нужна именно многоукладная экономика, где есть и государственные, и частные, и коллективные предприятия. Ибо только такая экономика лишена и узколобой «рыночности» с погоней за скорой прибылью, и тупой социалистической закостенелости. Ибо она спасительно разнообразна и гибка, позволяя скрещивать планирование и свободный рынок, чему доказательством – успехи КНР. Причем такая экономика (существовашая у Рузвельта с его Новым курсом) должна быть промышленной и наукоемкой, жадно требующей новейших технологий.
В стране с такой экономикой должен существовать сильный госсектор для ведения передовых научно-исследовательских работ на самом широком фронте – этакий «государственный венчур». Это то, на что никогда не пойдет частный бизнес. Ибо он не станет вкладываться в поиски с неясной перспективой. На самых прорывных направлениях первичный поиск ведет государство, на деньги налогоплательщиков. То, что даст результаты – подхватыает частный бизнес, сторицей возвращая все затраты казенных средств. Именно так и работают нынешние США с их инновационной системой. И только в РФ толпы кретинов могут орать о том, что средства налогоплательщиков не должны «расходоваться на вечные двигатели».
Знаете, почему все эти инновационные органы нынешней РФ никогда не смогут породить эпохальных прорывов и всегда будут работать хуже, чем инновационная система США? По очень простой причине: расейская система поддержки инноваций одержима манией: «Вокруг – одни шарлатаны, я должна вкладывать деньги только туда, где отдача гарантирована на триста процентов». Американская система не боится рисковать и в большинстве случаев терять деньги, прекрасно понимая: всего несколько удач полностью окупят все и принесут мировое лидерство. Поэтому все эти сколковы-роснаны-фонды-бортника будут топтаться на месте и копировать западные достижения, а янки – улетят далеко вперед и ввысь. Риск и потеря денег в американской инноватике – это как неизбежная потеря части энергии при работе двигателя внутреннего сгорания.
Не обращая никакого внимания на либеральный кретинизм, наша национально-футуристическая Россия выстроит именно такую систему. Создаст свою систему мегапроектов прорыва в новую цивилизацию. Именно туда мы направим те деньги, что получим за счет отказа от проведения бесполезных олимпиад и футбольных чемпионатов, за счет эмиссии рублей и за счет конфискации богатств той клики, что грабила страну, начиная с 1992 года.
Мы знаем, что самые эпохальные, самые принципиальные научно-технические прорывы (радиосвязь, радиолокация, ядерная энергия, космонавтика, авиация, антибиотики, компьютеры, бензиновые двигатели внутреннего сгорания) были достигнуты как раз в весьма нелиберальные и нетерпимые времена, при господстве обществ великодержавного национализма и прогрессизма. Что либеральный «свободный рынок» и «минимальное государство» могут только использовать тот задел, что оставили «тоталитарные» эпохи – но свой создать они не в силах. Все эти смартфоны и компактные термоядерные реакторы, генная инженерия и реакторы холодного ядерного синтеза есть не что иное, как наследие великих принципиальных прорывов в знаниях первой половины ХХ века. И более раннего времени. Постиндустриальный педераст, пораженный цифровым слабоумием – не замена титанам Индустриальной эпохи с ее мечтами о звездах и бессмертии.
Нам ведомо, что правильно организованное, имперское, национально-футуристическое государство намного сильнее транснациональных корпораций и может выступить как генеральный подрядчик, превратив их в исполнителей. Именно так был организован и «Манхэттен», и легендарные, эпические программы космонавтики 1960-х. Зачем нам отказываться от рецепта успеха? Для него нужны не господство толерастии и не свобода педераст-парадов, а наэлектризованность общества Великой мечтой. Его одержимость научной фантастикой, научно-техническим и общественным прогрессом, мечтами о дальних космических путешествиях. Это и есть – техносмысл Русской идеи. Он, а не свобода половых девиаций и прочего вырождения, и выступает как один из мощнейших двигателей Развития. Только так можно открыть «порталы в новый мир».
Либерализм любит поспекулировать на том, что он якобы – за освобождение личности от ига государства, за всестороннее развитие этой самой личности и за свободу ее творчества. Чепуха от начала и до конца! Ненавижу либералов за то, что они «не видят» того, что помимо государства на арене действуют корпорации и закрытые общества: некие коллективные сверхличности, несущие в себе и ряд черт государства. И если ты ломаешь государство, а не строишь умное национально-футуристическое государство, то не освобождаешь личность. Отнюдь! Ты делаешь мириады атомизированных личностей добычей и рабами корпораций. Они в «мире-без-государства» порабощают людей и устанавливают внутри себя такоую тиранию, что мало не покажется. Любой, кто работает в современных компаниях, знает, что внутри они в большинстве – концлагерь, воплощенный Оруэлл. Либералы, будучи наймитами корпораций, об этом помалкивают и несут бред об «освобождении личности». За что и заслуживают полной утилизации. Корпорации несут с собой своеобразный «прогресс», создавая общество, деленное на касты.
Наш ответ – новая научно-техническая и социальная революция, создание национально-футуристического государства. Максим Калашников достаточно подробно описал его в книге «Национальный футуризм», и позвольте ее здесь не пересказывать.
Итак, освободив наше сознание от вредных мифов, мы, носители Русской идеи, должны создать свои мегапроекты-порталы в новую цивилизацию. Каким может быть наш «Манхэттен»?

Tags: Максим Калашников, НС, инновации, национал-футуризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments