m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

М.Калашников. ОБ ОСЛАХ-ЭКСПЕРТАХ (5)

Предыдущий текст –
http://m-kalashnikov.livejournal.com/2094847.html
Максим Калашников

НЕ ДОВЕРЯТЬ СЛЕПО «ПРИЗНАННЫМ СПЕЦИАЛИСТАМ»!

…Таким образом, читатель, умелый правитель страны должен знать: если к нему приходят маститые ученые и признанные академики и начинают хором твердить, что «вот этот Иванов-Петров-Сидоров предлагает не изобретение, а какой-то бред», если высоколобые эксперты отказывают чему-то в праве на жизнь, не нужно торопиться с выводами. Особенно если тот, кого объявили сумасшедшим шарлатаном – практик и уже имеет успешные наработки. Отсекая явно ненормальных носителей тупиковых предложений, можно найти среди «отверженных» немало тех, кто способен принести стране эпохальные исторические прорывы.
Перед моими глазами – опыт довольно успешного предпринимателя-инноватора Игрек. Настоящего имени называть не стану – не хочу нарушать данного слова и подводить человека, что называется, под монастырь. Игрек успешно коммерциализовал несколько в 2000-е годы советских разработок, но, к сожалению – за рубежом. Ибо в РФ это почти невозможно. Однако в данном случае важно другое: успешные проекты Игрека развились из тех разработок, каковые эксперты-ученые дружно объявляли чепухой и утопией. Один из таких случаев – уникальная технология «свечения» радарным устройством вглубь работающего турбореактивного двигателя. Она позволяет получать полную картину состояния мотора и еще кое-что, о чем мы пока умолчим. Так вот, официальная наука орала: невозможно что-то получить с помощью радара, когда ему приходится зондировать раскаленную рабочую камеру двигателя, где бушует, по сути, низкотемпературная плазма, и еще бешено вертится турбина с ее лопатками. Но оказалось, что это еще как возможно!
- Когда мне приносят заключение о том, что то-то и то-то – бред, я не тороплюсь выносить окончательное суждение, - рассказывает Игрек. – Просто я очень хорошо знаю, что когда признанному ученому приносят нечто, что противоречит его теории или представлениям, он это «рубит» не глядя. Мы же смотрели более внимательно, рисковали – и в пяти случаях из шести не ошиблись.…
Мудрый правитель страны не станет разгонять официальную науку (это тоже опасно), но он будет и полностью доверять ей вершение судеб изобретателей и авторов новых теорий. Настоящий вождь и управленец от Бога всегда попытается создать конкуренцию официальной науке. Вникнув в суть дела и отсеяв явных сумасшедших, умный менеджер даст «безумцу» средства на опыты в лабораториях и постройку опытного образца. Ведь тут, как правило, требуются затраты совсем не в миллиарды, а в миллионы рублей, а то и меньше. Успех даже одного «безумца» из нескольких принесет огромный положительный эффект, ускорит развитие страны и встряхнет официальную науку. Именно так поступали Гиммлер (СС) и Берия (НКВД), оказывая помощь непризнанным гениям по линии своих ведомств.
Сегодня без обсуждения, как догму, принимают второе начало термодинамики. Вчера утопией объявляли ракеты, а сегодня – энергетическую инверсию по Ощепкову. Сегодня «признанные светила» подвергают гонениям теорию энергетической инверсии, норовя растоптать и задушить тех ученых, что работают по этому направлению. Вам это ничего не напоминает?
В отечественной Академии наук не любят вспоминать о том, как она в эвакуации (в Казани, декабрь 1941 г.) забодала саму идею создания атомной бомбы. Дело было аккурат после письма выдающегося физика Георгия Флерова (основатель Объединенного института ядерных исследований в Дубне, 1913-1990 гг.) Сталину о том, что на Западе, видимо, начались работы по созданию ядерного оружия. И слава богу, что Сталин не внял мнению остепененных академиков, но зато поверил и Флерову, и Лаврентию Берия, каковой добыл сведения о начале атомной программы в США и Англии по каналам разведки! И сегодня вся история подается так (цитирую официальный сайт ОИЯИ в Дубне):
«Г.Н.Флеров обращается в АН СССР с просьбой дать ему возможность выступить перед специалистами. В конце декабря 1941 года выступает перед академиками А.Ф.Иоффе, П.Л.Капицей и другими физиками с докладом о необходимости исследовать цепные ядерные реакции на быстрых нейтронах. В докладе он указывает конкретные пути решения ряда основных проблем. Не останавливаясь на этом, он пишет 2 письма И.В.Сталину, в которых убедительно доказывает возможность и необходимость создания атомной бомбы. Эти письма послужили для советского руководства толчком для развертывания целенаправленных исследований. И это в то время, когда вопрос стоял о жизни или смерти советского государства!»
Не устану повторять: для научно-технических прорывов нужны именно «безумцы». Потому что «признанные специалисты» чаще всего ошибаются, принимая новое за плоды воображения сумасшедших.
Обычные люди вообще чертовски консервативны. Почтенная публика чаще всего выступает в роли стада баранов-ретроградов. Возьмем, скажем, биографию великого английского врача Эдварда Дженнера, принесшего человечеству огромное благо: первую в мире вакцину. Именно Дженнер в 1796 г. сделал первую в истории прививку против черной оспы, используя биоматериал от переболевшей коровы. Изобретение Дженнера спасло, пожалуй, сотни миллионов (если не пару миллиардов) жизней – ведь оспа убивала треть заболевших, а остальных оставляла обезображенными. Но Бог ты мой, сколько же пришлось выдержать Дженнеру-новатору! Против него выступила церковь. В публике ходили самые дикие слухи о прививках. Помню карикатуру тех времен: у одного привитого из задницы вырастает пол-теленка, у другого – коровьи рога. Когда сегодня наблюдаешь циркуляцию страхов и ужасов в публике по поводу генетически модифицированных продуктов или стволовых клеток, то поневоле вспоминаешь историю Дженнера. Хотя он победил: в конце концов, его прививки стали государственным делом, оспа отступила.
Однако факт остается фактом: первоначально изобретателя вакцины готовы были с потрохами слопать.
Уж коли разговор зашел о медицине, то здесь пример ослоумия «признанных экспертов» наиболее нагляден.
Вплоть до второй половины XIX столетия тогдашние врачи буквально убивали пациентов. Доктора той эпохи не мыли и не обеззараживали руки, отчего переносили инфекцию. Особенно это касалось рожениц. Так называемая «родильная горячка», вызванная заражением женщин, влекла за собою чудовищную смертность и рожениц, и новорожденных. До тупых мозгов тогдашних докторов не доходила мысль о существовании болезнетворных микроорганизмов, открытых аббатом Спаланацци и Луи Пастером (Поль де Крюи. «Охотники за микробами» - Москва, «Молодая гвардия», 1957 г.).
Однако медики рук не обеззараживали, перенося на них гноеродные бактерии. Так, в Вене 1840-х существовали две акушерские клиники. В одной, где практиковались студенты-медики, женщины мерли, как мухи – погибало до трети рожениц. В другой, где готовили акушерок, смертность была куда ниже. (Алексей Водовозов. «Остановись, гниенье!» - «Популярная механика», сентябрь 2010 г.). В 1847 году врач Игнац Филип Земмельвейс занялся проблемой и доказал: рожениц убивают сами медики: ибо студенты шли работать в родильное отделение после учебных вскрытий трупов, перенося заразу на руках. Зиммельвейс придумал обрабатывать руки медиков хлорных раствором, за 1847 год снизив процент смертности рожениц в клинике с 18,3% в месяц до 1,2%. Казалось бы, все блестяще доказано – и опыт нужно внедрять, но…
«…Когда Зиммельвейс попытался пропагандировать новый метод среди коллег, его подняли на смех и объявили шарлатаном. Во-первых, травить холеные руки хирурга хлоркой – нонсенс, кожа трескается и грубеет. Во-вторых, родильная горячка возникает сама по себе. В-третьих, сомневаться в чистоте рук докторов и обвинять их в убийстве собственных пациентов – это вызов всему врачебному сообществу. Началась самая натуральная травля врача-новатора. В марте 1849 года Зиммельвейса изгнали из Венского университета, его методика была забыта, смертность в обеих клиниках вернулась к прежним показателям, «смута» была устранена, «честь мундира» спасена»…» - пишет А.Водовозов.
Психика врача не выдержала. Он еще пробовал пропагандировать свой опыт, уехав в Венгрию. Но и там его работа подвергалась шквалу нападок. В 1865 году врач умер в психиатрической лечебнице. Памятник ему установили лишь в 1906 году.
Почти одновременно «признанные специалисты» едва не затравили английского доктора Джозефа Листера – еще одного пионера антисептики, почитателя работ Луи Пастера. В его клинике в Глазго пациенты хирургического отделения после операций умирали пачками. Оно и немудрено: хирургическое отделение лазарета поставили на месте бывшего холерного барака, рядом с едва забросанными землей трупами умерших от холеры (запах разлагающихся тел проникал в хирургический блок). Листер ввел обеззараживание карболкой помещении, рук и хирургических инструментов, резко снизив послеоперационную смертность. В 1867 г. Листер публикует работу «Об антисептическом принципе в хирургической практике».
«…Она в точности повторила судьбу публикаций Зиммельвейса – ее подняли на смех. Старая английская профессура приняла работу «сорокалетнего выскочки» за личное оскорбление: заливать гангрену карболкой? Распугивать неведомых зверюшек, которых ни один порядочный врач не видел ни в одной воспаленной ране?» - пишет А.Водовозов.
Но Листер не сломался и доказал свою правоту, союзничая с Луи Пастером (тот тоже показывал опасность занесения микробов в раны). Листер отстоял свою правоту Но сколько лет и нервов ему это стоило!
А тот же Пастер, что доказал: болезни – от микроорганизмов бывают? «Теория Луи Пастера о микробах - смешная фантазия!» - заявлял Пьер Паше (Pierre Pachet) - профессор психологии университета Тулузы в 1872г.
Ну ладно, это психолог х…ню спорол. Но ведь против учения Пастера и других основоположников микробиологии ополчались вполне «компетентные» медики!
«В Париже Пастер проповедовал, что вскоре будут найдены микробы чахотки, но против этого безумного пророчества восставала вся корпорация парижских врачей во главе с выдающимся доктором Пиду.
- Что? - кричал Пиду. - Чахотка вызывается микробами? Определенным видом микроба? Вздор! Дикая мысль! Чахотка имеет тысячу разных форм, и сущность ее заключается в омертвлении и гнойном разрушении плазматического вещества в легких; а это разрушение происходит от массы различных причин, об устранении которых и следует позаботиться врачам и гигиенистам.
Так, с помощью самых нелепых и бессмысленных теорий боролись парижские врачи против пророчеств Пастера...» - пишет Поль де Крюи, рисуя обстановку 1873 г.
Наверное, сегодня всякий знает о том, что Луи Пастер был создателем медицины прививок, вакцинации. Именно благодаря Пастеру мир сегодня спасен от периодических эпидемий. Но ведь и великий француз едва не был уничтожен в самом начале пути.
Восхождение Пастера к вершине славы началось с прививок против бешенства. До них каждый человек, укушенный больным животным, был обречен. Пастер спешил настолько, что слишком быстро перешел от опытов над животными к спасению реальных людей. Да, Пастер впервые в мире начал вырывать людей, укушенных бешеными животными, из лап смерти. Но, увы, 7% привитых все равно умирали.
Как всегда, вокруг ученого-подвижника собралась толпа «признанных специалистов», только того и ждущих, как повода растерзать первопроходца. Они сразу же стали орать, что больные в некоторых случаях погибают не вопреки прививкам, а благодаря им. Первый удар наносит профессор Петер, объявляя прививки крайне пагубным делом. Один за другим в лабораторию Пастера приезжают профессор Фриш из Австрии, профессор Спичка из Америки, португальский ученый Абрео, итальянцы де Ренци и Аморозо. Пастер рассказывает и показывает им все, что только можно, пытаясь убедить: прививки – это прорыв.
Но гости, уехав, один за другим разражаются разгромными статьями, смешивая Пастера с грязью. Их мнение твердо: прививки – слишком ядовиты и смертельно опасны. В подтверждение оппоненты Пастера провели свои опыты. (А.Шаров. «Жизнь побеждает» - Москва-Ленинград, «Детгиз», 1950 г., с. 49)
Кто знает, как сложилась бы судьба французского микробиолога, если бы не та помощь, что оказали ему наши, русские. Вернее, Одесское общество врачей, которое благодаря Илье Мечникову горячо поддержало новое направление в медицине. От него во Францию поехал работать великий русский исследователь, Николай Гамалея. Именно он разгромил оппонентов Пастера, обличив их на весь мир. Работы Гамалеи показали, что итальянцы Аморозо и де Ренци, якобы повторяя опыты французского ученого, пропустили в прививочный материал «по недосмотру» посторонние микробы. А португалец Абрео, как установил Николай Гамалея, вносил прививочный материал в кровь животным грязным, нестерильным инструментом.
Николай Гамалея не только спас Пастера, но и усовершенствовал технологию прививок, добившись падения смертности пациентов с семи до 0,61%, то есть – в одиннадцать крат. В 1887 году мир признал триумф Пастера и Гамалеи, равно как и потрясающие успехи Одесской лаборатории.
На сей раз обошлось. Пастера и его новацию удалось спасти, ибо нашелся неистовый русский – Николай Гамалея. А ведь могло быть и совершенно иначе. И сколько в истории науки и техники пастеров, для коих не нашлось своих гамалей? Сколько их погибло или было раздавлено толпой завистливых придурков?
1894 год. Английская наука вместе с медиками дружно травят Патрика Мэнсона, открывшего: комары высасывают из людей (вместе с кровью) болезнетворные микроорганизмы, которые переносят от больных к здоровым. И так распространяют эпидемии. «Его за это жестоко высмеивали, и медицинские умники с Харлей-стрит прозвали его «патологическим Жюлем Верном»...» - свидетельствует в «Охотниках за микробами» Поль де Крюи (издано в СССР в 1957 г.).
А сколько мытарств выпало на долю еще одного замечательного русского ученого, Даниила Заболотного? Того самого Заболотного, что при еще при царе открыл эндемические очаги чумы в монгольских степях, но полного научного признания добился в СССР, став президентом Академии наук Украинской ССР? Даниил Заболотный, поставив целью избавить человечество от чумы (а ее вспышки в Одессе были еще в 1901 г.!) поставил под сомнение устоявшееся к концу XIX века мнение, что микроб чумы живет в останках погибших от страшной болезни людей, в земле кладбищ. Он указал на настоящий источник чумы и на ее «хранителей», от которых чума перескакивает на людей – на степных сусликов-тарабаганов. В 1911 году, во время эпидемии чумы в Китае, ученые мира занялись травлей Заболотного. Мол, то, что утверждает ученый, не доказано! В дело вмешался бизнес: торговцы красивыми шкурками тарабаганов. Они не хотели лишиться рынка.
С огромным трудом Заболотному удалось доказать свою правоту. Ну, а потом он перешел на сторону Советской власти. В Гражданскую войну выступил как выдающийся эпидемиолог, борясь с эпидемиями сыпного тифа. В СССР Даниил Заболотный нашел полное признание и достойный общественный статус. Но это так, к слову.
Продолжим наше путешествие по истории науки и техники.
...Первым наркроз и обезболивание при родах применил врач из Шотландии Джемс Симпсон в 1847-м. Первыми на него налетели попы, которые никогда не рожали: а как же быть с Библией? Там же записано первородное проклятие: «В муках будешь ты рожать детей твоих». Против Бога попер, Симпсон? Но шотландец отбился. Он ткнул попов носом в перевод Библии: мол, «муки» - неправильно, в древнееврейском тексте-подлиннике сказано иначе. Симпсон смог огорошить поповщину тем, что если грешно облегчать роды женщинам, то тогда и всю медицину нужно отбросить. Ибо если Адам осужден на верную смерть богом, то к чему вообще спасать людей от болезней? Пусть просто молятся. «Не странно ли думать, с христианской точки зрения, что милостивый господь может желать и даже получать удовольствие от диких криков страдающей женщины?»
Но, отбрив святош, Симпсон наткнулся на попытку врачей запретить обезболивание при родах. Они доказывали, что боли при родах - «благотворное проявление жизненной силы». Правда, шотландец и тут за словом в карман не полез. Он напомнил, что сам бог применил наркоз, погрузив Адама в сон — когда удалял у того ребро для сотворения из него Евы.
Хотите пример посовременее? В 1965 году Фред Гейдж заявил о том, что активно работающий мозг может создавать новые нейроны. Это показали его опыты над животными. Напрашивался вывод: у людей, которые много работают интеллектуально, мозг развивается, в нем идет нейрогенез. Сейчас это — общепринятая точка зрения. А в свое время Гейджа чихвостили за антинаучность не все лады...
Так что если вы увидите, как признанные эксперты вороньем вьются над кем-то и каркают: «Бред! Шарлатанство!» - не торопитесь делать скоропалительные выводы. Вполне возможно, что воронье просто пытается заклевать нового гения. Коли вы слышите, как сегодня кого-то объявляют шарлатаном, как ядерный физик, академик Кругляков (глава Комиссии по лженауке РАН) кого-то клеймит и бичует, скажем, за некие открытия в биологии, не торопитесь с выводами. Конечно, шарлатанов и сумасшедших хватает. Но в некоторых случаях остракизму пытаются подвергнуть и настоящие прорывы. В силу нежелания что-то проверять на практике, в силу обывательской психологии, предрассудков или дурных амбиций.
Понятно одно: правитель, желающий быть Творцом Истории, должен создать свой питомник для «безумных гениев». Не нужно, образно говоря, разгонять «комиссий по лженауке» - они по-своему тоже полезны, ибо конкуренция нужна. Но при этом нужно «безумные идеи» проверять опытами в закрытой структуре. Чаще всего это совсем недорого. Не нужно сразу строить тысячетонный гравизвездолет: для начала можно обойтись маленькой опытной «гравицапой».



РЕТРОГРАДЫ И ЛОМОНОСОВ
И так – везде, а не в одной лишь медицине.
1857 год. Полоснув себя бритвой по горлу, уходит из жизни британский адмирал Роберт Фицрой. Ярый поборник развития новой тогда науки, метеорологии, Фицрой создал Метеорологический департамент. Он, как и Леверье во Франции, пытается предсказывать погоду, собирая по телеграфу данные с разных метеостанций. Именно Фицрой дает первые штормовые предупреждения английскому флоту. Но адмирала буквально травят обыватели и консерваторы-ученые. Над Фицроем смеются, в газетах публикуются издевательские карикатуры. Лицемерные и тупые святоши твердят, что погоду боженька дает, а потому предсказывать ее просто грешно. Нервы у моряка-инноватора не выдерживают…
А история такого замечательного изобретения, как громоотвод (вернее – молниеотвод)? В самом деле, гениально просто: ставить на верхушках зданий металлические шесты-антенны, от которых идет прочь, в землю, провод. Молния если и ударит в знание, то чудовищный электрический разряд по громоотводу канет в землю. Ничего не будет разрушено и не загорится.
Громоотвод создали в XVIII столетии. Один из его отцов – русский гений, пассионарный буян, Михайло Васильевич Ломоносов. Вместе с другом, профессоров Рихманом, он ставит крайне опасные опыты с «громовой машиной». То есть, два отчаянно храбрых безумца, русский и немец (на русской службе) ставят на крышах своих домов металлические прутья, а провода от них проводят в свои комнаты, подвешивая на них железные линейки! Во время грозы они наблюдают за ними. Погибает Рихман: 26 июля 1753 г. молния бьет в его «аппарат» - и проходит через тело слишком близко стоявшего к линейке исследователя. (Предполагают даже, что друг Ломоносова был убит шаровой молнией).
Ломоносов предлагает: ставить на высокие здания громоотводы, заземляя их. И что тут начинается! Ну, попы – это клиника. Они визжат, что молния – кара божья, что ставить какие-то громоотводы – страшный грех. С этими уродами в вороньих рясах все ясно. Но против Михайлы Васильевича и уже погибшего Рихмана ополчаются аристократы!
Возмущение опытами с «громовой машиной» высказывает граф М.И.Воронцов. Князь Нащокин злорадно нацарапал в своем дневнике: «Машиною старался … от идущего грома людей спасти, но с ним прежде всех случилось при той самой сделанной машине». На Ломоносова ополчились и власти, и коллеги-ученые тогдашней Академии наук. Михаил Васильевич, мужик неуемной воли и страшной физической силы, дрался за инновацию, как разъяренный медведь. «Не одни молнии из недра преизобилующия натуры на оную устремляются. И когда лекарствами от моровой язвы, плотинами от наводнений, крепкими основаниями от трясения земли и бурь обороняемся… того ради какую можем мы видеть причину, которая бы нам избавляться от громовых ударов запрещала?» В ответ Синод представил императрице Елизавете доклад, требовавший запретить Ломоносову такие высказывания и написать закон, «дабы никто иной отнюдь ничего писать и печатать о вере святой противном и с честными нравами не согласном, под жесточайшим за преступление наказанием не отваживался…» Кстати, не только в России такое творилось. В Моравии один священник водрузил на свой храм молниеотвод – так его заставили его убрать. Дескать, новшество засуху в округе порождает.
Не знаю, сколько бы еще Ломоносову пришлось бы сражаться с тупостью «признанных экспертов» и косностью почтенной публики, если бы ему не помогли б те же молнии. В ночь с 29 на 30 апреля молния грянула прямо в шпиль Петропавловского собора в Петербурге, подожгла церковный купол и повредила иконостас. На ремонт собора угрохали огромную сумму. И снова молния ударила в него. Только тогда громоотвод поставили сначала на собор, а потом снабдили ими все большие здания русской столицы. (И.Абабашев. «Разум против стихии» - Москва, «Молодая гвардия», 1962 г., сс. 133-134)
Приведем еще один курьезно-грустный пример, который хоть и не относится к технологическим революциям, однако ж, тоже ярко рисует убожество «признанных авторитетов».
До 1856 года гипотеза о том, что до вида «человек разумный» существовали другие, архаичные типы древних людей-палеоантропов, оставалась лишь предположением. Но в тот год в немецком местечке Неандер (рейнская долина) в каменоломне обнаружили часть скелета древнего человека, впоследствии названного неандертальцем. Череп со скошенным лбом и массивными надбровными дугами. Массивный костяк с изогнутыми костями бедра. Рабочие сначала думали, будто нашли останки медведя. Скелет сохранил и изучил местный гимназический учитель Иоганн Карл Фульротт. Он же первым заявил: перед нами – вымерший вид древнего человека.
Что тут началось! Признанные ученые безжалостно клевали смельчака. Да это древний кельт, идиот от рождения к тому же (Париж, Антропологическое общество, антрополог Прюнер-Бей)! Университет Геттингена, анатом Рудольф Вагнер: это – пожилой эмигрант из Голландии. Анатом Август Франц Мейер объявляет останки неандертальца скелетом … русского монголоидного казака из армии генерала Чернышева, погибшего в 1814 году. Это казак – и оттого у него такой странный череп (с обезьяньими надбровными дугами, скошенным низким лбом и челюстью без подбородка – М.К.) А изогнутые кости бедра – следствие кавалерийских занятий дикого русского казака. Н-да, хорошая иллюстрация того, как нас, русских «любили» на Западе задолго до СССР. Знаменитый анатом и физиолог Вирхов объявил останки принадлежащими обычному человеку, изуродованному рахитом. И только находка следующего неандертальца прекратила гонения на Фульрота. (В.Ларичев. «Охотники за черепами» - Москва, «Молодая гвардия», 1971 г.)
Основоположник современной геологии Чарльз Лайель (1797-1875) говорил: «Открытие, прямо противоречащее совокупности предыдущих исследований, обыкновенно принимается с большим недоверием». Человек знал, что говорил. На своем опыте. Инноваторов и «революционеров в науке» всегда норовили затравить и уничтожить, а их новшества – не пропустить.
Дорога развития человечества буквально усеяна телами погибших инноваторов. Большинство из них сгубили «признанные эксперты» и дебильная обывательская толпа. Большинство людей – вообще немыслящее стадо. Везде – и в России, и в Америке, и а Европе. Думать и изобретать – удел немногих, представителей действительно высшей расы…
Только высшая раса действительно способна увидеть ростки грядущего в окружающей реальности, понять и оценить смелых изобретателей и новаторов. А большинство окружающих нас сограждан все время считает, что все уже изобретено и сделано. Это – исторический факт. Инерцию застоялых «авторитетов» и ослиные умы почтенной публики нужно обходить. И это – дело очень умной и энергичной власти.
Девизом ее должно стать изречение советского авиаконструктора Роберта Бартини:
«Непонятое вами остерегайтесь называть несуществующим»!

Tags: Максим Калашников, инновации, технооптимизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment