m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Что ждет РФ? Ответы на вопросы А.Анпилогова

Максим Калашников

- Максим, добрый день. Скажите, насколько Россия может быть инновационной страной, например в ближайшие 50 лет?

- Пока она не может быть инновационной страной, потому что без подъема промышленности нет спроса на инновации. Инновации не существуют сами по себе, они должны находить своего потребителя. Без развитой индустрии, нового технологического уклада – инновации просто не рождаются. Со временем в стране инновационный процесс будет затухать, что происходит уже сейчасна наших глазах. Инновационные институты развития в РФ (Сколково, «Роснано» и т.д.) работают с позорно низким КПД, лучшие разработки уходят за границу. Просто там научные и технологические парки реально работают, там не дерут «откатов».

- С Вашей точки зрения, новая индустриализация – что это может быть? Это ведь не будет создание тяжелого машиностроения и металлургии, как при Сталине или создание ракетно-космической отрасли, как при Королёве?

- Во-первых, если брать металлургию, то это может быть совсем другая металлургия, например, дающая новые сорта стали, где сам процесс иной, не доменный и не мартеновский. Речь идет о порошковой металлургии, электрометаллургии, о других современных и эффективных способах получения стали.
Новая индустриализация будет опираться на «высокоточную», крайне экономную и роботизированную промышленность Шестого техноуклада. Это уже «наукопромышленность». И на такое же высокотехнологичное сельское хозяйство. Это очень непохоже на старую индустрию ХХ века. Позвольте не говорить об этом на бегу, это – тема особой статьи. Забудьте о дымных громадах заводов 1930-х годов, об изнуряющих конвейерах – это уже в прошлом. В новом укладе будут и гибкие роботизированные системы производства, и стволовые клетки, и необычные технологии повышения урожайности, и транспортные системы нового типа, и даже люди новой расы.

- Хорошо, например представим, что завтра приходит новый руководитель космического проекта, который убеждает руководство запустить этот процесс – насколько ему сейчас придется начинать все от «первых кирпичей», то есть от системы образования, от подготовки нужных кадров. Сейчас в сфере образования, научных школ – у нас лишь небольшие недочеты или всё это надо восстанавливать с нуля?

- Нам придется фактически создавать заново эти сферы. Я работаю как журналист с 1987 года и вижу, как шло уничтожение науки и образования. Если ты выбиваешь свою промышленность, то ты неизбежно выбиваешь и фундамент из-под собственного образования и своей науки. Они начинают угасать. Попытки нынешнего руководства РФ поднять науку и образование, не проводя неоиндустриализации и сохраняя сырьевую экономику, смешны и провальны от начала и до конца. Давайте покончим с мифом «постиндустриализма» о том, что Россия якобы может стать мировым центром инноваций и изобретений, не имея сильного реального сектора. Нет его – и усыхают мозги. Там же, где развивается производство, в конце концов перебираются наука, и образование, и финансы. В этом смысле «нефтегазовая РФ» лишена будущего.

- А кто может выступить этим агентом, который увяжет между собой образование, промышленность, науку? Это должно исходить от первого лица государства?

- Первое лицо сейчас мало чем управляет, его указы не выполняются, нет работоспособного аппарата, чтобы их выполнять. Вместе с некомпетентностью безобразного бюрократического аппарата все парализует коррупция. Шаг за шагом подрывается экономика. Ибо у власти с 1992 года остаются все те же монетаристы-«неолибералы» гайдарочубайсова толка. ВВП их не тронул. Центральная власть (особенно – с 2012 г.) совершает чудовищные экономические ошибки, делая все, чтобы подорвать доходную базу страны, но нарастить ее расходы. (Имею в виду вступление в ВТО плюс майские указы). Попытка скрещивать великодержавную политику РФ с порочным монетарнр-либеральным курсом в экономике кончится крахом. И первое лицо бессильно что-либо предпринять без скоординированных усилий целого общественного Субъекта стратегического действия.

- На что же нам надеяться?

- Мы пытаемся создать сейчас эту силу, например я и мои товарищи, мы сторонники национальной, футуристической индустриализации всей экономики. Речь ведь не только о заводах, производствах, но и об институтах, академиях. Положение Российской Федерации сейчас очень тяжелое.
Внешне, конечно, оно залакировано и звучат бравурные марши. Но наша страна в XXI веке остается сырьевой, на глазах теряет кадры, центры прибыли в такой сырьевой экономике лежат вне пределов Российской Федерации. У нас уже даже встала проблема с технологиями добычи нефти и газа, с производством оборудования для этих отраслей — и угроза санкций показала, насколько чувствительна эта проблема для России. Путин уже признал, что скоро придется импортировать инженеров: своих остро не хватает.
Еще у нас «нарывает» проблема демографического угасания русского населения, его старения — и это не изменить потом за один год, если это копилось десятилетиями.
Сейчас РФ похожа на одурманенного наркотиками, загипнотизированного человека, который под бравурные марши тихо погружается в трясину. Идет медленное погружение, электорат этого не осознает, но мыслящим людям очевидно, что засасывание в трясину только продолжается.
Сохранение сырьевой модели экономики – это опасность номер один для нации. Но вместо этого страна смотрит в прошлое, а власть занимается не индустриализацией, а играми с сознанием масс, имитацией велкодержавия и кутежными «имидж-мегапроектами». Но стране сейчас нужны заводы, лаборатории и передовые агрохозяйства, новая инфраструктура «под производство», а не футбольные стадионы. И не «сочинские олимпиады»! Напомню, что между началом бурной неоиндустриализации в Китае (1978 г.) и первой Олимпиадой в КНР (2008 г.) прошло тридцать лет. Китайцы сначала выстроили несырьевую сверхдержаву, а потом занялись престижами-имиджами. Москва же занимается «престижем», отнимая ресурсы у реального сектора. Позор: но современное оборудование в РФ делается из испанской или итальянской стали. Она и качественнее и дешевле, чем то, что предлагают «крутые» российские олигархи.

Я боюсь, что если ничего не изменится, то мы увидим новый июньский пленум 1983 года («Мы не знаем собственной страны!») , а потом состоится новый «апрельский пленум 1985 года» и разразится Перестройка №2.
Может даже случится так, что мы увидим и новый Февраль и новый Октябрь.
Будет объявлено, что мы зашли в тупик и нам нужны реформы и вполне возможно, что в результате системного кризиса наступит «Февраль», после которого, я надеюсь, будет победоносный «Октябрь». А никак не «новый 1991-й».

Tags: Максим Калашников, кризис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments