m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

О роли денег в революции

Максим Калашников: я сколько говорил, что ни политика, ни протесты не делаются без больших денег? Что ни энтузиазм, ни Интернет их не заменяют (хотя и дают экономию)? Что все эти краудфандинги (пускание шапки по кругу, "толпофинансирование") и членские взносы - ерунда на постном масле? И что богатые в наших условиях будут помыкать массами и политактивистами?
Познакомьтесь с мнением практика.

***


"...Как вы думаете, сколько стоили стотысячные митинги на Болотной и Сахарова? Нет, я не намекаю, что там за приход деньги платили — это, конечно, глупость, так топорно работает в России только действующая власть. Конечно, люди шли туда на энтузиазме. Но чтобы этот энтузиазм разжечь, а потом еще сообщить людям, когда и куда им прийти, да еще в предельно сжатые сроки, придется хорошо вложиться. Пиар-кампания (интернет, радио, даже немного телевидения), очень широкое распространение печатных прокламаций (вспомните наклейки с призывами выйти на митинг, которые в те дни смотрели на вас примерно с каждого первого столба). А эти наклейки ведь кто-то печатает, а кто-то еще и расклеивает, причем немало народу, и какими бы энтузиастами эти люди ни были, очень быстро становится понятно, что ни на какую другую деятельность у них времени не остается, а кушать самим и семьи кормить надо, так что без зарплаты тут не обошлось. Плюс сама организация митинга — оборудование, технические специалисты. В те дни компании, занимающиеся, например, звуковым сопровождением массовых мероприятий, делали в Москве огромные деньги — когда я сам обращался к ним чуть позже, после первых «Болотных», цены на их услуги, подогретые спросом, были уже запредельными.
Иными словами, как только ситуация накаляется и в жизнь врывается большая политика, вам, если вы только хотите в этом действе участвовать, нужны очень большие деньги — и сразу же. Никакой «краудфандинг» столько собрать не сможет — он соберет, при самых благоприятных обстоятельствах, миллионы — ну ладно, будем щедрыми, десяток миллионов — рублей, а вам сходу нужны миллионы долларов. Без спонсоров не обойтись. К кому можно обратиться? Кто в современной России может вот так запросто взять и выложить из кармана миллион-другой в твердой валюте? Такие люди наперечет, и мы все их знаем. Вполне естественно, что оппозиция бросилась именно к ним.
Вот в этом заключается еще одна парадоксальная сторона истории «Зимней революции» — вся эта история в совокупности, вообще говоря, отдает изрядной шизофреничностью, ибо из противоречий она буквально скроена. «Революция» финансировалась почти исключительно людьми, по всем внешним признакам всецело лояльными правящему режиму и глубоко встроенными в его систему распределения благ — т.е. видными представителями олигархических кланов.
Конкретные имена мы по понятным причинам пока называть воздержимся, но факт остается фактом: все сколь-нибудь заметные движения «внесистемной оппозиции» спонсировались вполне «системными» олигархами, «бенефициарами» Путина, не замеченными в основном ни в каких конфликтах с режимом. Причем речь идет о движениях всех направленностей в равной степени — и о либералах, и о левых, и о националистах. Те движения, что такой поддержки не получили, просто не смогли вылиться хоть во что-то заметное. Причем очень часто один и тот же олигарх одновременно спонсировал несколько разных организаций, часто — совершенно противоположной и взаимоисключающей направленности, поначалу деля финансовые потоки между ними более-менее поровну, затем — перераспределяя их в зависимости от успешности проводимых мероприятий и количества привлеченных сторонников. Конкретная идеологическая направленность протеже спонсоров нисколько не смущала — миллиардеры запросто могли давать деньги людям, призывавшим к национализации и экспроприации, а люди с откровенно нерусскими фамилиями финансировали русских националистов. Сомнений или угрызений совести не испытывали, насколько можно судить, ни дающие, ни берущие. По всей вероятности, каждая сторона надеялась использовать другую в своих целях, добиться желаемого результата, а потом поставить «партнера» на место.
Каковы были во всей этой истории мотивы олигархов — вопрос интересный и сложный. Скорее всего, они были достаточно комплексными. С одной стороны, люди могли таким образом реально подстраховываться — а ну как режим на самом деле рухнет, лучше не класть все яйца в одну корзину. С другой стороны, где-то с середины нулевых оставшиеся в России олигархические кланы настолько плотно встроены в существующую систему, настолько привыкли полагаться на ее «административный ресурс» для защиты своих интересов, что возникает законное сомнение, насколько их действия вообще могут быть независимыми. Иными словами — не является ли негласное участие этих людей в финансировании оппозиции инструментом политики правящего режима по контролю за этой самой оппозицией?
Надо сказать, некоторые основания для подобных сомнений есть. Во-первых, финансирование сразу большого числа разрозненных и разнородных партий и организаций, к тому же начатое почти одновременно, способствовало распылению усилий и дальнейшему расколу и без того весьма неоднородной коалиции, и не только между различными ее крыльями (левым, националистическим, либеральным — что, наверное, и так было неизбежно), но и внутри каждого из этих крыльев. Например, как характеризовать параллельное финансирование из частично совпадающих источников двух почти идентичных партий с национал-демократической идеологией, различающихся в основном личностями лидеров? Это все еще поощрение здоровой конкуренции («пусть победит сильнейший»), или уже принцип «разделяй и властвуй»? В тот момент мы верили скорее в первый вариант. Сейчас уверенности уже гораздо меньше. Во-вторых, необходимо понимать, что финансирование не было каким-то уж небывало щедрым. Да, средства поступали до поры до времени регулярно, но их всегда было в обрез — худо-бедно достаточно для решения очередной задачи-минимум, но не более того. И тогда, и тем более потом закрадывались мысли, что финансирование это было построено из такого расчета, чтобы партия демонстрировала какую-то деятельность, но при этом никогда не смогла приобрести настоящей самостоятельности и самодостаточности. Что это — обычная осторожность инвестора, или установка сверху «выпустить пар в свисток»? Не знаю наверняка. Знаю только, что партии отлично осознавали ограниченность своего финансирования, тяготились этим «коротким поводком» и практически сразу стали искать возможности ослабить зависимость от спонсоров. Сделать это, вполне понятно, можно было только одним способом — найдя альтернативный источник средств, как минимум сопоставимый с олигархическим.
Самый очевидный и простой способ, который первым приходит в голову многим — ввести обязательные членские взносы — одновременно является и наименее реалистичным. Дело в том, что, несмотря на вспышку массового интереса к политике, политический активизм оставался по большей части сконцентрирован внутри МКАД. Что, в принципе, логично для страны, значительная часть экономики которой сосредоточено в столице. Вот только федеральный закон о партиях (даже в его измененном, «либерализованном» виде) требовал, чтобы членство вновь регистрируемой организации было распределено более или менее по всей России (с охватом не менее 50% субъектов федерации). Учитывая, что в регионах политическая активность гораздо ниже, а риски для немногочисленных активистов со стороны государства гораздо весомее, чем в центре (и никаким количеством самой эффективной агитации этого не исправить), набирать приходилось более или менее случайных людей. Родственников, друзей, знакомых — нередко очень далеких от политики. Осколки других организаций, совершенно необязательно совпадающих с «генеральной линией» по своей идеологической направленности (так, в одних регионах к нам пришли ячейки монархистов, в других — национал-социалистов, настоящих таких, с Гитлером, в-третьих — вообще бывшие члены «Единой России»). Нередко это были «профессиональные активисты», последовательно (а то и одновременно) вступавшие в самые разные политические организации, иначе говоря, — местные «городские сумасшедшие». Необходимое число членов и отделений-то мы набрали — вот только надежность их оставляла желать много лучшего. Многие из них были с нами в лучшем случае до тех пор, пока это их ни к чему не обязывало. В худшем же — ожидали, что это партия будет платить им, а не наоборот. Какая часть их разбежалась бы в тот же день, если бы мы попытались ввести сколько-нибудь весомые членские взносы? Думаю, этак три четверти. Ситуация у других партий была в основном примерно такая же — а местами и хуже, кое у кого региональные списки были и попросту «нарисованы».
Оставалось попытаться найти альтернативного спонсора. Как и свойственно постсоветскому человеку, лидеры многих «внесистемных» партий и движений в первую очередь кинулись по пути наименьшего сопротивления. Если не выходит получить достаточное финансирование у «путинских» олигархов — значит, обратимся к олигархам «антипутинским». Где-то с весны 2012 года целый ряд партий и движений (как либеральных, так и националистических) всерьез прощупывал возможности наладить сотрудничество с Лондоном — всемирной столицей российских олигархов в изгнании. Конечно, при этом проявлялись чудеса моральной и политической эквилибристики в убеждении, что «цель оправдывает средства». Идея не увенчалась успехом — из Лондона приходили кое-какие позитивные сигналы, но в целом переговоры затягивались, решение вопроса откладывалось, у лондонских сидельцев хватало своих забот, и летом 2012 года эпопея естественным путем сошла на нет.
полный текст -
http://sputnikipogrom.com/politics/37762/business-and-revolution/#.VXAFk8_tmkr

***

Максим Калашников: так что больше не надо морочить людям голову, что можно заниматься политикой с помощью каких-то интернет-схем и прочей чуши. У кого средства - у того и средства вождения массами. Потому я и говорю о том, что сейчас нужно создавать боеспособный, небольшой каркас. В преддверии перестройки-2. Только тогда деньги появятся, когда нынешняя "элита" расколется и гайки сорвет с резьбы!

Tags: Максим Калашников, кризис, оппозиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments