m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

За что я всегда буду уважать Евгения Адамова...

Максим Калашников
Уважал и всегда буду уважать Евгения Адамова, последнего из атомных министров-технократов и профессионалов в РФ. За его государственный подход к делу. За геополитический поход к делу. Помещаю свою старую статью. Это стратегия Адамова для РФ в Средней Азии. Посмотрите, что он предлагал в 2001 году - и сравните со "стратегией" нынешней "вертикали". Почувствуйте разницу в уровне интеллекта.


Из архива Максима Калашникова, 2002 г.
ВОСТОЧНАЯ СТРАТЕГИЯ РУССКИХ АТОМЩИКОВ

Сегодня многие считают, будто Россия навсегда ушла из Средней Азии, безбожно проиграв американцам. Но такие выводы явно поспешны. Кризис испытывает старая, бюрократическая дипломатия – но зато нарождается новая, экономическая. Весьма, надо сказать, необычная.

ТАШКЕНТСКИЙ ПЛАН
В январе 2002 года в Ташкенте прошла международная конференция по ядерной науке и технике, на которую приехала делегация Минатома России – по-прежнему уникальной корпорации, которая объединяет в себе и науку, и производство, и военную индустрию. Именно там русские атомщики сделали узбекским коллегам неожиданное предложение: Россия может построить АЭС в Узбекистане. И в Ташкенте горячо откликнулись на это предложение.
Все продумано до деталей. После гибели СССР Россия лишилась основных источников урана. Сегодня она вынуждена питать свою ядерную энергетику (и производство ядерного оружия заодно) старыми запасами. До 2020 года страна может остаться без ценнейшего сырья, и тогда придется покупать уран за рубежом. Но зато в Узбекистане остались прекрасные города-сады, построенные Минсредмашем СССР накануне катастрофы 1991 года – Навои, Зеравшан и Учкудук. Все они стоят на богатейших залежах урана. В этом троеградье сконцентрированы архисовременные производства, жемчужины советской технологии, которые и сегодня позволяют Узбекистану получать и уран для экспорта, и почти 70 тонн золота в год. И здесь живут и работают русские – высококвалифицированные, непьющие, работящие. Так уж повелось в Советском Союзе, что в Среднюю Азию ехали лучшие из лучших. Узбекское троеградье и сегодня остается неким «государством в государстве».
Став независимым в 1991-м, Узбекистан сначала питал иллюзии насчет того, что может разрабатывать урановые богатства сам, с помощью американской техники. Но очень быстро выяснилось, что американское оборудование дорого и не столь надежно, как русское. Вновь понадобились и русские дробилки руды, и белорусские «БелАЗы». Не оправдался расчет и на то, что Узбекистан сможет зарабатывать миллиарды долларов на разработке своего природного газа – потому что его оказалось не так уж много. Но зато во весь рост встала еще одна проблема: энергетическая. Все гидроэлектростанции узбеков питаются от рек, которые текут из Киргизии. Ну а что киргизы? Летом, когда Узбекистан отчаянно нуждается в воде для поливки своих хлопковых плантаций и хлебных нив, киргизы ограничивают речной сток, накапливая воду на зиму. Им нужно в холода беречь топливо, вырабатывая энергию на ГЭС.
И тогда русские ядерщики предложили узбекским коллегам: давайте построим у вас АЭС. Она сэкономит вам газ и нефть, и позволит Узбекистану договориться с Киргизией. В ответ на поставки дешевой электроэнергии с древней земли Хорезма киргизы перестанут перенимать воду рек летом.
Не беда, что у Ташкента нет денег на заказ огромной станции. Минатом России предложил более разумный вариант: расплачиваться прекрасным ураном знаменитого троеградья. Выгода тут взаимная выходит. Россия получает и отличное сырье, и загрузку элитной части своего машиностроения, и кадры строителей АЭС сохраняет. Одновременно появляется новый рынок сбыта для ядерного топлива русского производства. И не зря заместитель министра атомной энергии России Андрей Малышев стал буквально душой нового проекта.
Сегодня с Ташкентом идет уже второй круг переговоров…
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Но выгоды этого проекта гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Он – это возвращение России в Среднюю Азию, восстановление прежних советских связей на сугубо деловой основе. Можно сколько угодно ахать по поводу появления американских военных баз в этой регионе, но строительство АЭС способно стать сильнейшим противовесом проникновению США.
Станция становится центром сплочения осколков Минсредмаша СССР, загружая работой комплексы Навои, Зеравшана и Учкудука. Но здесь же задействуется еще один участник – так называемый Шестой комбинат, расположенный в таджикском Чкаловске.
Те, кто бывает в Чкаловске в наши дни, поражаются. После нескольких лет ожесточенной гражданской войны, на фоне неописуемой нищеты они попадают в чистый и красивый город, в островок Советского Союза. Здесь есть Комсомольский проспект и Пионерская улица. Здесь руководство проявляет чудеса экономической изворотливости, чтобы сохранить производство. Чтобы сохранить рабочие места, здесь даже наладили сборку автобусов. Удивительно, но этот город, в котором живут русские, пользуется уважением даже у местных полевых командиров. Делегации российского Минатома один из них, контролирующий Ходжент, выдал в качестве пропуска свою фотографию, на котором сделал собственноручную надпись: мол, податели сего – мои друзья, и едут они в Чкаловск.
А на самом чкаловском комбинате руководит делами А.Разыков, таджик. В беседе с приехавшими из Москвы ядерщиками он сказал:
- Мы сохраняем производство из последних сил, и все ждем, когда Россия опомнится, когда восстановятся связи…


УРАН И ГЕОПОЛИТИКА
Прорыв со строительством АЭС в Узбекистане станет поистине метастратегическим шагом Москвы. Будет построен «урановый контур» - настоящая международная корпорация, в которую, помимо Узбекистана и Таджикистана, войдут и Киргизия, и Казахстан.
Еще в 2000 году русские атомщики во главе с Евгением Адамовым, проведя несколько встреч с президентом Киргизии Аскаром Акаевым, получили право заниматься комбинатами в Кара-Балте (обогащение урана и выработка золота) и в Орловке (производство кремния и редкоземельных элементов). Взамен Минатом РФ обеспечит укрепление границы Киргизии поставками переносных радарных станций. Эти контакты сохраняются и сегодня, несмотря на присутствие США в этой республике. Ведь, чего греха таить, в Средней Азии довольно скептически оценивают перспективы наведения американцами порядка в Афганистане. Существуют очень сильные настроения насчет того, что США, взбаламутив эту страну, будут вынуждены оттуда уйти, а на место Талибана придут другие экстремистские силы. Они неминуемо устремятся на север, в некогда советскую Среднюю Азию. А потому в Киргизии не хотят порывать военно-технических связей с Москвой.
По словам бывшего министра атомной промышленности России Евгения Адамова, на этой почве вырисовывается совместный российско-киргизско-казахский проект. В Казахстане есть рудники, в советские времена построенные специалистами из Кара-Балты в Киргизии. Кара-балтинский горнохимический комбинат должен был работать на их сырье, но после падения СССР связи прервались. Чтобы не зависеть от Киргизии, Казахстан развернул первичное обогащение природного урана в Усть-Каменогорске.
Минатом России предложил более выгодный вариант: ввести в строй казахстанское урановое месторождение «Заречное», направив его сырье на переработку в киргизскую Кара-Балту. Оттуда обогащенный природный уран пойдет в Россию, где превращается уже в полноценный, энергетический уран.
В беседе с нами источник из подконтрольной Минатому РФ компании «Атомредметзолото» сообщил, что в Кара-Балте сумели сохранить отличный коллектив. Технологически комбинат рассчитан именно на казахстанскую руду. Для добычи «ядерного металла» на «Заречной» применят уникальный способ подземного выщелачивания руды, который позволяет с выгодой разрабатывать даже бедные породы. Не нужно будет строить шахт и грандиозных комплексов, не будет загрязняющих природу «хвостов» и отвалов.
Рентабельность дела будет близкой к нулю, но зато атомщики загрузят предприятия бывшего Минсредмаша. А уж они, в свою очередь, смогут жить на самоокупаемости, никого не отягощая. Одновременно аффинажное производство комбината в Кара-Балте сможет добывать золото из местных руд. Иностранный капитал из Канады и ЮАР этим делом не соблазнился – не та прибыльность, да и риск велик. Рентабельность в 5-10 процентов иноземцев не устраивает.
Но зато она вполне устраивает русских ядерщиков. В Кара-Балте работает аффинажный завод, дающий около 20 тонн чистейшего золота 999-й пробы в год. Есть варианты полной загрузки этого производства. При этом технология получения золота здесь превосходит мировые стандарты. Ведь для отделения золота от иной породы в Кара-Балте применяются не угольные поглотители-сорбенты, как на Западе, а те, секретные, что делались для обогащения урана. Голь, знаете ли, на выдумки хитра, и там, где западному бизнесу требуются вложения в сотни миллионов долларов, наши выкручиваются с помощью дешевой, но очень необычной технологии.
Именно такая смекалка позволит сохранить уникальное производство и направить часть прибыли в поддержку уранового производства. Заодно это поднимет экономику Киргизии, ориентируя ее на Россию. Затраты на этот проект невелики – не выше 10 миллионов долларов…
Оживление ядерной промышленности не только упрочит положение русских общин в этих землях – оно еще и укрепит светские правительства в Средней Азии, которые смогут противостоять натиску ваххабитов со стороны Афганистана после того, как американцы уберутся оттуда. А совместный бизнес потянет за собой и другие проекты.
Таким образом, у России сегодня есть прекрасная возможность построить новую восточную политику, тесно сплетенную со взаимовыгодным бизнесом и военно-стратегическими моментами. Причем такую, в которой затрат нам понадобится в десятки раз меньше, чем Соединенным Штатам в этом же регионе. Будем надеяться на то, что Москва сможет использовать этот шанс.

Tags: Евгений Адамов, Максим Калашников, атомная энергетика, геополитика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal