m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

"Меня похитили в Крыму"


Информация об аресте известного публициста Юрия Игнатьевича Мухина была неожиданностью. Оппозиционер, создавший газету "Дуэль", в своё время запрещённую и вынужденную выходить под другими названиями ("К барьеру", "Своими именами"), он прошёл вместе с ней множество судов, но вот уже несколько лет данное издание не возглавляет. И вдруг — арест (а также его соратников Александра Соколова и Валерия Парфёнова), заключение под стражу... В Бутырской тюрьме поначалу его содержали в общей камере, затем перевели в камеру на четверых. В настоящее время Парфёнов и Соколов находятся в "Матросской тишине", а Юрий Мухин — под домашним арестом.
"ЗАВТРА". Юрий Игнатьевич, что вам инкриминируют? С какой формулировкой вас арестовали? Якобы за попытку организовать референдум.
Юрий Мухин. Э-хэ-хэ! Мне как политику и публицисту очень хочется, чтобы это был сугубо политический мотив ареста, но, к сожалению, здесь ясно виден другой мотив — сугубо бюрократический… Попробую его пояснить.
Люди, которые работают в органах правосудия (судьи, прокуроры, следователи), могут совершать в своей должности преступления, которые называются "преступлениями против правосудия" (31-я глава Уголовного кодекса). За эти преступления предусмотрено приличное наказание. Скажем, судье за вынесение заведомо неправосудного приговора или иного акта полагается до 10 лет. То же самое полагается прокурору и следователю за возбуждение против невиновного уголовного дела.
Конечно, оно и раньше так было, что ворон ворону глаза не выклюет: в прокуратуре и судах своих коллег, за преступления против правосудия "сдавали" неохотно, но всё же угроза наказания за них была. Но в 2009 году председатель Следственного комитета Бастрыкин своим приказом запретил принимать и проверять заявления о преступлениях лиц, работающих в органах правосудия, как проверяют заявления обо всех иных преступлениях. Теперь судьи, прокуроры и следователи получили полный иммунитет и могут творить, что пожелают. Вы можете подавать заявления об их преступлениях, на ваше заявление вам должны ответить: нет, всё правильно, всё законно, это вы просто недовольны приговором нашего честнейшего суда или децйствиями наших честнейших следователей. Понимаете тонкость: если я напишу, что у меня что-то украли, то по этому заявлению реально начнут проверку, и если подтвердится, что у меня действительно украли, то возбудят уголовное дело. Но если я напишу, что судья, следователь или прокурор совершили преступление против правосудия, это заявление рассматривать не будут вообще. То есть с 2009 года судьи, прокуроры, следователи стали официально безнаказанными. Это не всё, что можно сказать о том, как они устроились со своей безнаказанностью, но думаю, что и этого достаточно для понимания того, во что теперь превратилось наше правосудие.
полный текст -
http://zavtra.ru/content/view/menya-pohitili-v-kryimu/



Tags: ИГПР "ЗОВ", Юрий Мухин, письма Максиму Калашникову
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments