m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

И кто такой этот Познер? Имеет ли он право нас учить?

Начало -
http://m-kalashnikov.livejournal.com/2589309.html

Максим Калашников: некий Познер, получивший в РФ статус какого-то мудреца, на самом деле не имеет права нас учить. Мудрый вид у него? Ну, так и все мы можем его сделать. Если изучить биографию этой говорящей телеголовы, то перед нами - тип весьма неприглядный.
Помещаю статью Юры Нерсесова (АПН Северо-Запад), написанную три года назад, но и сейчас актуальную. Она очень здорово показывает, чего стоит "патриотизм" нынешней власти.

Юрий Нерсесов
Пресс-секретарь мирового обкома
Владимиру Познеру не впервой простужаться на похоронах желающих изгнать его из эфира...

«Я не считаю эти улицы для себя своими. – Признался он корреспонденту «Московского Комсомольца». – В России меня держит только моя работа. Я не русский человек, это не моя родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома — и от этого очень страдаю. Я чувствую в России себя чужим».

Сын агента Каллистрата

Чтобы понять, что делает на государственном канале человек, не скрывающий свою чужеродность этому государству, и почему он абсолютно непотопляем при всех кремлевских режимах, стоит внимательней изучить его биографию. Впервые ее в изрядно исковерканном виде поведал в 1989 году писатель-эмигрант Эдуард Тополь, выведя в романе «Завтра в России» Познера под именем Зиновия Горного.

«Сын американских коммунистов-идеалистов Зиновий Горный родился в Сан-Франциско, но во время маккартизма его родители бежали в СССР и прямо с парохода попали в сибирский лагерь – теперь уже как американские шпионы. В лагере юный Горный не только выучил русский язык, но и прошел среди зэков-уголовников хорошую школу на выживаемость. Поэтому в 57-м, когда семью Горных выпустили из лагеря и даже реабилитировали, он тут же вступил в партию, кончил университет и пристроился диктором на Московском международном радио, в отделе вещания на США. Там работала маленькая теплая компания преферансистов, которые официально именовали себя «американистами».

Они хорошо знали, что в США их слушают ровным счетом полтора идиота и еще два цензора просматривают их «скрипты» здесь, в Москве, перед выходом в эфир. Поэтому они, не стесняясь, по восемь часов в день гнали в эфир любую муть, бегло переведенную из «Правды», а затем шли в пивной бар Дома Журналистов или к кому-нибудь на квартиру, чтобы под голоса своих конкурентов – «Би-Би-Си», «Свободная Европа» и «Голос Америки» – завершить ночь за преферансом. Конечно, то была не жизнь, а сплошное прозябание в одном и том же годами несменяемом буклевом пиджаке и пузырящихся на коленях брюках.

И вдруг – «гласность», «телемосты», «найт-лайн». Международному отделу ЦК, МИДу и Центральному телевидению срочно понадобился десяток людей, способных по-английски продавать Западу новый «имидж» Кремля. На одно из таких шоу Горный попал переводчиком, и тут-то и наступил его звездный час.

Еще бы – натуральный американец в роли советского комментатора! Даже калифорнийский акцент заработал на Горного, он придавал его самым твердокоммунистическим тирадам какой-то особый флер. А главное, в отличие от всех остальных русских, которые во время интервью внутренне принимали борцовскую стойку и каждый вопрос встречали как выпущенную по их Родине ракету, – в отличие от них Зиновий Горный, даже «засаживая сплошное фуфло», вел себя перед телекамерой с американской свободой… Ну, как же не ввести такого нужного еврея в круг самых приближенных?»

На самом деле причина былп не только в манере общения, но и в опыте ведения полемики с западным оппонентом, чего привыкшие читать по бумажке о приросте надоев не умели напрочь. Биографию же Тополь переврал напрочь. Ни еврейский папа Познера, ни его мама – француженка (по другим данным наполовину немецкая еврейка) Жеральдин Люттен ни в каких лагерях никогда не сидели. Наоборот Познер-старший, сбежав из Франции в США, усердно трудился на советскую разведку, числясь там под именем Каллистрат. Возможно, это началось еще во Франции. Живший там двоюродный брат Познера-отца, член известнейшего советского литературного объединения 20-х гг., группы «Серапионовы братья», тоже Владимир Познер был прекрасно знаком с французскими писателями-коммунистами Луи Арагоном и Эльзой Триоле, а также с периодически наезжавшей в Париж старшей сестрой Триоле, любовницей Владимира Маяковского и сотрудницей органов Лилей Брик.

Агенты Москвы чувствовали себя среди французских левых интеллектуалов как рыбы в воде, и, возможно, именно Владимир Соломонович Познер втянул младшего брата в шпионскую деятельность. В любом случае информация от того на Лубянку шла, а конторское начальство в свою очередь и поступление Познера-младшего в институт обеспечило, и в подконтрольные издания помогло устроиться, и вопрос с болтовней у герра Штудница уладило.

Моисей и фарисей

Признавая содействие лубянских генералов своему семейству, Владимир Владимирович, клянется, что отца все же едва не посадили, и спасла его от ареста только смерть Сталина. Но чего стоят слова человека, который, по собственному признанию кировской газете «Бизнес-Новости», постоянно врал, когда был советским пропагандистом, а теперь точно также врет про ужасы жизни в СССР. Ему словно мало реальных сотен тысяч расстрелянных в 30-50-х годах, и он заполняет страницы воспоминаний вымышленными жертвами. Например, народный комиссар внутренних дел Лаврентий Берия не только изнасиловал половину московских красавиц, но и у каждой забирал на память лифчик, перед допросом некоего грузинского композитора, выколол ему глаза, чтобы допрашиваемый его не видел, а потом пробил гвоздями уши – чтобы не слышал…
полный текст -
http://www.apn-spb.ru/publications/article11629.htm

Tags: Комитет 25 января, Максим Калашников, Познер, Юрий Нерсесов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments