МЕНЯ СРАВНИЛИ С ТРОФИМОМ ЛЫСЕНКО? СПАСИБО ЗА КОМПЛИМЕНТ!

Стая либеральных макак стала сравнивать меня с Трофимом Денисовичем Лысенко.
Для меня это - большая честь. Помещаю свой текст на эту тему. И считаю Трофима Денисовича Ученым с большой буквы, имя которого обгадили грязные приматы.
Максим Калашников


ДЕЛО О ПРОРЫВНЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ
К сожалению, даже Сталину не удалось полностью сломать инновационное сопротивление бюрократии. Значит, это придется делать нам

Застой в развитии страны, яростное сопротивление менеджмента государства и предприятий инновациям, снижающим издержки и расход ресурсов – факт современной РФ. Нам неизбежно придется умелыми репрессиями ломать это сопротивление.
К сожалению, этой проблемы не удалось решить даже великому Сталину…


***

Искусственное замедление прогресса и отказ от прорывных технологий в России – это беда не только последних тридцати лет. Предвестники ее появлялись уже не только в царские времена, но и при Сталине, в самый динамичный и дерзновенный период истории. Уже тогда зарождающееся Сообщество Тени (новых кочевников) прекрасно знало о косности нашей, отечественной бюрократии, о ее преклонении перед заграницей. Уже тогда существовал свой метод «притормаживания» русского развития, непрямой, но зело эффективный. Итак, чтобы заставить русских идти «в общем потоке», достаточно было пригасить развитие каких-то направлений в самой передовой капиталистической стране, США. А если это делалось, то московская бюрократия слепо копировала западные решения и сама душила в России опасные для заграницы направления развития. И это было уже в 1930-е годы.
У нас нет возможности проиллюстрировать эти выводы на большом архивном или статистическом материале. Но мы сработаем как историки, которые изучают исчезнувшие цивилизации и которые умеют воссоздать целые явления по нескольким дошедшим до нас фактам. Мы воспользуемся свидетельством давно уж покойного Юрия Долгушина, выдающегося научного журналиста сталинских времен, нынче незаслуженно забытого.
Он известен нам как автор научно-фантастического романа «Генератор чудес», который впервые публиковался в журнале «Техника-молодежи» 1930-1940 годов, а в 1960-м вышел отдельной книгой. Оставим в стороне собственно фантастический сюжет – нас интересуют некоторые детали антуража, которые Долгушин рассыпает по книге. Он ценен нам как наблюдатель, как тот, кто изо дня в день в те уж неблизкие времена наблюдал судьбы советских изобретателей и ученых 1930-х годов, их взаимоотношения с советской бюрократией и промышленными министерствами-наркоматами, которые и должны были обеспечивать технологический прогресс страны. Именно Долгушин прекрасно и выпукло рисует перед нами схему, по которой шло косвенное управление отечественной бюрократией.
Так вот, один из героев романа по ходу дела устраивается работать на фабрику музыкальных инструментов. Там он сталкивается с проблемой: дерево для производства нужно много дней сушить в специальных термошкафах, затрачивая на это огромные объемы электричества, однако даже после этого получается много дерева плохой сушки. И наш изобретатель предложил прорывную, частично закрывающую технологию: молниеносно высушивать сырье с помощью СВЧ-излучения, построив что-то вроде нынешней микроволновой печи. Опыт на заводе проходит успешно, экономия времени и ресурсов достигнута огромная, качество товара достигнуто высокое! И на завод приезжает спесивый товарищ из наркомата-министерства.
Советский чиновник (а это времена динамичного Сталина!) сразу же спесиво заявляет: ваш метод – ерунда, нужно делать все по-старому. Мол, высокочастотная сушка дерева пять лет назад признана в Америке бесперспективной, неудачей, мол, окончились эти попытки и в советских лабораториях.
Но когда герой романа-изобретатель начинает подробно пытать чиновника (какие фирмы в США пытались это делать? Почему не получилось у советских ученых?), чиновник принимается ерзать. Его аргументы: я не помню, кто в США пытался, но я читал это в журналах. В настоящее время в Америке нет ни одной такой действующей установки. Итак, статьи в зарубежной прессе и отсутствие работающего аналога в США – это достаточное условие для того, чтобы отечественный (русский, советский, россиянский чиновник) «зарубил» перспективное направление развития у нас дома. Это место в романе Долгушина читаешь особенно внимательно: ведь он излагал плоды своих журналистских расследований в СССР тридцатых годов, очень умно проливая свет на некоторые причины сталинских репрессий против чиновничества.


***

В его романе изобретатель посрамляет министерского бюрократа. Он публично предъявляет материалы, которые говорят: в США изобретатель метода микроволновой сушки действительно пытался предложить свою технологию мебельному магнату Спайеру. Тот убедился в эффективности новшества и выкупил у изобретателя патент за полтораста тысяч долларов. Вскоре он построил небольшую установку, которая обладала производительностью громадной фабрики. Однако это вызвало угрозу полного разорения для «Компании сушильного оборудования». Чтобы избежать краха, последняя подкупила мощную электронную монополию «RCA», и та стала отказываться от поставок электронных ламп для чудо-установок Спайера. А затем «Компания сушильного оборудования» взяла магната-новатора за горло: ты отказался брать наше старое оборудование? Так вот – либо плати гигантскую неустойку за нарушение контракта, либо продай нам патент на чудо-технологию за 800 тысяч долларов. И Спайер сдался: он взял деньги, сжег патент и разобрал новую установку.
То есть, Долгушин показал нам, как в капиталистических, рыночных США шла борьба с прорывными технологиями. Но дальше в романе следует продолжение: оказывается, подобные работы над новыми установками шли и в СССР. Особенно больших успехов добивается профессор Флеров. Но он не смог построить опытно-промышленный вариант, потому что советский наркомат электротехники сорвал заказ на поставку нужных электронных ламп, а потом и вовсе отказался его выполнять. И этот саботаж – дело рук того самого чиновника, который сейчас сидит перед изобретателем и который только что доказывал, что метод ни черта не стоит, потому что он не развивается в Америке!
Долгушин рассказал нам одну из историй 1930-х годов, когда наша страна бурно развивалась и когда за нанесение ущерба народному хозяйству можно было поплатиться жизнью. Но если такое творилось при грозном Сталине, если уже тогда наше развитие могли так тормозить, то что говорить о временах более поздних, эпохах Брежнева, Горбачева, Ельцина и т.д.? Как видите, беда эта довольно давняя.
Кстати, Долгушин описывает и то, как советская бюрократия сопротивлялась технологии мобильной телефонии, предложенной еще накануне Великой Отечественной.

***

Есть и другие свидетельства относительно того, что Сталину приходилось бороться с таким вот управлением извне и косностью бюрократии, применяя методы то разведки, то жестоких репрессий против кабинетных начальников. Сталин понимал необходимость ведения научно-технической разведки в собственной стране, он знал, что бюрократия и генералитет – это среда очень косная и враждебная всему действительно новому. Что нужно «обходить ее по краю поля», выискивая то, что она норовит спрятать или затереть.
Хрестоматийным стал случай Ледина, который изобрел сверхвзрывчатку перед самой Великой Отечественной – и ею до сих пор начиняют снаряды авиационных пушек. Но Ледина травили в официальной науке и ответственных наркоматах, его никто не хотел замечать. Так бы и погиб выдающийся русский химик, если бы не обратился к Сталину, если бы его – мимо всех наркоматов и официальных научных инстанций – не поддержал бы Лаврентий Берия. (Этот случай любит приводить в пример Ю.Мухин). Современный исследователь истории естествознания Юрий Бровко (книга «Политика в науку и наука в политике») приводит второй «апокриф» из этого ряда: Олега Лаврентьева, который, будучи простым радистом, предложил концепцию водородной бомбы. Он пишет во все инстанции – но безрезультатно. И только письмо лично Сталину повлекло вызов Лаврентьева в Москву, где он, после бесед с отцами ядерной программы (Берия, Ванниковым, Курчатовым и другими) был направлен на учебу в МГУ и получил свою лабораторию. Однако после рокового 1953 года Лаврентьева лишают лаборатории и запихивают в Харьковский политехнический институт, где он становится доктором наук и работает всю оставшуюся жизнь.
Бровко приводит еще один красноречивый пример: в конце 1960-х правительство Японии предложило СССР продать ему фонд отказов советского патентного ведомства. То есть, описания тех изобретений, которым наши чиновники отказали в праве на жизнь. Премьер Косыгин собрал специальное совещание с участием академиков. И они решили: японцам надо отказать, ибо эта продажа способна причинить … большой ущерб и СССР, и другим. Иными словами, в этом фонде таились действительно прорывные технологии, затертые государственным аппаратом и официально-бюрократической наукой.
Как видите, противостояние «США-СССР» от уродования технического прогресса не спасало. Даже при Сталине, когда разведка работала на добывание перспективных технологий не только за границей, но и внутри России. Уже тогда сформировалась нехитрая формула управления нами извне: глушение опасных для Сообщества Тени технологий на Западе и соответствующие статьи в тамошних научных журналах. А дальше было рукой подать и до общего сговора, до общего преступления против будущего. Вскоре зажиревшее советское чиновничество настолько привыкло ориентироваться на западные аналоги и уповать на добычу технологических секретов по линии разведки, что с начала 1980-х США развертывают целую программу экономического подрыва СССР путем подбрасывания нам умело составленной технологической «дезы». Так, чтобы заставить Москву вбухать деньги и драгоценные ресурсы в заведомо провальные проекты, пустить ее разработки в тупики. (Это описано в «Победе» Питера Швейцера). И сие тоже удалось!
Мы знаем лишь одну, да и то незаконченную попытку повторить сталинский опыт – начать поиск необычных технологий внутри самого Советского Союза, силами разведки, минуя официальную иерархию из академиков, чиновников и генералитета. Она предпринималась по линии 6-го управления КГБ СССР с 1984 года, и о том, чем все это кончилось, мы уже знаем…
Теперь вы понимаете, читатель, что СССР мог бы нанести очень сильные удары по США в ходе конкурентной борьбы именно на технологическом фронте, изменив тем самым весь ход истории человечества. Но этого не случилось, потому что партийная номенклатура сначала легко поддалась управлению из-за океана, а затем пошла и на прямой сговор с Сообществом Тени.
Все-таки жаль, что нет на свете закона «О преступлениях против будущего». Какой бы Нюрнбергский трибунал мог бы получиться!

***


Ну, и напоследок – еще кое-что из интереснейшей книги Долгушина…
Еще в 1923 году советский физик А.Гурвич открыл поразительное явление. Расположив рядом друг с другом две пробирки с простейшими растениями, он залил в одну из них кислоту. То есть, просто убил жизнь в ней. Но растения погибли и во второй пробирке тоже, хотя там среда оставалась благоприятной для их жизни. Иными словами, погибающие организмы послали своим здоровым собратьям сигнал о смерти – и те тоже умерли. Гурвич посчитал, что столкнулся с действием неведомых «митогенетических лучей» – лучей, посылаемых живыми клетками. Что это такое, он понять не смог, однако факт обмена информацией между живыми организмами на расстоянии был доказан. Что это за связь? В 1943 году немецкий физик Шредингер предположил, что вся живая природа принимает и испускает электромагнитные волны. А излучение (по Максу Планку) идет порциями-квантами. Опыт Гурвича только подтверждал эту догадку. Если же есть лучи – то есть и длина их волны, и частота их передачи. Ибо луч – это лишь форма электромагнитного поля. Если так, то можно построить излучатель, с помощью которого можно дирижировать процессами внутри живого.
Потрясающие результаты дала работа Института переливания крови, организованного видным большевиком Богдановым. Именно там установили совершенно еретический с точки зрения западной генетики факт: при переливании крови от одного человека к другому организм получателя-реципиента вдруг начинает изменяться, стремясь уподобится организму донора. Значит, кровяные тельца несут в себе информацию о своем хозяине, которую могут передавать другому человеку.
Множество работ в направлении волновой генетики велось в 1930-е годы, совершенно не утратив актуальности и по нынешнюю пору. Откроем своеобразное послание будущим поколениям, почти забытую сегодня книгу Юрия Долгушина «Генератор чудес». Вы уже сталкивались с нею в «Третьем проекте». Ибо покойный ныне Долгушин – звезда советской научной журналистики тридцатых-пятидесятых годов. Что же он писал в то время?
«…Биологом А.Г.Гурвичем были открыты митогенетические излучения живой ткани, а Лепешкиным – некробиотические лучи – «лучи смерти». Появилось большое количество исследований, говорящих о специфическом воздействии высокочастотных электромагнитных излучений на живую ткань, на развитие растений и микробов. К.К.Коровин, пользуясь ультразвуковым генератором, выращивал редиску величиной в яблоко…
…Доктор Дубровин Евгений Алексеевич в тесной комнатушке в Тропическом институте заставлял меня держать белую крысу с саркомой на спине, пока он облучал ее ультракороткими волнами…
…Знакомство с академиком Трофимом Денисовичем Лысенко, беседы с ним о «живом и мертвом», о бессмертии и смерти, о новой генетике дали мне почувствовать свежий ветер нашей передовой биологии…» (Ю.Долгушин. «Генератор чудес» – Москва, Всесоюзное учебно-педагогическое издательство «Профтехиздат», 1960 г., стр. 6-8).
«Генератор чудес» и стал заветной мечтой биологов того времени: овладеть языком этих сигналов живой материи. Как пишет Долгушин, обработка ультракороткими волнами семян редиса приводила к удивительному явлению: точно так же, как и в случае Коломейцева, они давали рекордный урожай. Но вот что самое удивительное: стоило облученные семена положить рядом с необлученными – и последние тоже перенимали их свойства. Выходило, что облученные семена сами превращались в «передатчики»! Позже все это объявят выдумками сталинистов-лысенковцев, гонителей «истинной генетики» – но Коломейцев в наши дни добивается тех же неслыханных успехов! Причем с затратами, которые в тысячи раз меньше, чем те деньги, которые пожирают для повышения урожайности «генные инженеры», победившие сталинизм в науке! Впрочем, процитируем-ка Долгушина:
«…Уже давно ученые стали замечать, что многие тела и вещества обладают какой-то странной способностью – на расстоянии действовать известным образом на другие тела биологического происхождения. Тонкий корешок обыкновенного лука, направленный кончиком на боковую поверхность другого корешка, вызывал в нем усиленное деление клеток. Пульсирующее сердце лягушки, мозг головастика, мышцы разных животных, даже кровь человека, действуя на близком расстоянии, заставляют усиленно развиваться культуру дрожжей. Близость воды, металлов, руд, и некоторых лекарственных веществ вызывает иногда непроизвольное сокращение мускулов руки у человека…»
Подчеркнем: все это наблюдалось советскими учеными в 1936-1958 годах! То есть, уже в то время русские понимали, что параллельно с миром вещественным есть еще и мир тонкий, информационный, пронизанный потоками сигналов от живой и неживой природы. Сам пафос «Генератора чудес» как раз и состоит в том, чтобы простроить генераторы, способные электромагнитными излучениями управлять природой, обеспечивать фантастическую урожайность, менять свойства живых организмов, побеждать болезни (Долгушин был уверен в их волновой, энергоинфомационной природе), останавливать процессы старения и разложения, даже вызывать превращения одних химических элементов в другие. Мозг управляет телом с помощью слабых высокочастотных сигналов! Именно так возбуждение передается от одной клетки организма к другой. Нужно лишь расшифровать этот язык. То есть, перед нами – программа создания настоящей магии. Причем высоконаучной, под красным знаменем.
В СССР с самого начала зарождалась особая генетика, отличная от западной, господствующей ныне. Что говорили на Западе? Что информацию о живых организмах несут особые структуры – гены, скрытые в живой клетке. Именно на них, передающихся по наследству, и записана информация об организме. Хочешь изменить облик и свойства живого – измени гены. Правда, потом выяснилось, что генов как таковых не существует, а есть хромосомы, молекулы ДНК – двойные спирали. Тогда генами окрестили ее участки. Мол, один отвечает за цвет глаз, второй – за размер копыт и т.д.
Но наши с самого начала говорили: это не так. А.Гурвич, первым открывший таинственную связь между живым, в 1944 году считал, что нагрузка на гены слишком высока, что нужно вводить понятие биологического поля, свойства которого описывает физика. Он предвидел то, что хромосомы – это излучатели электромагнитных волн. Еще раньше А.Любищев (1925 г.) заявил, что гены – это не материальные структуры, как считают на Западе, а некая память. «…Гены в генотипе образуют не мозаику, а гармоническое единство, подобное хору…» (Мы цитируем по статье П.П.Гаряева «Волновая генетика как реальность»). И это была уже не просто генетика: этот волновой, энергоинформационный взгляд на мир обещал прорывы во множестве наук и сфер человеческой деятельности.
К сожалению, история сделала резкий поворот, и долгушинские мечты надолго остались лишь мечтами. Это волновое, энергоинформационное направление в биологии оказалось в загоне. Его объявили лженаучным и тоталитарным. Нам стали рассказывать о лысенковцах-мошенниках, кормивших коров шоколадом. Приведу отрывок из статью Ю.Мухина:
«До 1987 г. в Горках Ленинских под Москвой существовала знаменитая животноводческая ферма, сформированная из коров и быков на основе научных представлений академика Т.Д.Лысенко. Отличалась эта ферма высокой жирностью молока. "Отходы шоколадного производства" к этой жирности никакого отношения не имели, так как ферма полностью обеспечивалась кормами, производимыми в самом хозяйстве "Горки Ленинские", а недостающие кормовые концентраты получали в обмен на производимое здесь же в хозяйстве зерно. В дотациях ферма не нуждалась.
Но вот в других хозяйствах Московской области дотации использовались весьма широко. Использовались и "отходы шоколадного производства" - КАКАВЕЛЛА (шелуха какаобобов). Использовалась она не от хорошей жизни, а из-за нехватки обычных (нормальных) кормов. Кормовые качества какавеллы ниже (во всяком случае, не лучше), чем у небезызвестного "веточного корма". Животные отказывались ее принимать. И вот для испытания кормовых свойств какавеллы в "Горки Ленинские" ее завезли 5 т. Использовать эти 5 т так и не удалось: животные категорически от нее отказались. Но даже если бы эти 5 т были использованы, то ее разовый завоз, да еще в таком количестве, не говоря уже о ее сомнительных кормовых качествах, никак не мог сказаться ни на удоях, ни на жирности молока, ни на физическом состоянии животных. Так что нельзя объяснять хорошее физическое состояние животных на ферме в Горках Ленинских и успех работы академика Лысенко систематическим использованием "отходов шоколадной фабрики". Байка об "отходах шоколадного производства", на которых якобы зиждились успехи работ академика Т.Д.Лысенко, - это всего лишь элемент той клеветы, которой залита жизнь и деятельность Т.Д.Лысенко.
Одним из сборников клеветы на академика Т.Д.Лысенко служат мемуары академика М.А.Лаврентьева. Среди прочего академик М.А.Лаврентьев "свидетельствует": "Лысенко показал нам своих жирных бычков (их кормили отходами шоколадной фабрики)..." (журнал Сибирского отделения АН СССР "ЭКО", N 1, 1980, стр. 147). Лукавство выражения "отходы шоколадной фабрики" - это не шелуха какаобобов, а битый шоколад и обломки конфет. Именно в этом направлении развили клевету на Т.Д.Лысенко писатель Дудинцев и журналист Аджубей, объявившие народу в своем "диалоге", что у Лысенко на ферме в "Горках Ленинских" для кормления животных "получали с кондитерской фабрики лом печенья - им и кормили". (Газета "Московские новости" 4 января 1987 г.) - Вот во что превратились стараниями академика Лаврентьева, писателя Дудинцева и журналиста Аджубея 5 т шелухи какаобобов…»
Нам перестали напоминать о том, что Россия до сих пор пользуется урожайными и стойкими к нашему климату сортами пшеницы, выведенных как раз «антинаучными лысенковцами».
Лучшие в Союзе сорта озимой пшеницы вывели лысенковцы: Д.А.Долгушин, В.Е.Писарев, П.П.Лукьяненко, В.Н.Ремесло, И.Г. Калиненко. Доната Долгушина даже представили к званию Героя труда, когда его «Одесская 56» заняла больше шести миллионов гектаров (начало 1980-х).
«…Ведь это факт, что на основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница "Лютенцес-1173", "Одесская-13", ячмень "Одесский-14", хлопчатник "Одесский-1", разработан ряд агротехнических приемов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность "Безостая-1", "Аврора", "Кавказ". Что бы ни говорили "критики" Лысенко, в зерновом клине страны и по сей день преобладают сельскохозяйственные культуры, выведенные его сторонниками и учениками. Побольше бы нам таких "шарлатанов"!...» - вспоминал бывший министр сельского хозяйства СССР И.Бенедиктов.
А если бы развивались и другие направления «лысенковщины»?
И все же магическое направление в науке не погибло. Подтверждений того, что клетки организма и организмы обмениваются между собой информацией, сегодня уже полным-полно. В шестидесятые появилась теорема Белла – о нелокальной связи между объектами. В 1979-м в СССР открыли явление летагена. Игорь Смирнов установил: между животными из одной семьи или теми, кто долго жил бок о бок, существует странная связь. При убийстве или нанесении раны одному кролику плохо становится и второму. Причем на огромных расстояниях. Когда доктор Барнард в шестидесятые начал пересадки сердец, то тоже столкнулся с невероятным. Сердце, пересаженное от молодого донора в тело старика, очень быстро постарело. Это обнаружилось при вскрытии. Стало очевидно: клетки дряхлого тела передали информацию клеткам молодого сердца.
В 1971-м в СССР эмигрировал китайский биолог Цзянь Каньчжень – еще один продолжатель дела Гурвича-Любищева. В Хабаровске он творил чудеса: без всякой генной инженерии, с помощью дешевых электромагнитных излучателей (которые в принципе могли быть созданы уже в тридцатые годы) передавал свойства одних организмов другим. Мы видели фотографии его «химер»: кур с утиными лапами, кроликов с рогами козы, цыплята с волосами самого ученого, кукуруза с початками, похожими на увеличенный пшеничный колос… С точки зрения классической генетики это – невозможные вещи. С точки зрения волновой генетики и вообще энергоинформационной картины мира – все на своих местах…




… Здесь мы сталкиваемся совсем не с законами развития техносферы и не с логикой научно-технической революции! Нет, мы имеем дело с итогом взаимодействия техносферы и социума, с действием конкретных механизмов, направленных на обуздание развития, на стабилизацию мира через его упрощение и деградацию, на уничтожение его динамики. А то и на поворот движения вспять. Все направлено на обеспечение обильной жизни немногих за счет разрушения мира, за счет отказа человечества от его миссии. Это – заговор против будущего в самом чистом виде.
Борьба с преступлениями против будущего – вот одно из главных направлений наших действий в Сверхновой России (Русском союзе, СССР-2)…


ПОСЛЕСЛОВИЕ: ТРОФИМ ДЕНИСОВИЧ КАК ЧАСТЬ БУДУЩЕГО
Время приносит все больше и больше подтверждений того, что лысенковская генетика должна развиваться НАРЯДУ с нынешней мэйнстрим-генетикой. Пусть два направления конкурируют друг с другом, взаимно обогащаясь.
Слишком много подтверждений правоты Трофима Денисовича накопилось на сегодня. Организмы действительно могут изменяться под внешними воздействиями, приобретать новые свойства – чего не хотела признавать вавиловщина.
В 1975 году журналы и газеты всего мира обошли фотографии англичанина Чарльза Робертса (у меня одна есть в личном архиве), который вырастил помидор рекордных размеров – в два килограмма. Как? Робертс с помощью стереонаушников проигрывал томату всевозможную музыку.
В 1976-м советская пресса писала о работах исследователей Игоря Острякова и Зенона Журбицкого (ВНИИ физиологии растений имени Тимирязева АН СССР). Воздействуя электрическим током на растения, ионизируя воду и воздух, они добивались интенсификации фотосинтеза. Или подавляли его. То есть, принципиально доказали возможность стимулировать таким образом рост полезных культур и подавлять сорняки. Ю.Кузьминов и В.Соболевский тогда же добились роста урожайности, ионизируя воду для полива хлопчатника, пшеницы и кормовых культур.
Доктор биологических наук Зенон Журбицкий в конце 1960-х помещал над кукурузным полем заземленную металлическую сетку. Кукуруза под сеткой получалась чахлой. Равно как и ячмень. А вот редис и лук набрали рекордный вес, увеличиваясь в массе на 23%.
Биофизики Центральной генетической лаборатории имени Тимирязева тогда же пропускали слабый ток по земле, добиваясь впечатляющего роста урожайности кукурузы – почти на треть.
В том же 1976 году на Восьмом национальном смотре технического и научного творчества молодежи в Болгарии группа студентов под руководством профессора Петера Пенчева (Софийский высший машинно-электротехнический институт) показала свою работу: аппаратуру магнитной обработки воды. Полив такой водой парниковых томатов увеличивал урожайность на 8,5%. (Кстати, бетон на «намагниченной» воде твердел вдвое быстрее, а прочность его увеличивалась на 18%).
А вот другой пример. В 1959 году (и об этом даже фильм сняли) директор Института цитологии и генетики, академик Д.Беляев начал многолетний эксперимент. Он отбирал самых покладистых из диких лисиц (готовых брать пищу из рук человека), скрещивал их, отбирая из потомства самых покладистых. И – о чудо! – потомство этих лис стало напоминать дворовых собак. У них появился чисто собачий пятнистый окрас, обвисли уши. Появились белоснежные лисы с голубыми глазами, спокойно ходящие на поводке.
Значит, внутри оранизма скрыты многие «программы», которые можно запустить, так или иначе на него воздействуя извне. И если лисы могут превращаться в собак, то так ли неправ был Лысенко, говоря о возможности превращения одних злаков в другие? (Пшеница может перерождаться в рожь и ячмень, рожь – в пшеницу – так говорил Т.Д.)
Так что когда меня сравнивают с Трофимом Лысенко, я говорю: «Спасибо за комплимент»…
Продолжение - http://m-kalashnikov.livejournal.com/289254.html
А я опять в свою дуду...
Владимир, Вам не кажется, что помимо популяризации отдельных, м.б. даже прорывных и даже закрывающих, технологий, необходимо еще чем-то подкреплять популярно изложенную информацию. Нам необходимы воспроизводимые эффекты, пусть даже неожиданные, не вписывающиеся в устоявшуюся канву официальной науки, но воспроизводимые? Значит должен быть некий орган, который подтвердит эту воспроизводимость, а заодно проверит возможность фальсификации результата. Нет такого органа? А что мешает его создать?
Меня раздражает позиция большинства горе-изобретателей, которые либо предлагают "деньги вперед", либо вообще отказываются от контакта, пусть даже в своих палестинах. Ведь проверить факт работы устройства достаточно просто. Если изобретатель боится (за свою жизнь, за сохранность технологии и т.п.), нужны посредники, которым доверяют обе стороны, Владимир, Вам этот возможный посредник никого не напоминает?
Re: А я опять в свою дуду...
А ты полистай блог: мы же ДАМ предложили создатьАгентство передовых разработок для отбора и проверки прорывных технологий - и для демонстрации затем прошедшего проверку.
Не знаешь - не пыли.
Re: А я опять в свою дуду...
так что ты ломишься в открытую дверь.
Re:Дверь.
На двери написано: -Тянуть на себя. А он ее пинком.

Re: Дверь.
или как Х/Ф кавказская пленница. где шурик дверь в психушке открывал.)))))