m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

Еще раз поздравляю Виктора Петрика! О дешевых графенах.

Максим Калашников

Считал и считаю Виктора Петрика пускай и сложным человеком, но гением и моим другом. Для начала - новость из недавних, из Америки.

Физики случайно удешевили процесс производства графена
Роман Окашин

26 января
Ученые из Канзаса объявили об открытии дешевого способа производства графена. Технология настолько простая, что состоит всего из трех главных составляющих: газа, свечи зажигания и камеры сгорания, рассказывает Science Daily.
Подход следующий: ученые наполняют камеру ацетиленом или смесью кислорода и этилена. С помощью свечи зажигания от автомобиля смесь детонирует. После взрыва графен собирается на стенках алюминиевой камеры в виде сажи. Таким образом процесс получения графена заключается во взрыве материалов с высоким содержанием углерода.

В этой технологии отсутствуют опасные и вредные химические вещества в производстве. Она позволяет легкого масштабировать производство под увеличивающиеся объемы. Особым преимуществом является то, что энергия, требуемая для производства, содержится в одной искре свечи зажигания.
https://hightech.fm/2017/01/26/graphene_explosion

М,К.: это - американцы сегодня. Но Петрик-то разработал гораздо более эффективный способ производства графенов 20 лет назад! Только его объявили шарлатаном, а один ублюдок-академик РАН заявил, что углеродистые соединения Петрика - это уголь для шащлычницы. Интересно, а что этот ублюдок скажет по поводу американских физиков? Тоже заявит, что это всего лишь сажа?
Напомним, как дело было...


Оригинал взят у m_kalashnikov в ОБ УГЛЕРОДЕ, ГЕНИИ И РЕПРЕССИЯХ
PetrikKalashnikov-300x257
Начало - http://forum-msk.org/material/economic/9676424.html


Максим Калашников
ОБ УГЛЕРОДЕ, ГЕНИИ И РЕПРЕССИЯХ

Теперь, после грамотно поставленных опытов на лабораторных мышах и спортсменах-добровольцах (http://forum-msk.org/material/economic/9676424.html), даже тысяча академиков и записных «борцов со лженаукой» не смогут ничем возразить Виктору Петрику. Обычная вода, пропущенная через его углеродные фильтры, действительно повышает жизнестойкость организма. И по качеству она – аки «Эвиан» для богатых. Отныне я буду звать Виктора Петрика Академиком: он достоин сего звания.
Продолжаю свое расследование. Мне интересно: как родилась технология УСВР? И что она высветила в больном российском обществе? И что она может принести грядущей, Сверхновой России, моему СССР-2?



...РОЖДЕНИЕ УСВР
УСВР, напомню, есть углеродные соединения высокой реакционной способности. Они – сердце фильтров Петрика. Именно УСВР считаю впечатляющим технологическим прорывом Академика.
Первые исследования УСВР провел еще в 1997 году Институт криминалистики ФСБ РФ. Именно там дали заключение: перед ними – одноатомные слои углерода (графены) и углеродные пакеты, связанные между собою Вандерваальсовыми связями (слабые силы взаимного притяжения, способствующие сцеплению между соседними атомами или молекулами. Названы по имени Яна ван дер Ваальса, который исследовал это явление в XIX в. Силы вызваны распространением электронов в соседние атомы или молекулы). Никаких наночастиц от этого материала в воду не попадает, ибо это полностью исключено. Тогда же такие заключения дал химический факультет МГУ. Они подписаны членом-корреспондентом РАН Олегом Шпигуном, доктором химических наук, ведущим научным сотрудником кафедры аналитической химии.
Но как вообще родилась технология создания УСВР – углеродных соединений высокой реакционной способности?
Испокон веку углерод существовал в виде двух аллотропных форм – алмаза и графита. (Потом, в 1985 –м , открыли еще и фуллерен). Сажа, уголь – углерод в аморфном виде. Наконец, углерод крайне распространен в связанной форме – в углекислом газе, двуокиси углерода, коего полно в атмосфере.
Как устроен алмаз, известно, пожалуй, любому мало-мальски образованному человеку советского закала. Он – идеальная трехмерная решетка, в которой «сидят» - на одинаковых расстояниях друг от друга - атомы. Они связаны между собой прочнейшими связями – ковалентными.
А как устроен графит? Нарисуйте на листе бумаги пчелиные соты, состоящие из шестиугольников. В каждом углу этих гесагонов – атом углерода. И это – двумерные связи. Графит, таким образом, состоит из стопок таких вот «листов», из слоев. Каждый слой в графите, состоящий из шестиугольных «сот» - это графен, слой толщиной в один атом углерода. Здесь мы имеем стопку не трехмерных, а двумерных углеродных кристаллов. «Листы»-графены связаны между собою не ковалентными, а Вандерваальсовыми связями, каковые можно разрушить.
Однажды Академик решил порвать эти Вандерваальсовы связи между «стопками» графенов. Ибо если это сделать, начинаются удивительные вещи. Именно так открыли третье состояние углерода – фуллерена.
Разрывая связи между графеновыми слоями, получали вспученный графит. Брали крупицу графита, обрабатывали ее в серной и азотной кислотах с бихроматом калия. Потом – сушили. Что получалось? Между «листами» стопки образовывались соли графитовой кислоты (C6(COOH)6). Когда все это быстро нагревали до 2 тысяч градусов за 2-3 секунды, кристаллы соли разрывали связи между стопками-графенами. Выходил похожий на вату, терморасширенный графит.
А что делал Академик? Между слоями графита он заселил специальное химическое соединение, способное к взрывообразному разложению. Это вещество – Cl2O7. Секрет – не в принципе, а в том, как произвести этот «разрыватель» слоев графена. Ибо в чистом виде он взрывается. Для того, чтобы создать это вещество, Академик применил особые электролизеры, где использовались сверхчистые платина и титан. Он создал и специальные ингибиторы, замедляющие скорость разложения. Сделав все это, он заселил соединение-разрыватель между графеновыми слоями в графите. Получается, так сказать, измененный графит, внешне неотличимый от обычного, чистого. (Академик называет его ГВРС – графит высокой реакционной способности). После этого можно капать в измененный графит вещество- инициатор (тоже секрет Академика), после чего начинается цепная реакция, хорошо видимая на кадрах видео. Графит вспучивается, растет в объеме. Внутри видны вспышки.
http://www.youtube.com/watch?v=G2OY1BG3Y_U

Впрочем, реакцию можно запустить и лазером, и даже сильным ударом молотка. Важно, как говорит Академик, взорвать критическое количество молекул. Главное, чтобы началась цепная реакция – химическая, конечно. Так, чтобы молекулы «разрывателя» взрывали соседние, создавая «ветвящуюся» реакцию. Реакция идет бурно. Графит разрывается и на графены (в один слой атомов), и на графеновые пакеты – по два, три … пятьсот слоев. Да, тут есть и действительно графены – слои в один атом. Просто они – в общей смеси с пакетами слоев.
. Вот это и есть УСВР. Из его атомов углерода торчат «вбок» свободные атомные связи: они так и норовят захватить все, что «проплывает» рядом. Именно это и наделяет УСВР высокой реакционной способностью, делает его идеальным материалом для фильтров. За неимением же «проплывающего мимо» атомы УСВР начинают взаимодействовать между собой – и материал, как пыль под диваном, собирается в шарики. Потому УСВР имеет ограниченный ресурс работы. Его в фильтрах нужно периодически менять.
В 1996 году в мире появилось понятие - «графен». А два и больше таких атомных слоя – зовутся «графитовыми пакетами». Фактически, Академик уже в те годы получил первые графены, хотя и в смеси. И поэтому же он презирает нобелевского лауреата Андрея Гейма, заявившего о существовании «двухслойного графена» (справьтесь в «Википедии») – ибо двухслойного графена не бывает. Это – графитовый пакет. От того, что сделали Гейм с Новоселовым до практического применения их работ – еще идти и идти «дорогой в тысячу ли». А Петриковы УСВР можно применять уже сейчас и в самых широких масштабах.
Академик может получать УСВР в промышленных масштабах. Не беда, что при запуске реакции выделяются кислород и ядовитый хлор. Создана установка, где газы уходят в специальные полые колонны, где, пройдя через NaOH, они превращаются в ценный продукт – гипохлорит натрия. Его с выгодой продают: это очень сильное средство дезинфекции и, к тому же, окислитель в некоторых химических процессах. Отходов при производстве нет как таковых.
Академик творит с графитом чудеса. Он может запустить бурный процесс, как на видео. Может – очень медленный, на две недели. А может и просто взрыв устроить. Он сам успел попробовать – и чуть не погиб. Измененный графит рванул по всему объему сразу. Все его молекулы взорвались одновременно…


ПРЕСЛЕДУЯ ЛОЖНУЮ ЦЕЛЬ, НАТКНУЛИСЬ НА ЧУДО

Как же родилось это чудо - УСВР? Удивительно: погнавшись за ложной целью, как это часто бывает в истории науки и техники, наткнулись на настоящий прорыв.
Все началось с фуллереновой лихорадки, когда в 1996 году Нобелевскую премию получили химики Крото, Керл и Смолли, в 1985 году открывшие еще одно аллотропное состояние углерода – фуллерен. Да-да, те самые «мячики», состоящие из шестидесяти атомов углерода. Молекулы-фигурки, похожие на усеченный икосаэдр, сложенные из сот, пяти- и шестиугольников.
Открыли фуллерен случайно. Никто не складывал атомы в икосаэдры неким сверхтонким инструментом, некими «нанопинцетами»: это невозможно. Все взяли из сажи. Крото и Смолли возились с парами графита, облучаемого лазером. Делали, так сказать, абляцию графита. Масс-спектрометр показал, что в парах, помимо обычного углерода, присутствуют некие кластеры из шестидесяти и семидесяти атомов углерода. Они посмотрели на осевшую после лазерной абляции сажу. Стали действовать на нее разными веществами. Наткнулись на то, что она растворяется в толуоле, окрашивая его в вишневый цвет. Глянули на сажу в электронный микроскоп – и увидели шарики. Те самые фуллерены.
И в мире вспыхнула настоящая фуллереновая лихорадка. Фуллерены стали модой, очередным «пузырем». Чего только им не предрекали! Ура, триумф нанотехнологий! Все хотели купить их для опытов. Тем более, что в 1990 году Лэмб, Кретчмер и Хаффман разработали метод более дешевого получения фуллеренов – с помощью сжигания графитовых электродов в гелиевой атмосфере при низких давлениях. Там выход фуллеренов исчислялся граммами: они все той же сажей оседали на стенках камеры. Они получались из анода – в среднем от 3 до 12 процентов его массы. Цены на фуллерены упали впятеро, хотя и оставались очень высокими.
Но, как горько шутит Академик, Большая Наука слишком часто высовывается из своей скорлупы, чтобы обмануть публику и вытянуть из нее побольше денег на свои эксперименты. В мире на применение фуллеренов сделали более тысячи шестисот патентов, среди них – четыре патента самого Академика. Многие из патентов времен «фуллереновой лихорадки» окаались абсолютной чушью и дичью. Например, использование нового наноматериала для очистки воды. Полный идиотизм – особенно если учесть, что фуллерены инертны, ибо все их атомы наглухо завязаны друг на друга. Тут нет, как в УСВР, торчащих свободных связей. Но правительство США ассигновало на исследования по фуллеренам несколько миллиардов долларов. Впрочем, сам нобелевский лауреат Смолли, став богачом, удалился жить на Виргинские острова. Он-то цену фуллереновой мании отлично знал с самого начала. Но вначале все кричали о том, что фуллерены себя покажут, стоит лишь разработать технологию их массового и дешевого производства. Да, их свойства действительно уникальны. Но как их толком использовать, никто до сих пор не придумал.
Академик решил подзаработать на очередном поветрии и в 1994-м открыл первый в РФ частный Институт физики фуллеренов в Москве. Он решил получать фуллерены с помощью очень быстрого нагрева графита в токах высокой частоты. Аппаратура изготавливается в знаменитом Институте токов высокой частоты. И вот – первые опыты. Цилиндр из обычного, природного графита ставится в камеру индуктора. Включают ее. Три тысячи градусов Цельсия. Цилиндр трескается. И так – каждый раз. Природный графит нагревается неравномерно, он – неоднороден. Тогда академик решил спрессовать цилиндр из вспененного графита (обработанного кислотами). Но он не выдержал и пятисот градусов. Тогда Академик решил сам создать технологию разрыва связей в графите. И получил тот самый измененный графит – ГСВР. С веществом-разрывателем между графеновыми слоями.
В итоге фуллерены Академик стал получать по цене в 20 центов за грамм. Только они оказались ненужными в таких количествах. Интерес к фуллеренам пропал, промышленного применения им не нашлось. Но и Академик не проиграл. Уникальная технология деструкции Вандерваальсовых связей в графите позволила выйти на создание УСВР – материала действительно нужного и прибыльного. И это окупило все усилия по погоне за ложной цель..
В итоге Академик смог получать УСВР нескольких разновидностей (по силе воздействия). С помощью УСВР можно создать целую гамму водяных фильтров. Хоть в «легком» варианте, для обработки водопроводной воды. Хоть в варианте «тяжелом», а-ля МЧС или спецназ, которыми можно очищать самую грязную, кишащую болезнетворными микроорганизмами воду. УСВР позволяет каждой семье обеспечить воду с качеством «Эвиана», преодолев последствия многолетнего упадка водопроводно-очистных систем.
С помощью УСВР можно очищать промышленные стоки. Он же – прекрасный поглотитель для того, чтобы бороться с разливами нефти и нефтепродуктов. 25 кило УСВР поглощают тонну нефти. Впрочем, в Кувейте Академик пропускал сквозь свои фильтры загрязненную нефтью воду – и пил ее потом. Танкеры могут возить УСВР с собой – и использовать его при обработке пустых цистерн водой, чтобы не сливать ее потом, загрязненную, в море. Страна уже десять лет, как может выпускать УСВР в промышленных масштабах, завоевывая мировые рынки. Именно поэтому у меня дома теперь тоже стоить фильтр Петрика «ЗФ-2». Я пью воду, прошедшую через него, она дюже вкусна. И плюю на карканья «борцов со лженаукой».
Увы, в «награду» Академик получил потоки помоев на свою голову. И этот случай стоит рассмотреть особо. Ибо «казус Петрика» высвечивает все уродство и патологии современного «общества».

ЧТО ПОКАЗАЛ «КАЗУС ПЕТРИКА»?
Как вы помните, в нынешней Эрэф изобрести что-то – огромное личное горе. Никому твое изобретение не нужно. Рынок будет еще десятилетиями брать не самое лучшее, а самое разрекламированное, прочно вбитое в мозги стада человечьего. Пускай даже это разрекламированное – сущее г…но по сравнению с новым. Любой, кто занимается проблемами инноватики всерьез, знает: практически у каждого изобретения есть своя «долина смерти». То есть, промежуток времени между появлением первых, успешных образцов изобретения/инновации и прорывом его на рынок. Многие изобретения просто гибнут в этой «долине смерти». Как правило, для ее преодоления инноваторы на Западе пользуются помощью государства. Как правило, военных ведомств или агентств типа ДАРПА. Государственные заказы помогают новому окрепнуть, доказать свою эффективность и завоевать внимание бизнеса. Не будь такой помощи – и даже западный рынок душил бы сотни отличных новаций.
В РФ аналогов ДАРПА нет. Академик попробовал заменить ее (и преодолеть «долину смерти» для УСВР), протолкнув свои фильтры для широкого использования через программу «Чистая вода» по линии «Единой России». Именно это и вызвало яростную кампанию по уничтожению Петрика через либеральные СМИ. Понятно, что целили в «Единую Россию», но попутно и Академика подвергли такой же травле, как генетику по Вейсману-Моргану, как дарвинизм, как кибернетику и как Трофима Лысенко, вместе взятых. В итоге власть показала себя трусливой шлюхой, отшатнувшейся от Академика только в страхе перед ордой писак и СМИ-придурков.
Ну, уничтожили вы «Чистую воду», уязвили «Едроссию». Сорвали план снабжения всех нас качественной водой вместо хлорированной гадости. Сохранили прибыли торговцев водой в бутылках. И хочется спросить «триумфаторов»: а вы как собираетесь решить проблему качественной воды для 142 миллионов жителей РФ? У вас есть настолько же дешевый и эффективный путь, как у Петрика? Или вы предложите нам сверхдорогие технологии с Запада? Плевать мне на «Едроссию»: вы почему забили копытами весьма прорывное изобретение? Ваши разоблачительные статьи проблемы здорового питья для русских не решат.
Полными ослами показали себя и некоторые академики РАН. Смотрю телевыступления покойного ныне академика Круглякова, кинувшегося на УСВР-фильтры Петрика с яростью бешеной собаки. Вся аргументация сего ученого мужа: Петрик – мошенник, он скупал советские разработки в 90-е, его фильтры, де, заранее накачиваются чистой водой – и потом он вытесняет ее грязной водою. И если, мол, он побольше полил бы грязи или кока-колы, то мы увидели бы, что фильтры не работают. При этом не показано ни одного разоблачающего эксперимента.
Очень жаль, что Кругляков умер. А то можно было бы публично усадить его в лужу, показав, как один фильтр пропускает до восьмисот литров воды. Продемонстрировав, как фильтры Академика чистят воду на промышленных предприятиях. Заодно ткнув в лицо «борцу со лженаукой» протоколы испытаний фильтров Петрика в двух западных лабораториях.
Кидаясь в «разоблачения», РАН не удосужилась провести нормальной проверки технологии, грамотных сравнительных испытаний.
Видите ли, читатель, я теперь дружен с Академиком потому, что ненавижу нынешнюю реальность, считая ее неизлечимо больной и обреченной. В ней царствует постмодерн: все превращается в стеб, в поверхностность, в несерьезность. Здесь нет попытки искать новое и работать по-настоящему. Тут, как в Средние века, враждебно встречают все новое, а самые нелепые слухи и поверия распространяются среди глупеющего человечьего стада почти так же, как во времена костров и инквизиции. Здесь положено верить в новую религию «глобального потепления» и смотреть в рот Западу, но изначально отвергать все, что создают русские. Здесь наука утратила любознательность, присущую естествоиспытателям прошлого, здесь больше не правят бал искатели нового знания, здесь слишком мало зачарованных странников, ищущих необычного. В науке «постмодерна» и «постиндустриализма» по-расейски официальные ученые по большей части стремятся «тащить и не пущать», забивая копытами все, что не соответствует их представлениям. Здесь новое распинают в стиле догматиков и инквизиторов, не пытаясь проверить изобретения на практике. Здесь положено думать, что «все уже изобретено». Здесь больше думают о сохранении своих титулов и привилегий, а не о прогрессе. «Казус Петрика» с отчетливой ясностью показал глубочайшую болезнь русского расколотого, впадающего в предсмертный маразм, общества.
Кстати, травля Академика до боли напоминает ту же травлю, в какой нынешние «антисталинисты» обвиняют Сталина – в отношении генетики и кибернетики. И они же, мня себя великими либералами, сейчас делают то же самое. «Казус Петрика» и сие показал весьма ярко. Это позволяет мне сделать вывод: психологически-архетипически нынешние «либералы» – такие же, как и их предшественники тридцатых-пятидесятых. Значит, когда мы начнем наш национал-сталинизм и новую индустриализацию, они покорно примут и новые репрессии, и новый порядок. Ибо с помощью СМИ в их головы можно забить все, что угодно, стаду можно внушить все, что нам нужно. Они снова начнут друг на друга доносить безо всякой команды, приветствуя новые – высокоточные – проскрипции и конфискации. И даже станут нам рукоплескать. Их можно заразить мемами энтузиазма и любовью к технике. Главное – контролировать СМИ и поп-культуру.
Но это так – к слову.
Мы же продолжим убивать унылую сегодняшнюю реальность, ища победоносного и славного Завтра…


</div>
Tags: Виктор Петрик, Максим Калашников, графен, инновации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments