m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

ВЛАСТЬ ЗНАЕК





Максим Калашников
ВЛАСТЬ ЗНАЕК
Продолжим наше импровизированное исследование по поводу возможного русского будущего. Поговорим о нашем его варианте, о варианте после краха этой Системы, напрочь лишенной кругозора и творческой фантазии. Ведь нами правят отнюдь не Знайки, а их антиподы - обыватели (http://forum-msk.org/material/economic/13143999.html).
Какой мир намерены построить мы?


КТО ВАМ СКАЗАЛ, ЧТО МЫ НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ?
Нам говорят, что русские уже ничего не могут, что они отстали они от развитого мира навсегда?
Хлопнув дверцей электромобиля (с моторами «Славянка» Дуюнова), обойдем вокруг модульного строения русской работы. Там, за аккуратными стенами модулей, мерно и почти не слышно гудят двигатели внутреннего сгорания. Но выхлоп их – почти невидимый водяной пар. Ибо работает электростанция нашего Футурославля на природном водороде. Просто мы нашли небольшую впадину – по методу геолога Владимира Ларина. Впадину – место выхода струй водорода из глубин планеты. Их ведь так много на Среднерусской равнине. Пробурили скважину – и в ее устье устремился водород. Он нам практически ничего не стоит. Питая нашу силовую станцию, он приводит в движение динамо-машины.
Мы просто купаемся в электрической энергии. Она питает наши дома, мы не нуждаемся ни в каком «Газпроме». Наша промышленность чиста – она работает на электричестве. Дома у нас – электрические плиты и такой же обогрев. Но мы экономны – наши дома и предприятия освещают отменные светодиодные фонари из Ярославля. Они тратят энергии в несколько раз меньше киловатт-часов, нежели лампы накаливания.
На чем мы зарабатываем? Что дает жизнь и процветание русским футурополисам? Плоды нашего национального ума. Кто-то производит лекарства из экстракта бересты. Кто-то выпускает отличные вибротренажеры для интенсивных занятий спортом. Кто-то льет функциональные и вкусные напитки из натуральных экстрактов. А вот – наш завод по производству очень точных лазерных обрабатывающих центров. С лазерами Гапонцева и линейными электродвигателями.
Но есть в нашем городе настоящая изюминка. Целый завод по производству крупных деталей изумительной точности – с помощью аддитивной технологии Глеба Туречина. В отличие от западных технологий послойного выращивания, Туречин применяет прямое лазерное выращивание. И потому делает то, что не под силу никому в мире.

ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО НЕ ДЕЛАЕТ НИКТО В МИРЕ
Что сделал профессор Туречин, глава Института лазерных и сварочных технологий питерского Политеха? (С.Тихонов, «Русский аддитивный прорыв» - «Эксперт», 20-26 марта 2017 г.)
Как печатают детали на западных стереопринтерах? Послойно, по технологии SLS/ SLM. То есть, сначала делают тонкий слой металлического порошка с крупицами микрон в двавдцать. Потом ножом или валиком его раскатывают в слой толщиной в 40 микрон. По слою проходит лазерный луч, который «где-то расплавил, и там из порошочка возникло твердое и прилипло при этом к подложке». Затем снова насыпается слой пороша – и снова пробегает лазер.
Огромный недостаток такой технологии – она не только медленная, но и ограничена в габаритах того изделия, что печатается. Почему? Ведь сначала нужно сканировать лазерным лучом, а поле сканирования для лазера сделать больше чем полметра на полметра не получается. Больше – теряется качество фокусировки. Если площадь светового пятна больше оптимального поля, точность построения в реальности, по словам Туречина, теряется.
А потом установки послойного наращивания крайне медленны, предел их возможностей – 10 граммов в час. Ибо если делать быстрее, то качество металла сильно падает. То есть, нынешние западные технологии для «печатания» готовых металлических изделий никуда не годятся. Для какой-нибудь авиационной промышленности приходится применять старые добрые технологию: резку металла, его фрезерование, обтачивание или отливку. Иначе не обеспечишь качества и надежности. Так что на «послойке» печатать авиационные двигатели не получается. Тем более, что у послойного выращивания вылезает очередной недостаток: ведь порошок кладется слой на слой. И если лазер плавит слои сверху, то верхние крупицы-порошинки он греет сильнее, а нижние – слабее. Образуются пустоты-каверны, портящие механические свойства материала. Увеличиваешь мощность лазера – переплавляется верхний слой порошка, он вскипает и портит все. Поэтому выращенные послойно детали нужно помещать в газостат под огромным давлением в сотни атмосфер, чтобы происходила диффузия слоев. А это – чертовски дорого, да и газостатов в РФ крайне мало. Оно, к тому же – импортное. Понятно, что больших деталей такой технологией производить нельзя. Старые методы выгоднее и надежнее.
Что сделали в институте Глеба Туречина? Создали совершенно иную технологию – прямого лазерного выращивания. С производительностью в десять раз выше, чем у «послойки» и без таких ограничений по размерам выращиваемых изделий. Нет здесь непременного «полметра на полметра». Если западная «послойка» - это 10 граммов в час производительности, то наша – два килограмма. Причем используется здесь высокоэнергетический лазер Гапонцева. При этом новая технология начала создаваться в 2013-м. За четыре года она колоссально продвинулась – до промышленного использования. До ее использования в авиационном моторостроении. До выращивания с микронной точностью колец с диаметром почти в два метра, причем всего за 15 часов.
И знаете, сколько ушло на разработку уникальной технологической установки? Кстати, роботизированной, с размерами рабочей зоны 2х2х0,8 м? Около четверти миллиарда рублей, на что поровну сбросились Минобрнауки и Самарский моторостроительный завод имени Кузнецова. Что такое четверть миллиарда рублей в масштабах РФ? Ничто. Одна сто шестидесятая от стоимости никому не нужного стадиона «Зенит» в Петрограде. Примерно столько же, сколько стоило сооружение фанерного макета Рейхстага в парке «Патриот» и его потешный штурм весной 2017-го.
В чем соль технологии туречинцев? В том, что изделия выстраиваются из газопорошковой струи, что подается в зону выращивания. Правильно сфокусированы и эта тонкая струя, и совмещенный с нею лазерный луч. Сам металлический порошок нужным образом нагревается и плавится, дабы изделие выходило однородным, без обычных для литья дефектов – крупных зерен и дендритов. Именно так можно действительно выращивать изделия по заданным в компьютере стереомоделям. Причем в одной и той же детали можно использовать разные материалы, получая не ограниченные размерами изделия с градиентными свойствами. Механические свойства их – на уровне горячекатаных, нет в них пор, трещин и несплавлений. Структура металла получается мелкозернистой. Градиентные свойства? Это когда используются разные смеси порошков для одной детали – и разные участки одной и той же детали наделяются разными свойствами.

В СТРАНЕ БЕЗДЕЛЬНИКОВ – И В СТРАНЕ МАСТЕРОВ
В любой нормальной стране команда Глеба Туречина уже получила бы щедрое финансирование и выросла бы в корпорацию мирового уровня за считанные годы. Но нынешняя РФ – страна бездельников-обывателей, которым нужны только красивые шоу, пиво и футбол. Да еще и имитация советского великодержавия в виде войны в Сирии. РФ нынче – действительно Страна Дураков, где власть имитирует развитие высоких технологий на «чисто рыночных началах», так сказать – Северная Корея навыворот. Послушаем, что говорит Глеб Туречин «Эксперту».
«…Хайтек чисто рыночным образом развивается в одной стране – России (вернее, в РФ – М.К.). Всех остальных поддерживает государство. За американскими компаниями стоит «Локхид Мартин» с гигантскими исследовательскими бюджетами, которые финансируются государством; за французами – французское государство, за немцами стоит прекрасно настроенная немецкая сетевая система государственной поддержки науки. За нами что стоит? Армия и флот…»
В результате, как вы понимаете, хайтек в РФ – в известном месте. А немцы только машин и механизмов экспортируют на триллион долларов в год. Бестолковое Царство, гремящее пиаром и пропагандой, на науку тратит гроши, производя лишь сырье и морально устаревшее оружие. Да еще плодит сомнительные лавочки типа Агентства стратегических инициатив, где непонятные хлыщи якобы предвидят будущее, плавая по Волге на пароходике. Кстати, Туречин от АСИ ничего не получил. Он – как бы «не то будущее». Как видите, разработка Туречина возникла скорее не благодаря нынешнему государству, а вопреки ему.
Но наша власть будет работать совершенно иначе. Мы пошлем подальше идиотские игрища профессиональных спортсменов. Нам деньги нужны для науки и новой промышленности. Быдло, коль ему так хочется, пускай смотрит иностранный футбол по спутниковым каналам. У нас будет только массовый спорт, народный. А достижения свои Сверхновая Россия продемонстрирует на ниве передовой индустрии, нового образа жизни, в здоровье, долголетии и зажиточности своих граждан. На поприще изумительных прорывов в науке и технике, от коих во всем мире рты от изумления распахнут. Те триллионы, что поглощались копошащейся массой паразитов, чиновников, перекупщиков, профессиональных спортсменов и политиканов, ненужными войнами и бенефисами на международной арене, мы направим в дело. Как Страна Мастеров, а не дураков. Развивающийся реа
Наша НИС (Национальная инновационная система) работает так, как нужно. Мы упразднили бесполезные АСИ и «Роснано», но создали Машину открытий из двух Академий-конкурентов, из Агентства передовых разработок и опытно-параллельного государства (новая опричнина).
http://forum-msk.org/material/society/13152544.html
Наш принцип: искать ПРИНЦИПИАЛЬНО новые технологи и разработки, не имеющие аналогов на мировом рынке. Такие же, как первый в мире мобильный телефон Леонида Куприяновича по состоянию на 1957 год. Нужно врываться туда, где еще нет никакой конкуренции, где мы будем королями и монополистами. Тем самым мы поднимаем русскую промышленность и даем стране миллионы новых рабочих мест. Не примитивных, типа дворников, где справятся и аульно-кишлачные пришельцы, а сложных, где нужны квалифицированные, хорошо зарабатывающие специалисты. Вокруг таких предприятий возникнет сложный мир малого и среднего бизнеса, научно-технического и социального предпринимательства.
Мы не станем повторять советской ошибки – все тотально огосударствить и работать сугубо в рамках государственных проектов. Опыт показал, что этого мало, что такая метода ведет к тому, что русские изобретают потрясающие вещи, но коммерциализуют их и доводят до массового производства за границей. Нет, мы создаем сочетание государственных мегапроектов в науке и технике – и частной инициативы. То принципиально новое, что создается наукой при поддержке казны, превращается в вылизанный, привлекательный товар частным бизнесом.
Но для начала наша власть, имея Агентство передовых разработок, две соревнующиеся академии и целую рать энтузиастов, отыскивает в имеющейся реальности то, из чего уже сейчас можно вырастить компании глобального уровня. Словно заботливые садовники, мы обнаруживаем на оставшейся нам от прежней Эрэфии ростки, заботливо их поливая и удобряя. Это – молодые побеги будущих «секвой» русских сверхкорпораций.
Это и уникальное оборудование туречинцев, сулящее новое дыхание нашему машиностроению – чистому, экономичному, быстрому. Это и уникальная оптоволоконная связь команды Трещова (http://novorossia.pro/25yanvarya/2011-strelkovcy-i-nacionalnaya-industriya-vozdelyvaya-sad.html). И умные тракторы, и умные беспилотные аппараты для биологической защиты сельских угодий. И сверхэкономичные, бесшатунные двигатели Сергеева и Вуля. И не менее чудесное изобретение Черкаса – кавитационные установки для обработки простой воды, от полива которой поля дают фантастические урожаи. Мы не сидим на месте, а ищем такие ростки повсюду. Ростки – и ЛНР, людей новой реальности.

СРЕДОТОЧИЯ НОВОЙ ЖИЗНИ
Мы с вами снова в Футурославле. Так же мягко воют динамо-машины, питая близлежащий завод, где наши лазерно-порошковые комплексы выращивают самые сложные детали по заказам со всего мира. Готовую продукцию вывозят электрогрузовики – по отличному шоссе из «вечного» серобетона компании «Лаверна-трейд». Грузовики тянутся к местному аэрограду – воздушной гавани. А там довольно урчат турбовинтовые двигатели воздушных кораблей типа «Богатырь». Огромные «летающие киты», чьи фюзеляжи сделаны из сверхпрочного наноалюминия (создание уфимского инженера Руслана Валиева), они развозят готовую продукцию по стране и по всему миру. Сверхновые русские вообще любят летать. Кроме тяжелых самолетов, в аэрограде садятся и взлетают из него гибриды – грузоподъемные скрещения дирижаблей и аэропланов. Обладая грузоподъемностью железнодорожных составов, они при этом идут по маршрутам со скоростью в 250 километров в час…
Пройдемся пешком по Футурославлю. Кивнем приветливо встречному знакомому. Нас окружают утопающие в зелени садов дома-усадьбы. Из-за массового использования природного водорода и дешевого электричества у нас и привычное горючее сильно подешевело, авиация стала рентабельной для перевозки всего и вся. Природный водород по Ларину – совсем не то разорение и утыкивание ландшафта скважинами, как у американского сланцевого комплекса. Чу! Над домами косо взвился в небеса, посвистывая несущим винтом, аэромобиль-гироплан. Серебритстая сигпра с выпуклым фонарем кабины и разлапистыми неубирающимимчя шасси в обтекателях. Кто-то помчался по своим делам.
Мы, сверхновые русские, лишены комплекса национальной неполноценности, поразившего и позднесоветских обывателей, и «дорогих расеян». Ибо мы знаем, что можем делать все, что нам нет равных, что ум, воля и труд сотворяют чудеса. Наша экономика исповедует старый добрый принцип: налоги и пошлины поощряют тех, кто производит что-то сложное и готовое, а не тех, кто добывает и продает за границу сырье. Поэтому мы вывозим не нефть с газом, а продукты из них. Не зерно, а муку и макароны. Не металлы, а машины и механизмы. Нам-то известно, что чем длиннее цепочка переработки сырья у тебя на родине – тем больше доходы. И не только чиновники, а прежде всего тысячи фанатиков-энтузиастов, предпринимателей, ученых, конструкторов, ежедневно придумывают нечто новое и прорывное, организуя производства там и здесь.
Мы умело используем эмиссию и даем производителям кредиты на годы и под 1-3% годовых. А иногда – и вовсе без всякой лихвы. На 20 лет установлен режим протекционизма: все, что мы можем производить, но завозимое из-за рубежа, обложено таможенными пошлинами, причем приличными. При этом протекционистские барьеры постепенно снижаются – по мере того, как национальная индустрия «накачивает мышцы» и оснащается по последнему слову техники. Мы ворвемся в мир, как тренированные бойцы, способные выдерживать конкуренцию с самыми сильными соперниками, а не как жертвы для съедения.
А главное – мы свободны. В Сверхновой России у нас в футурополисах действует сильное самоуправление. Чиновников сейчас – минимум, и все они под неусыпным надзором самоуправления. Потому у нас работают только честные и очень качественные управленцы, коим мы хорошо платим за службу. Самоуправляемые города и территории – опора сильной центральной власти, роль губернских властей сильно упала. Мы сами выбираем себе судей, и потому наш суд – как у людей. В нем нет садистов и тех, кто ради выполнения приказаний начальства готов ломать людские судьбы. Мы сами выбираем глав своей полиции, а борьбу с серьезной преступностью и террором ведут централизованные структуры внутренних дел. Мы теперь с презрением вспоминаем «ментовской беспредел» и рэкет, терзавший нас при Ельцине и Путине. Дышится нам легко и свободно, мы на каждых выборах выносим еще и вердикт прежней власти: «Достойны награды», «Достойны наказания», «Оставить без изменений». Каждый из нас имеет дома оружие, каждый – боец (без добровольной службы в армии у тебя нет полных прав).
У нас больше не существует лохотрона «либеральных выборов». Мы живем и работаем при власти, что строится «от земли», воплощая соборно-земские, самоуправленческие традиции. Однажды, расчищая Авгиевы конюшни постсоветской мерзости, мы решили: пусть люди на местах (в городах и районах) выбирают местные Советы. Там, на низовом уровне, они всех знают и смогут избрать самых достойных да компетентных. А самое главное – избиратели смогут своих делегатов контролировать и отзывать в случае необходимости. А дальше – депутатов в региональные Советы должны выбирать уже не рядовые избиратели, а члены местных Советов. Тоже с механизмом отзыва тех, кто на региональном уровне не может достойно представлять «земли». В свою очередь, региональные советы избирают депутатов в Верховный (общенациональный) Совет.
В такой системе возможности выборных манипуляций и мозгокрутства политтехнологов сводятся практически к нулю. Высшая политическая элита не отчуждается от народа. А самое главное – создаются социальные лифты в двух направлениях: лучшие – получают возможность быстрого подъема в высший эшелон, худшие – угрозу «опускания». Подобная власть не будет принимать тех заведомо идиотских и разорительных для экономики решений, что принимает прогнившая, продажная и тупая «вертикаль» после 2000 года.
А потому наша Держава только самим фактом своего существования перебивает влияние Европы. К нам снова тянутся и Украина-Малороссия, и Белая Русь. Потому что союз с нами – это работа, достаток, возможность реализовать свои таланты, выдвинуться. Сверхновая Россия приглашает к участию в самых пленительных проектах развития. Такова великая мечта Максима Калашникова. Власть Знаек, а не балаган под руководставом шутов и бездарей…
(Продолжение следует)

Tags: Максим Калашников, кризис, футурология, футурополис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

Recent Posts from This Journal