ЗДЕСЬ САМУРАЕВ НЕ ПРЕДВИДИТСЯ



Международная выставка ЭКСПО 1970 г. в Осаке. Япония - на мощном подъеме.

Максим Калашников

ЗДЕСЬ САМУРАЕВ НЕ ПРЕДВИДИТСЯ
Еще об экономических перспективах становящейся в РФ диктатуры

В прошлый раз мы задавались вопросом: если в РФ в 2018-м окончательно установится ОТКРЫТАЯ «охранительная диктатура», то сможет ли она обеспечить экономическое чудо? Мы делали сравнение с Японией после 1949 года:
http://forum-msk.org/material/news/13792535.html

Но здесь мы продолжим сравнения.

***

Нам сказали, что на самом деле японцы поднялись на том, что США им открыли свой богатый внутренний рынок. Да, это так. Но чтобы воспользоваться такой возможностью, разоренной Японии нужно было предложить придирчивому американскому потребителю современные товары. И вот тут в ход и пошли умные, недюжинные усилия японцев. На фоне их сырьевая и ленивая «элита» РФ смотрится особенно по-тараканьи. Ибо нет ничего более противоположного, нежели прагматичнвый и деловитый экономический национализм самураев – и тот кретинизм, что творят расейские сановные лентяи. Повторяя худшие американские глупости.
И опять – по полочкам….

***

Ли Якокка, в 1971 году – вице-президент «Форда», передает в книге «Карьера менеджера» (1983 г.) свой тогдашний разговор с главой правления «Мицубиси» Томио Кубой. В тот момент японцы буквально захватывали внутренний американский рынок своими автомобилями и не только ими.
- Мы в Японии соблюдаем собственные интересы, - сказал Кубо. – Я только одного не понимаю: почему ваша страна не поступает так же?

Якокка в 1983-м исследовал этот вопрос. Самурайская промышленность «не развивается сама по себе», как о том любят говорить рыночные либералы (неисправимые кретины). В Японии государство применило прагматичную смесь из капитализма и настоящего социализма. Итак, Якокка опять обращает внимание на мощное Министерство внешней и торговли Японии, составленное не из тупых закоренелых бюрократов, а из очень умных управленцев.
Он с завистью говорит о том, что «Япония – это далеко не Россия (СССР – М.К.) с ее полностью плановой экономикой. Но в Японии существует система приоритетов, которая позволяет правительству и промышленности работать сообща в деле достижения национальных целей.
В результате японское автомобилестроение развивалось в тепличных условиях: правительственные займы, сокращение сроков амортизации, помощь в организации научных исследований, ЗАЩИТА ОТ ИМПОРТА и запрет на иностранные инвестиции. Благодаря этим комплексным мерам японская автомобильная индустрия прошла путь от тысячи машин, которые она производила в год в середине 1950-х годов, до 11 миллионов, выпускаемых ею сегодня…»

То есть, читатель, не бред либералов об отказе японцев от имперских амбиций, не простое открытие для них рынка Америки, а именно экономический национализм, совмещение капиталистического и социалистического, активная промышленная политика, протекционизм и умелая работа «печатного станка» и обеспечили тот самый взлет!
Обратите внимание на то, что промышленность Ниппона опровергла и бредни расейских сислибов с либерастами о том, что, мол, стоит ограничить доступ на национальный рынок импортных товаров – и отечественный производитель примется гнать всякую дрянь. Дескать, ибо конкуренции не станет. Любимый аргументик расейской либерастии: мол, получатся снова «Жигули» и ботинки со страшной колодкой в стиле «испанского сапога». Японцы поступили иначе: они потребовали от своих компаний: «Хочешь поддержки – выходи на внешний рынок, создавай продукцию мирового уровня!». Не справишься – поддержки государства не будет. И ведь справились! С помощью национальной энергетической политики, устанавливаемых государством стандартов (принуждение к прогрессу) и налогов они обеспечили то, что Япония строила не сараи на колесах с прожорливыми моторами. Нет, японцы делали экономичные машины с легкой собственной конструкцией. Как и заповедал великий Форд в 1924 году.

Японцы использовали даже то, что американцы запретили им иметь большие военные расходы. Мол, сами вас защитим. Что вышло в итоге? Как пишет Якокка, если Страна Восходящего Солнца на душу населения несла 80 долларов оборонных трат в год (писано в 1983-м), то Америка – в десять раз больше. Поэтому самураи могли тратить много средств не на содержание армии, а на исследования, разработки и развитие.

***

Что нам сегодня говорят либерасты-монетаристы типа Набиуллиной и Орешкина? Нам нужен крепкий рубль, а доллар – подешевле. Тогда, мол, производство в стране будет развиваться. Но это – бред полоумных и безответственных теоретиков. Японцы же рвали американцев в куски, поддерживая ЗАНИЖЕННЫЙ на 15% курс йены и научив той же самой политике китайцев. Якокка свидетельствует: манипуляции с курсом йены доказать невозможно, зато японские товары по ценам выигрывают у американских. Американцы-то в те времена, наоборот, стали отказываться от протекционизма и активной промышлненной политики, до прихода Трампа оставалось еще 33 года. Тогда к власти (1981) пришел либеральный мракобес Рейган. Тот, наоборот, всячески укреплял доллар и открывал рынок страны для импорта. ФРС взвинтила ставки по кредитам до 22% годовых, предвосхищая действия россиянского ЦБ. Японцы сего полезного дурака использовали.


Имея намного более дешевые кредиты и заниженный курс йены, они выигрывали в стоимости аналогичных автомобилей около тысячи долларов. Напомню, ТЕХ долларов. В те годы на один доллар можно было купить 4 чашки кофе, а не половину оной, как нынче. Тогда роскошный дом стоил 50 тысяч долларов, авианосец обходился в 1,2 миллиарда. Так что экономия получалась приличной, американский покупатель предпочитал брать машины из Японии. Не правда ли, как это похоже на россинские нынешние страдания?

Якокка тогда грезил о том, что американское правительство тоже введет квоты на импорт авто. Японцам – не более 15% и точка! Дескать, европейцы 70-х делали именно так. Италия установила предел: из Японии – не более 2 тысяч машин в год. Как вы понимаете, от того итальянский автопром хуже не стал. Германия в те же годы ставит предел для японского автоэкспорта: 10% на немецком внутреннем рынке. Но тогдашняя Америка так действовать не хотела. Она свободно запускала на свой рынок изделия японцев. Так же, как до прихода Трампа в 2016-м открывалась для экспансии китайской продукции.

И вот еще один урок экономического национализма из книги Якокки. Японцы полностью использовали свободный доступ на рынок Америки, а вот сами и не думали свободно пускать к себе товары из США. Они, не будь дураками, установили большие ввозные пошлины на американские товары. И на говядину. И на цитрусовые. Японцы обложили непомерными пошлингами ввоз лекарств из Соединенных Штатов, телекоммуникационного оборудования, стекловолоконной оптики. (Понятно – они в 70-х все это развивали у себя). Едва янки пробовали заговорить о том, что надо бы открыть рынок, японцы заявили: «Обсуждать сей вопрос не будем! Впрочем, можем снять ограничения на ввоз вашей томатной пасты…»

Когда невозможно было использовать покровительственные таможенные тарифы, японские экономические националисты применяли бюрократические рогатки на пути американского экспорта, самое наглое надувательство. Как только они обнаружили, что картофельные чипсы из США пользуются большим спросом в Японии, невзирая на 16-процентную ввозную пошлину, то быстро перевели чипсы в разряд «Кондитерские изделия» и врубили пошлину в 55%. Зато развили производство чипсов японскими компаниями. Чтобы развить свою табачную индустрию, японцы разрешили продавать американские сигареты лишь в 8% своих магазинов, облагая их пошлиной в 50%. Максим Калашников, живший тогда в Одессе, отлично помнит, как моряки стали привозить отличные японские сигареты «Хай лайт». Чтобы еще более затруднить доступ американского табака в страну и поднять своего производителя, японское государство разрешало вести рекламу сигарет из США лишь на английском языке. С ужасом Якокка писал, что японцы захватили в Америке рынки электроники, спортивных товаров, копировальных аппаратов, фото- и кинокамер, четверть рынка стали. Они, дескать, используют Соединенные Штаты как свою колонию. Покупают, мол, у нас сырье: пшеницу, кукурузу, соевые бобы, уголь и древесину. А нам поставляют машины, электронику и оборудование для нефтегазовой индустрии.

В итоге такой политики дефицит в торговле США и Японии на 1982 г. составил 30 млрд. долларов. То есть, японцы добились того, что фактически экспортировали американцам безработицу, вывозя из США рабочие места. При этом американцы ничему не научились: сегодня их дефицит в торговле с Китаем составляет 350 млрд. нынешних долларов.
Теперь вы понимаете, что преемники Ельцина, получив с 2000 по 2014 год сумасшедший приток нефтедолларов, так и оставили несчастную РФ сырьевой полуколонией. И почему все эти реинкранации Гайдара и Чубайса (на момент написания сих строк – «реформаторы второго поколения», Набиуллина, Греф, Кудрин, Силуанов, Орешкин, Шувалов) в Японии в правительстве не проработали бы и недели.

Якокка в 1983-м, как и наша Партия Дела сегодня, выступал с лозунгом СПРАВЕДЛИВОЙ торговли. То есть, если та или иная страна ограничивает теми или иными методами доступ американских товаров на свой рынок, то и Соединенные Штаты должны отвечать тем же. Чтобы уравнять условия конкуренции.

«Да, меня раздражает игра не по правилам. Меня раздражает то, что мы в этой ситуации сидим сложа руки. Но японцы-то поступают правильно. Как сказал Кубо, они просто соблюдают свои интересы. Настало время задуматься и о наших!» - написал Ли Якокка в 1983-м. Предвосхитив Трампа на тридцать лет. У Якокки даже глава в его книге так и называется – «Возродим величие Америки!». Трамп просто подхватит это знамя.

В восемьдесят третьем Якокка начертал пророческие слова:
«Я не знаю, когда мы проснемся, но надеюсь, что это случится скоро. В противном случае наш экономический арсенал будет состоять только из банков, гамбургеров и компьютерных игр».
Скоро не получилось. Пришлось ждать, как в сказке, ровно тридцать лет и три года… Но если Америка все-таки проснулась, то РФ с ее «самым могущественным лидером» впала в летаргию.
И еще одна примечательная черта, которой Якокка объясняет успех японских экономических националистов в экономическом завоевании Америки. Дело даже не в том, что зарплаты японских рабочих были на 40% меньше американских на то время. Он обращает внимание на то, что японские компании и профсоюзы работают в теснейшем контакте. И на то, что высшие управленцы японских компаний не получают таких высоких зарплат и бонусов, как их американские аналоги. Они не имеют права покупать акции своих предприятий по льготным ценам (опционы). Японские директоры и вице-президенты назначаются не из финансистов, они – производственники. С удивлением американец пишет, что главный исполнительный директор «Мицуи» - бывший профсоюзный вожак этого предприятия. «В отличие от коллег из Детройта, японские руководители живут в том же мире, что и рабочие, а не вращаются в избранных кругах».

Эти строки весьма актуальные в РФ времен Ельцина и Путина. Где бездарное начальство создало для себя особый «высший мир».

***
Якокка в восьмидесятых, яростно протестуя против дороговизны кредитов, заявил: Америка не должна становится страной финансовых спекулянтов. «Каждый месяц создается какой-то новый тип финансовых инструментов с явной целью сократить потребительскую покупательную способность и обогатить брокерские дома. Оглядываясь на этот период банковской деятельности, я не могу избавиться от мысли, что никогда прежде в истории такое большое количество капитала не производило так мало долговременных ценностей…»

Да, ему бы тогда знать, до чего дойдут Штаты в своем превращении в бесплодное «финансовое казино», да о тех лопаниях финансовых пузырей, что предстоят Америке в 2000-2001 и в 2008 годах… Ну, а нынешняя РФ – просто страна ростовщиков и сырьевиков. Тут путинская «великодержавная» внешняя политика ни чуточки не изменила. К новой державности в Эрэфии экономического национализма не прилагается.

Якокка-83 доказывал: Америке нельзя терять автомобилестроительной, сталелитейной, электронной, авиационной и текстильной отраслей. Ибо это не только миллионы рабочих мест, не только сохранение смежных индустрий (химической, резинотехническоцй), но и рынок для сферы услуг (он не может существовать сам по себе), и потребители высоких технологий. Ведь высокие технологии не могут жить сами по себе, их нужно применять в национальной промышленности. Скажем, микросхемы – в системах управления автомобилями, комбайнами, строительными машинами. «Микросхемы нельзя просто завернуть в бумажку и продать в магазине. Они должны находить свое применение. Их потребителями выступают основные отрасли американской промышленности…» Если они исчезнут, то что будет? «Мы станем страной, продающей гамбургеры друг другу, а микросхемы – всему остальному миру».

В ответ на японский вызов американская звезда менеджмента предложил ответ: активную промышленную политику. То есть, некую «японизацию» Соединенных Штатов. «…Многие люди, услышав это выражение, начинают паниковать.
Неужели они не хотят, чтобы Америка была сильной и процветающей? Разумеется, хотят. Но они хотят, чтобы это произошло без всякого планирования. Они хотят, чтобы величие Америки возродилось по воле случая.

Идеологи утверждают, что введение индустриальной политики будет означать конец системы свободного предпринимательства, каким мы привыкли себе его представлять. Однако наша нынешняя система свободного предпринимательства (которая приведет еще и к выводу производства из США в Азию – М.К.) отмечена дефицитом национального бюджета в 200 миллиардов долларов, вышедшей из-под контроля программой государственных расходов и дефицитом торгового баланса…
Истина состоит в том, что свободный рынок не всегда эффективен. Мы живем в очень сложном мире. Время от времени просто необходимо оказывать влияние на рынок…»

Как? Нет, в форме государственного управления предприятиями. На это у чиновников мозгов не хватает. Якокка предложил: не надо убивать увядающие отрасли, как «неконкурентоспособные». Чем, кстати, вовсю занимаются в РФ с 1992 года. Их надо не уничтожать, отдавая рабочие места иностранным силам, а обновлять, модернизировать, перестраивать. Применяя при этом планирование: создание понятных правил игры и ясное видение целей. Тем более, как замечает Якокка, планированием давно занимаются крупные корпорации типа «Крайслера», банки, университеты, профсоюзы и даже футбольные команды.

Якокка выступил как американский экономический националист и прагматик. Что это за идиотская политика, когда американская промышленная компания «Крайслер» вынуждена неделями обивать пороги Конгресса, дабы получить кредит государства на модернизацию и выход из кризиса, тогда как американские власти без всяких разговоров наливают деньги в банки? Ведь автопром платит налогами 50% от своих доходов, а банки – лишь 2%. Или вот Штаты выдают миллиардный кредит Мексике, который она никогда не вернет? Или вот Польше (речь идет о начале 80-х) дали кредит под 8% годовых, тогда как американцам дома предлагают покупать под 14%.

Ли Якокка в 1983-м напомнил, как Америка стала великой: у нее в свое время, как и у Японии, была активная промышленная политика. При Франклине Рузвельте и после него государство крупно вложилось в создание сети хайвеев, в создание производства синтетического каучука, в становление современной реактивной авиации, в полеты на Луну и в производство интегральных микросхем. Страна лишь выиграла от всего этого. А сколько американское государство вложило средств в аграрную сферу, в ее электрификацию, механизацию, химизацию, мелиорацию, в восстановление плодородия почв? В обучение фермеров и в страхование их урожаев? В итоге Америка, имея всего 3% населения в сельском хозяйстве, кормит не только себя, но и других. Правда (1983 г.) пособия фермерам составляют 20 млрд. в год. Но эти деньги государство возвращает сторицей.

Перейдя к активной промышленной политике, американцы должны обеспечить энергетическую независимость страны и ввести квоты на импорт, в режиме чрезвычайного экономического положения. Сбалансировав расходы и доходы казны, нужно переходить к массовой подготовке инженеров. А то, как пишет Якокка в Америке начала 80-х, японцы выпускают в год вчетверо больше инженеров, нежели США зато янки – в 15 раз больше юристов, чем японцы. А государство должно поощрять исследовательские работы в частных компаниях, давая им налоговые льготы на те деньги, что те потратили на НИОКР. И устанавливая годичный срок амортизации для списания вложений, направленных на повышение производительности. При этом же государство должно начать гигантское строительство современной инфраструктуры – автострад, мостов, железных дорог и водных путей сообщения. Пуская на это налоги от ввоза в США нефти.

А чтобы управлять процессом – создать комиссию по управлению жизненно важными отраслями промышленности. Введя туда и губернаторов, и профсоюзы, и промышленников. Плюс специальный Банк развития США, способный выдавать долгие и низкопроцентные кредиты промышленности. А то вот комиссия Киссинджера, понимаешь, запросила 8 миллиардов долларов для развития стран Центальной Америки. Но разве нам, язвит Якокка, не надо развивать центр США – Мичиган, Огайо да Индиану? «Как мы можем тратить 8 миллиардов на поддержку экономики других стран, игнорируя слабые отрасли промышленности на собственном заднем дворе?»

Читая Якокку, Максим Калашников поражается. Это как о сегодняшней РФ писано. Хорошо бы эти строки прочитать Кремлю, выкидывающему десятки миллиардов на льготные кредиты (под 1,5-3%) Бангладеш, Ирану и Турции, когда русская индустрия вынуждена брать ссуды под 10-12% годовых.
Якокка с ненавистью пишет о ФРС, вздувшей тогда учетную ставку до 22% годовых и вызвавшей грандиозный спад производства в стране. Он проклинает это «легализованное ростовщичество», делание денег из денег.
И тогда, как надеялся Якокка в 1983-м, Соединенные Штаты не потерпят поражения в экономической схватке с Японией…

***

Перенесемся из 1983-го в конец 1985-го. Тогда в СССР приехала парламентская делегация из Японии. Читаем воспоминания уже покойного Юрия Баталина, советского строителя-инноватора, тогда – главы Госкомтруда СССР.

Возглавлял делегацию спикер верхней палаты, Сакато. Именно он и рассказал Баталину о том, как японцы породили свое экономическое чудо.

«Послевоенное изучение представителей экономических школ показало, что наиболее цельная концепция принадлежит все-таки Карлу Марксу. Мысли основоположника марксизма о человеке, как об основной производительной силе, и о становлении науки в качестве самостоятельной производительной силы легли в основу японских концепций экономического развития…»
Сакато поведал, что японское государство создало условия, при коих человек стремится поднимать свой культурный, образовательный и научный уровень. И условия, при которых в стране развивается научно-технический прогресс. Упор в экономике сделали на использование последних достижений этого прогресса. Огромные средства направили на покупку патентов и лицензий, на финансирование национальной науки. Причем упор сделали на развитие электроники…

А параллельно японцы задействовали способности работников. Ввели систему пожизненного найма: трудись и не бойся безработицы. Взамен ты должен усердно и творчески работать. Получай поощрения за рацпредложения. Сакато откровенно сказал, что движение рационализаторства Япония прямо заимствовала у сталинского СССР. Японцы очень интересовались советскими методами бригадного подряда и механизмами заинтересованности рабочих в успехе своего предприятия.
И тут проявляется крайний прагматизм японского экономического национализма. Главное – обеспечить возрождение нации с помощью современной экономики. А чтобы ее поднять, надо послать к черту идеологическую зашоренность, политический талмудизм и сектантство. Нужно применить для успеха социалистические механизмы – применяем. Требуются капиталистические? Пустим в ход и таковые. Главное – успех Дела.

Как это отличается от русской идеологической тупизны! Когда те или иные эффективные инструменты отбрасываются, ибо «не соответствуют» то высоким коммунистическим идеалам, то вот либерально-рыночным. В идеологическом фанатизме едины и нынешние левые, и их оппоненты. Японцы выказали себя намного умнее. (Под русскими Максим Калашников разумеет все три ветви нашего народа: и великороссов, и малороссов-украинцев, и белых русов).
Правда, такой же тупизной страдали и американцы. И в 1980-е, и позже. Вплоть до победы Трампа в 2016-м. Понеся в наказание огромные экономические потери и погрязнув в астрономическом государственном долгу. Деиндустриализация Соединенных Штатов поставила вопрос о сохранении ими статуса сверхдержавы и привела к подъему Китая. Каковой потеснил Японию с места главного мирового соперника Америки. Ведь китайцы во многом скопировали самурайский опыт экономического завоевания планеты…

***


Надеюсь, читатель, ты и сам понимаешь, что нет ничего более далекого от японского (да и китайского) экономического национализма, протекционизма и активной индустриальной политики, нежели нынешнее «расейское великодержавие». Оно, наоборот, открывает страну настежь для импорта, давит русскую индустрию непомерными процентами по кредитам, ордынскими налогами и общим макроэкономическим кретинизмом. А главное, что носители экономического кретинизма при ВВП считаются крутыми управленцами! Гуру современной экономики…

Нетрудно предсказать, каких «сокрушительных успехов» добьется становящаяся сейчас диктатура. Нам ясно, что РФ окончательно забуксует экономически, надорвав себя повышенными затратами на военные нужды и на бессмысленную войну в Сирии. Оставшись при этом глупой и сырьевой, все более отстающей в науке и технике от всего мира. А еще через десять лет (если они еще есть) «новое» оружие РФ окажется безнадежно отсталым. По причине того, что российская электроника останется на пещерном уровне. Как и многие иные тонкие технологии.

Ведь РФ – сырьевое царство ростовщиков, казнокрадов и торговцев сырьем. Они не хотят работать, они стремятся лишь продавать сырье иным странам. Где кто-то другой превратит сырые материалы в нечто передовое и современное. Таков новый феодализм, живущий на сырьевую ренту. Такой же получится и «охранительная диктатура». А по сути – похоронный комитет для страны. Что тоже понятно: развитие современного реального сектора порождает общественные силы, способные вырвать власть из лап жадных и тупых сырьевиков, банкиров и мастеров запускать лапы в казну. Они-то и оборонную индустрию развивают нехотя, как некое неприятное обременение. В идеале-то пускай в РФ только сырье добывается, доходы от него попадают в руки ново-феодального, крайне ограниченного паханата, и все остальные вынуждены выпрашивать у него свою «пайку». Места для высокоинтелекутальной суперпромышленности Шестого уклада в РФ просто нет.
Это грозит РФ «концом истории». В отдельно взятой стране…
(Продолжение следует)

"... носители экономического кретинизма при ВВП ..."

Ой ли. После того как перед пролонгацией наебулиной в июне ВВВ России резко вырос в мае, а после пролонгации также резко в июле свалился, в кретинизме этих ребят трудно упрекнуть. В подлости, в предательстве, но не в кретинизме.
Судя по достигнутым результатам,в кретинизме скорее можно упрекнуть их противников.
Ещё Адам Смит в своем "Исследование о природе и причинах богатства народов" описал, почему Англия стала державой. Просто она действовала ровно наоборот, чем предлагал этот "великий экономист". Например, был полный запрет на экспорт шерсти и импорт сукна. Доходило до безумия. Фермеры, проживающие около побережья, должны были извещать местные органы власти о планах по забою овец с информацией, куда будет сдаваться шерсть.

Они фамилии то такой не знают. В лучшем случае подумают что японец.
все так написано, в старом духе Калаша. Только вот Трамп никак себя не проявил, и всерьез его как-то никто не воспринимает уже.. То есть он опорочил идеи, с которыми пришел к власти