СЛЕЗЫ ПИНРО




СЛЕЗЫ ПИНРО
Частный случай «вертикального менеджмента» эпохи «вставаниясколен»



Максим Калашников: прежде чем публиковать письмо ученых старейшего научного института в русском Заполярье (ПИНРО), скажу о биче нашего времени. О заскорузлой, толстомордой бюрократии, которую Кремль сделал главной опорой «новой державности».
Эти твари, получив огромные оклады, ни черта делать не хотят А зачем? Деньги все равно идут, причем за начальственное положение. Жалованья и премии начальства исчисляются миллионами. Ну, как у манагеров «Роснефти» (на них идет равнение оравы толстомясых начальников-бездельников, ни за что не отвечающих).
В результате Эрэфия наглухо увязла в болоте. Ни вперед, ни назад. Все глохнет и гаснет в толстой «жировой прослойке» бюрократии. Именно это и приведет режим к позорному концу, к поражению во Второй Холодной. Сие уже видно.
Судьба ПИНРО, как капля воды, отражает все состояние бюрократического Косолапого царства.
Ниже – письмо от сотрудников института.

***



Мы увидели упоминание о нашем Мурманске, и, в частности, о Полярном Институте (пациент скорее мертв, чем жив) у Вас в ЖЖ. Эта тема не могла оставить нас равнодушными…..
Хотим подчеркнуть, что Полярный НИИ рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО) является старейшим и крупнейшим в мире научным учреждением, расположенном за Полярным кругом. Институт занимается исследованием водных биоресурсов в Северном бассейне. В его задачу входит оценка запасов промысловых объектов и определение объемов возможного вылова. Иными словами, Институт определяет: где, когда и сколько, акого вида и возраст водных биоресурсов (рыба, крабы, моллюски и т.д.) можно выловить без ущерба для природы? Эта очень ответственная функция, от которой зависит политика в рыбной отрасли страны в целом.
Прежде чем описать существующее положение дел в институте, необходимо понимать, что самый опасный слой современного общества – государственные служащие, работающие за государственную зарплату, порой немалую, формально выполняющие все законодательные акты и приказы вышестоящих органов. Аудит деятельности их учреждений проходит, как правило, на отлично. Они официально не воруют, не замешаны в коррупции. Но… они и не работают! Их главная задача – получение денег за бездействие. Их девиз: «Не ошибается тот, кто ничего не делает». Под их бездействующим руководством загибаются целые предприятия, институты. Их не волнует судьба подчиненных. Оклад у таких горе-руководителей стабильный, гарантированный министерством. Их команда многочисленных «замов» и «помов» заняты тем же (т.е. «ничем») и получают зарплаты в зависимости от высокой зарплаты руководителя.
Они создают непробиваемую систему управления, которая существует только для того, чтобы, сидя на теплых местах, получать гарантированные законные деньги и ничего не делать. Главное соблюдать законы и указы. Эта серая масса своим, фактически, узаконенным воровством государственных денег уничтожает всякую живую мысль, всякое стремление к развитию и к познанию.
Именно такая команда «эффективных менеджеров» пришла к руководству Полярного Института и сложившаяся ситуация вынуждает нас обратиться к Вам с целью обнародования наших проблем.

ПИНРО «мертв» или «жив»?
В декабре 2013 г. на пост директора Полярного института был назначен выходец из ПИНРО – К.В. Древетняк, и многие сотрудники питали надежды на кардинальные перемены. Полагали, что «пинровцу», хоть и бывшему, будет легко поднять Институт на новый уровень, но…давайте попробуем вкратце, подвести основные ИТОГИ деятельности К.В. Древетняка на посту директора ФГБНУ «ПИНРО» в период декабрь 2013 – октябрь 2017 гг.

I. Научная деятельность сотрудников ПИНРО.
Объем экспедиционных исследований резко упал. По этому показателю ПИНРО скатился на уровень 50-х годов прошлого столетия. Примерно в 2,5 раза сократился объем собираемого научного материала, что не может в ближайшее время не сказаться на качестве прогнозов и точности определения ОДУ. Результат для промышленности известен – применение «предосторожного подхода», читай, снижение ОДУ, и, следовательно, квот на вылов основных промысловых видов рыб. Это мы уже наблюдаем!
В 2016 г. при «правлении» К.В. Древетняка был прерван легендарный ряд исследований на разрезе «Кольский меридиан». Этот ряд был гордостью ПИНРО и прерывался только во время Великой Отечественной войны!
За прошедшие три года в тематический план работы института не было введено ни одной принципиально новой тематики. Как ни удивительно, именно благодаря «усилиям» директора, институт полностью остался в стороне от участия в научных разработках, связанных с изучением и освоением Арктики, которые сулили существенные, как бюджетные, так и внебюджетные финансовые вливания.
Под предлогом «отсутствия финансирования» научные сотрудники практически не участвуют в работе научных конференций, не выступают с докладами. Как следствие, постоянно падает уровень и количество научных публикаций.
За последние три года учеными института были защищены всего лишь 2 кандидатские диссертации, которые фактически были итогом работы прошлых лет и защищались они не «благодаря» Администрации, а «вопреки» ей.
Мало кто из сотрудников сможет припомнить, когда последний раз собирался Ученый совет по истинно научному вопросу. В настоящее время Ученый совет – это орган, на котором формально обсуждаются некоторые поправки к правилам рыболовства, а директор, являясь председателем Ученого совета, практически там не появляется.
Векторы развития научных исследований не обозначены. Ключевые вопросы решаются за закрытыми дверями, узким кругом лиц, не имеющих достаточной компетентности в научной сфере.
В отсутствии директора его обязанности чаще всего выполняет начальник планового отдела, а ныне замдиректора по экономике. Разве экономист является специалистом в сфере основной деятельности научного института?
ПИНРО, как научно-исследовательский институт, утрачивает свое значение и влияние. Такими темпами к своему столетию ПИНРО полностью деградирует как научное учреждение.
Парадоксально, но такой «развал» самого крупного в мире заполярного научного центра происходит под руководством человека, которого старожилы Института помнят, как вполне перспективного ученого.

II. Кадровая политика в ПИНРО.
За период правления К.В. Древетняка сотрудники были разделены на 2 неравных класса: номенклатурной Администрации и прочих. В первый класс попала непомерно разросшаяся административная верхушка и узкая прослойка «попутчиков», в прочие – большинство остального численного состава. Особенно униженными оказались научные сотрудники, или по меткому выражению одного из многочисленных Замов – «научники». На них пали всевозможные неприятности в виде нескончаемой угрозы сокращений, неминуемой аттестации, отсутствия возможности продвигаться по карьерной лестнице, мелкого контроля за минутами входа-выхода в здание Института, невозможности заработать дополнительные деньги по сторонним договорам. В конечном счете, что особенно досадно, из-за внутренних технических сложностей в Институте, которые возникли именно при попустительстве нынешнего директора, стало крайне затруднительно публиковать научные труды, выступать на научных форумах, защищать диссертации, т.е. заниматься непосредственно Наукой.
В настоящее время в штатном расписании Института числится девять (9!!) заместителей директора: среди них - зам. директора по персоналу; - зам. директора по экономике; - зам. директора по безопасности; - зам. директора по флоту; - зам. директора по региональному развитию; - зам. директора по контрактной службе, и только два зам. директора по науке, один из которых, даже не имеет ученой степени. Такой «набор замов» характерен для коммерческой структуры, занятой, например, добычей и реализацией рыбы. Но в Уставе ПИНРО обозначены совсем другие функции!
То, что научным Институтом руководят клерки, определяет отношение к сотрудникам научных подразделений, которые постоянно составляют нескончаемые справки и отчеты, не имеющие отношения к их прямым обязанностям, что мешает сосредоточиться на решении настоящих научных проблем.
В период 2014-2017 гг. произошло кардинальное изменение соотношения количества сотрудников научно-исследовательского и административного персонала, в пользу последнего. В настоящее время на одного работника, занимающегося научной работой приходится почти 2 человека, т.н. обслуживающего персонала.
Такие «показатели» были достигнуты путем целенаправленных действий по сокращению персонала в 2016 г., которое затронуло исключительно научные подразделения, а также, благодаря «естественной убыли» научных сотрудников, увольняющихся по различным причинам, вакансии которых необоснованно сокращаются. При этом «ненаучные подразделения» не только не подверглись сокращению, но и увеличились по численности. Экономя на научных сотрудниках, администрация наращивает количество обслуживающего персонала тех самых научных сотрудников, что, по их мнению, повышает эффективность работы научно-исследовательского института.

III. Социально-экономическая политика в ПИНРО.
В Институте практически отсутствуют «социальные лифты» для молодых сотрудников. Перевод из стажеров-исследователей в младшие научные сотрудники затягивается на годы, ранее это происходило автоматически после года работы. Надуманные проблемы возникают при малейшей попытке продвижения любого сотрудника по служебной лестнице. Как результат, среди сотрудников Института значительно уменьшилась доля молодежи, которую невозможно привлечь отсутствием новых научных идей, невозможностью карьерного роста и рекордно низкими заработками.
Коллективный договор между работниками ПИНРО и администрацией не включает никаких норм, реально улучшающих жизнь сотрудников Института, помимо тех, которые и так предусмотрены федеральным законодательством.
Нет никакой ясности в системе оплаты труда. Существующее «Положение об оплате труда…» полностью все решения отдает на откуп директору и его клану.
Не существует никакого документа, в котором ясно прописывалась бы стимуляция непосредственных исполнителей по внебюджетным работам. Распределение и суммы таких премиальных выплат определяются узким кругом институтских менеджеров высшего и среднего звена под личным управлением К.В. Древетняка.
За последние годы в Институте не было проведено ни одного общего собрания коллектива по инициативе директора, на котором обсуждались или хотя бы доводились до сведения работников какие-либо решения. При этом со стороны дирекции усиливается откровенное безразличие к чаяниям сотрудников. Десятки служебных записок, написанных от лица заведующих подразделениями, просто проигнорированы. Между тем, в этих рапортах и служебных записках отображаются проблемы отнюдь не личного характера. За эти годы Древетняк К.В. вкусил бесконтрольной власти и считает возможным без объяснения причин бесконечно затягивать решение насущных проблем, без оснований лишать премий и накладывать взыскания на неугодных сотрудников, подчеркнуто пренебрежительно относиться к подчиненным. Субъективность, продиктованная личными взаимоотношениями, поставлена во главу угла и явно вредит реальному делу.
Естественно, что данная ситуация вызывает недоумение и недовольство коллектива, которое растет с каждым днем.

IV. Финансовое состояние сотрудников ПИНРО.
Ввиду безынициативности администрации, а также отсутствия материальной заинтересованности у непосредственных исполнителей в выполнении сторонних заказов истощается поток внебюджетного финансирования. Падение с 2014 по 2017 гг. составляет более чем 6 раз! С более 300 млн. руб. до менее 50 млн. рублей в год!
Прямым следствием этого факта является катастрофическое снижение доходов всех категорий сотрудников (падение в номинальных рублевых заработках составляет в среднем 150 % с 2013 по 2017 гг.). С учетом инфляции, это падение составляет не менее чем в 2 раза.
При этом, разница только в окладах когорты «замдиректоров» и прочих сотрудников составляет более 2,5 раз, а в реальных доходах это - 5-8 раз.
Возможно, единственный человек в ПИНРО, который не только не пострадал, но даже финансово выиграл за этот период – это лично директор К.В. Древетняк. Его персональный доход, как следует из открытой декларации, составляет свыше 5,3 млн. руб./год и даже увеличился за последний год на 40 %, несмотря на все кризисы. При этом количество дней, проведенных директором в командировках (главным образом, заграничных) и отпусках, практически равно таковому, приходящемуся на его пребывание в стенах ПИНРО.
Финансовое положение и существенное расслоение по доходам сотрудников напрямую отрицательно сказывается на психологическом климате в институте.

V. Состояние флота и материально-технической базы ПИНРО.
За время правления К.В. Древетняка материально-техническая база ПИНРО деградирует ударными темпами.
Всем известно состояние флагманов ПИНРО. Научно-исследовательские суда (НИС) «Вильнюс» и «Фритьоф Нансен» - на ладан дышат! С лета 2018 г. «Фритьоф Нансен» более не может быть использован в качестве научно-исследовательского судна.
Выброшены огромные деньги на содержание «ПИНРО-1», которые взяты главным образом из внебюджетных источников. Результат – нулевой! Судно не способно выполнять какие-либо задачи, связанные с научными исследованиями и сдано за бесценок в аренду некоей коммерческой структуре.
Развалена вся коммунальная структура в зданиях института и его баз. Об этом свидетельствуют бесконечные протечки и утечки воды и электричества. Руководство не в состоянии даже выяснить причину такого положения, не говоря уже о проведении каких-либо ремонтных работ.
Уровень трат на закупку расходных материалов, приборов, ремонт и обслуживание оборудования катастрофически падает, что в условиях отсутствия внебюджетной подпитки, также ведет к развалу материально-технической оснащенности Института.

Выводы.

Так выглядит итог 4-летней деятельности директора ФГБНУ «ПИНРО» К.В. Древетняка на своем посту.
Конечно, кто-то может сказать, что все эти плачевные перемены, коснувшиеся ПИНРО, связаны с экономическим кризисом в стране и т.д. Однако, задача руководства предприятия в периоды кризисов: максимально эффективно использовать людские ресурсы и ограниченные финансовые резервы.
Из всего вышеизложенного следует, что директор К.В. Древетняк с этой задачей не справляется и, это очевидно для всех, кто имеет хоть какое-то отношение к ПИНРО. Нынешний директор занимает «страусиную позицию» по отношению к внешним, да и к внутренним вызовам.
Более того, невольно задаешься риторическим вопросом эта политика – плод бездарного руководства или сознательного вредительства….
Имея на своем посту огромные возможности для привлечения средств, директор не воспользовался ими. Снижение потока государственного и внебюджетного финансирования привело не только к упадку материально-технической базы ПИНРО, обеднению сотрудников Института, ослаблению его кадрового состава, но и, что не менее важно, к недополучению прямых и косвенных налогов государством и уменьшению средств, привлеченных в регион.
Решения, принимаемые К.В. Древетняком, равно как и те, которые он не осмелился принять, продиктованы главным образом бюрократическими соображениями и боязнью получить неодобрение высокого руководства. Древетняку К.В. не удалось создать руководящую команду профессионалов-единомышленников, которые ставили бы во главу угла научные интересы и престиж Института, а не желание любой ценой усидеть на своих должностях.
Теперь о главном….
В декабре 2017 г. формально истекает срок контракта на посту директора ПИНРО К.В. Древетняка, и, казалось бы, можно будет ждать какого-то нового человека, а, следовательно, перемен к лучшему. Однако, имеются сведения, что К.В. Древетняк планирует и дальше возглавлять старейшее научное учреждение в Мурманской области.
Это абсолютно недопустимо, так как проводимая К.В. Древетняком безответственная «политика» приведет к окончательной «смерти» ПИНРО, и, как следствие, к краху рыбохозяйственной науки на Севере.
...

СПАСИБО!
Весьма интересно! ПРОШУ НА ОБСУЖДЕНИЯ СОНЕТА О ТОПе
В ПИНРО был на экскурсии,когда в школе учился.Помню,показывали огромную засушенную треску.выловленную в Баренцевом море..
Ситуация рядовая.Во всех институтах РФ происходит подобное.Блатняк,пришедший повсеместно к руководству,установил себе колоссальные оклады по 500тыс.и до 1 млн.в месяц.Протаскивают бездарей из своих,а умная молодежь со стороны никогда даже на работу не устроится.Никакая наука и развитие руководству не нужно,их устраивает статус кво,а куринными мозгами не могут дотумкать,что это закончится катастрофой.Причем в пропасть провалятся все.
Даже за Полярный круг ехать не надо - вон в Москве НИФХИ им. Карпова, входивший в десятку всемирно известных научно-исследовательских институтов СССР, теперь фактически уничтожен как научное учреждение. Самое ценное - большая территория внутри Садового кольца, уникальное здание Иофана 29 года постройки постепенно разрушается. Учёных разогнали, осталось существенно меньше сотни, зато всё остальное - просто калька с ситуации в ПИНРО. Администрация хочет дотянуть до столетия (в 2018 г.), навешать себе медалей, получить премии и тихо прикрыть "лавочку". Спасибо РосАтому за "оптимизацию"!
ААНИИ
В добавление к посту хочется упомянуть также такое уважаемое учреждение, как Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ), С.-Петербург. Там ситуация хоть и не калька с ПИНРО, а пока что гораздо лучше, но в целом тенденция похожая. Точно также имеется расслоение в доходах между рядовыми сотрудниками и администрацией вместе с начальниками отделов. Все сливки достаются "своим", т.е. "блатным". То же самое касается и плавсостава двух их судов. Распределение средств покрыто мраком.

Что касается флота, то в лучшие годы у ААНИИ было целых 7 судов. В итоге в 2000-х остался только НЭС "Академик Фёдоров", возраст которого 30 лет. Да, он гораздо лучше по состоянию, чем "Фритьоф Нансен" у ПИНРО, но и он не вечен. А условия его эксплуатации - льды Арктики и Антарктики.

В 2012-м флот ААНИИ пополнился еще одним судном - НЭС "Академик Трёшников". Всё бы хорошо, да только при его постройке распилы были такими, что можно было построить еще одно такое судно! И при этом паровые трубы на новое судно монтировали старые и дырявые, только прикрыв их теплоизоляцией! Имеются также проблемы с электродвижением, и это далеко не всё. Двигатели на судне - финские Wärtsilä, гирокомпас - немецкий Anschütz, радары - наш Транзас на импортной элементной базе! И это на РОССИЙСКОМ НАУЧНОМ судне!

А какие распилы и откаты имеются у дочернего подразделения института - Российской Антарктической экспедиции (РАЭ) - не на один том дела! Если сравнить, например, российскую антарктическую станцию "Прогресс" и соседние китайскую и индийскую, при схожих затратах на строительство - слов нет. "Прогресс" - просто деревня по сравнению с ними. И это на флагманской станции!

ААНИИ еще пока далеко до состояния развала в ПИНРО, но тенденция есть...
нада взять на заметку, даже и подумать не мог что в науке так фсё хреново, но чтоб до такой степени уж и подавно.
Так направление такое:

Умные не надобны, надобны верные.

И наука не исключение.