m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

И ЭТО ПРОЙДЕТ. И НИКАКОЙ УРАВНИЛОВКИ!


Максим Калашников, Партия Дела


И ЭТО ПРОЙДЕТ. И НИКАКОЙ УРАВНИЛОВКИ!

Поговорив о том, что наш путь – именно Третий, без тупиков и маразма как «чистого капитализма», так и бюрократического, неповоротливого социализма (https://m-kalashnikov.livejournal.com/3526832.html), перейдем к чертам запроектированного нами будущего. Грядущего от Партии Дела.

ПЕРЕМЕНЫ НЕИЗБЕЖНЫ

Прежде всего – долой унылые рожи. Не рассказывайте Максиму Калашникову о том, что нынешний порядок («путинское царство») – навечно. Простите, но я в свои 52 года живу уже в шестой (!) реальности.
Первая реальность для меня – брежневские семидесятые. Теплые, как венерианское болото из фантастических романов 1950-х. Тот порядок казался неизменным и непоколебимым. Ужасы войны остались, казалось, далеко позади. По улицам Одессы ходили бодрые, еще полные сил ветераны в полюбившихся им куртках с погончиками и в белых кепках. По двору нашего дома по проспекту Шевченко (6\6) гуляли крепкие старики – офицеры и генералы Великой Отечественной. Хвалились перед друг другом вышедшими книгами мемуаров. С улыбкой взирали на наши отроческие игры с ракетами, дымовухами и самопалами.
Пела Алла Пугачева. Проходили акции советско-польской дружбы. Болгария делала свои персональные компьютеры «Правец» и проводила выставки научно-технического творчества. Мы смотрели в 1979-м «Место встречи изменить нельзя», а войну, голод и нищету считали чем-то далеким, ушедшим навсегда. Да, в СССР были проблемы, но они казались отнюдь не роковыми. Казалось, что впереди – путь лишь вверх да вверх. Об этом говорил батя, прошедший голодные послевоенные годы. С чистым сердцем запускал я электрический электроглиссер в живописном пруду Парка Ленина (ныне – Победы). Улыбался с плакатов грядущей Олимпиады-80 обаятельный Мишка.
Потом пришла война в Афганистане и обострение холодной войны. И сразу все стало намного серьезнее, насупленнее. Пришла вторая реальность – догорбачевские 80-е. С пустыми магазинами и горькими разговорами на кухнях, с треском помех в передачах «радиоголосов». С раздажением от шамкающих старцев в Политбюро и похоронками из Афгана.
Но и эту реальность сменила третья – горбачесвкое шестилетие. Помесь крови и карнавала, крушения всяческих устоев, время приступов национального мазохизма. Казалось, что КПСС перерождается во власть коррумпированных компрадоров, но тоже – очень надолго. Но все рухнуло всего за три августовских дня 1991-го.
Потом пришла четвертая реальность: разгул деградации и разрушений в 90-е.
Потом были ранний Путин и «нулевые». Время отчетливой шизофрении: наведения внешнего лоска, проедания нефтедолларов и сохранения у руля экономики и финансов либерастической банды 90-х. Время упущенных шансов.
Затем настала пора «после Крыма». С шизофренией, дошедшей до предела. С помесью Чубайса и Сталина. С охранительным маразмом и китчевой пропагандой. С разгулом воровства и управленческого бессилия. С новой холодной войной. Со многим в жизни, что мне напоминает брежневские семидесятые и начало 80-х.
Мне прекрасно известно, что и эта реальность стремительно кончится. Осыплется она. Уже видно, как ее ноги увязли в тенетах тьмы проблем, что запущены уже годами и даже десятилетиями. На и ноги-то – глиняные. Опять страна (вернее, ее остаток, РФ) окажется на грани гибели. И придется ее вытягивать из болота.

УРАВНИЛОВКИ НЕ БУДЕТ

Вопросы будущего надо решать сейчас, отвечая на самые жгучие вопросы.
Имущественное расслоение? Такое чудовищное, как в РФ, недопустимо. Но нам не нужна и полная уравниловка. Она напрочь отбивает стимул учиться и усердно трудиться. Зачем нам порядок, при котором и глупый лентяй, и энергичный творец имеют одинаково? Это – путь к полному упадку.
Мы отлично понимаем, что десятилетия россиянской реальности с ее показной роскошью коррупционеров, новых феодалов, ростовщиков и сырьевиков, буквально контузили массовое сознание. Массовое слабоумие, порожденное информационными технологиями, усугубило положение. Произошла архаизация сознания, многие ударились в уравнительные иллюзии тысячелетней давности.
Кажется, и православие, как ветвь христианства, говорит о том же, о ненависти к богатым. Не будем брать в расчет роскошь, в коей живут нынешние высшие иерархи РПЦ. Есть знаменитое изречение Христа о том, что легче корабельному канату пройти сквозь игольное ушко, чем богатому – войти в рай. (Христос говорил не о верблюде, а именно о судовом канате).
Нам нужно пройти по лезвию ножа между двумя крайностями. Тот, кто рискует своими нервами, силами и средствами, не может зарабатывать наравне с теми, кто этим не рискует и лишь выполняет указания. Это как в армии. Где вы видели, чтобы генерал был на одной доске с лейтенантом или рядовым? В жизни ведь – то же самое. Чистый труд без организации, конструкторства, работы с потребителями, без сбыта, мало чего стоит.
Мы предлагаем золотую середину. Нет разнице в доходах между менеджерами и работниками в тысячи раз! Для этого мы применим многое.
Первое – прогрессивную шкалу обложения личных доходов. Пусть она доходит до 90%. Не хотите платить – вкладывайте личные доходы в предприятия, покупайте новое оборудование, стройте новые цеха, давайте работу согражданам.
Второе – мы обеспечим силу независимым (не компанейским) отраслевым профсоюзам. Пусть заключают коллективные трудовые договоры и зорко следят за их исполнением.
Возьмем пример из самого золотого века для американских рабочих. Из 1960-х. Из воспоминаний вице-президента компании «Форд» (в те времена) Ли Якокки.
«Объединенный профсоюз работников автомобильной промышленности начал свое существование в 30-х годах в составе Конгресса производственных профсоюзов (КПП), отколовшегося в 1935 году от Американской федерации труда (АФТ). До того АФТ неоднократно предпринимала попытки объединить в профсоюз рабочих автоиндустрии, но успеха не добилась. Наконец после ожесточенных и часто сопровождавшихся насилием сражений с каждым владельцем крупнейших автомобильных предприятий профсоюз работников автоиндустрии превратился в силу, с которой следует считаться.
Я был слишком молод, чтобы лично знать Уолтера Рейтера, основателя союза и его президента с 1946 по 1970 год. Он погиб в авиационной катастрофе примерно в то время, когда я уже должен был занять пост президента «Форд мотор». Но я знаю, что он был весьма просвещенным человеком. Его позицию можно было сформулировать очень просто: задача профсоюза состоит в том, чтобы отрезать в пользу его членов как можно большую долю пирога. И чем больше пирог, тем больше денег достается рабочим.
По воспоминаниям старожилов Детройта, Рейтер за столом переговоров с администрацией действительно рисовал на бумаге пирог. «Дело администрации — испечь пирог»,— заявлял он. Затем он указывал на различные доли пирога и объяснял, как бы говоря с учениками в школе:
«Вот столько уйдет на приобретение сырья и материалов, столько пойдет на накладные расходы и аренду, столько на жалованье менеджерам, а вот столько — рабочим. Мы, джентльмены, пришли сюда потому, что не вполне удовлетворены тем, как был поделен этот пирог. Мы хотим поделить его несколько иначе».
О речах Уолтера Рейтера по городу пошли шутки, так как на каждом заседании он говорил одно и то же. Это напоминало заигранную грампластинку. Некоторые репортеры стали заблаговременно писать отчеты о его речах и никогда ни в чем с ними не расходились.
Тем, что Рейтер придавал важное значение увеличению прибыли и повышению производительности труда и понимал органическую взаимосвязь судьбы рабочих и судьбы компании, он завоевал себе уважение как администрации, так и рабочих. Я люблю иногда напоминать эту принципиальную позицию Рейтера нынешним лидерам профсоюза. Хотя Объединенный профсоюз работников автоиндустрии основал Рейтер, нынешние его руководители не часто вспоминают его имя. И не без оснований. Профсоюз все еще шумно требует себе кусок побольше, но сам- то пирог становится меньше.
Рейтер никогда не боролся против автоматизации. Он никогда не отвергал необходимости технического прогресса, даже и тогда, когда последний, казалось, угрожал краткосрочным интересам рабочих. С самого начала он поддерживал применение роботов. «Никогда не воюйте против новых машин,— говорил он членам своего профсоюза,— ибо они обеспечивают более высокую производительность труда. А если компании достигнут более высокой производительности и станут получать большую прибыль, наша позиция в переговорах с ними окажется прочнее».
Опираясь на такого рода отношения, преуспевали и администрация и рабочие. И обе группы зарабатывали в Детройте гораздо больше, чем их коллеги по отрасли во всех остальных странах мира…»
Нам не нужно сваливаться в тупую архаику и в крайнюю уравниловку. Нужно лишь вернуться к здравому смыслу. Вы сами понимаете, что описанная система – с низкой дифференциацией доходов и большими заработками рабочих – возможна лишь при протекционизме. Таком, что строит Трамп в США. А наша Партия Дела предлагала подобное для РФ еще задолго до Трампа.
И, конечно, мы всячески разовьем внутренний хозрасчет. И бригадный подряд. Как это было на лучших предприятиях СССР. Или в хозяйству у Чартаева. Работящие и энергичные должны получать достаток и надлежащее вознаграждение!
Нынешняя больная реальность перестанет существовать. Пора думать, как быть дальше.
(Продолжение следует)

Tags: Максим Калашников, Партия Дела, индустриализация, протекционизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments