Военная доктрина США - инновации


Максим КАЛАШНИКОВ
ВОЕННАЯ ДОКТРИНА JOE: ВОЙНА ИННОВАЦИЙ

Осенью 2008 года Пентагон в лице Командования объединенных сил США (USJFCOM) выдал в свет любопытный документ. По сути дела – некую военную доктрину, названную «Среда для действий Объединенных сил» (The Joint Operating Environment - JOE). Здесь сделана попытка заглянуть в будущее на четверть века вперед и понять: в какой среде придется воевать и вести операции?
Документ крайне важный. Попробуем разобраться, какое будущее готовят миру властители Соединенных Штатов – и к каким войнам они готовятся?

ИННОВАЦИОННОЕ ЛИДЕРСТВО – ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

США намерены сохранить свой статус мирового инновационного центра. Инновации – суть американской революции в военном деле. Они – надежда их экономики и путь выхода из кризиса.
Эксперты командования Объединенных сил США не считают, что утрата их страной инновационного лидерства неизбежна. Равно как и то, что противники Америки смогут использовать прыжки в технологическом развитии для того, чтобы обрести военное превосходство.
Американцы сознают, что высокие технологии продолжат распространяться по миру. Все более «продвинутое» оружие станет доступным многим группам и силам, конвенциональным и неконвенциональным. Причем цены на такое оружие объективно продолжат снижаться. Поэтому даже среднеразвитые государства и боевые иррегулярные организации смогут позволить себе дальнобойное высокоточное оружие. Более богатые игроки начнут демонстративные испытания противоспутниковых систем в космосе. Доступность совершенного оружия (были бы только деньги на его покупку!) превратит небольшие нефтедобывающие страны и наркокартели в опасных противников. Для тех же, кто испытывает проблемы с живой силой, выходом станут боевые роботы. Таков потенциал для сверхоснащенной войны («super-empowered guerilla»).
Авторы JOE напоминают, что первыми инновационную революцию в военном деле совершили гитлеровцы, додумавшись в 1930-е годы интегрировать танки в состав дивизий с разнообразным вооружением. Они получили дивизии с высокими автономностью и подвижностью, со способностью решать много задач. Причиной успеха немцев в 1940-м (и поражения французов) стало то, что противники Гитлера не смогли представить себе, как немцы смогут развить успех на поле боя, пользуясь новейшими на тот момент технологиями. Немцы пошли по пути децентрализованных действий дивизий с комбинированным вооружением. Именно это, а не какое-то более совершенное (по сравнению с их противниками) оружие и принесло немцам потрясающие успехи. Просто немцы смогли интегрировать новые технологии в свою военную доктрину, а их оппоненты – нет. Именно такая интеграция инноваций станет критическим фактором для военного будущего в наши дни. Способность быстро уяснять суть и значение нарастающего потока инноваций – и способность так же стремительно вписывать их в военное дело – и будет критически важным фактором национальной силы в последующие четверть века. То есть, американцы намерены покончить с косностью и консерватизмом. Инновации в войне способны вызывать шок у противника и приносить ошеломительные успехи тому, кто изобретателен. Пример: применение такой разрушительной для техносферы противника инновации, как бомбы, которые переводит энергию взрыва в сильнейший электромагнитный импульс, уничтожающий электроэнергетику противсника, его электрические и электронные схемы. (Так называемое ЭМИ-оружие).
Все это стоит прочитать отечественным чиновникам и генералам. Они, увы, славятся негибкостью своих умов и дефицитом фантазии.

СТАВКА НА ВООБРАЖЕНИЕ И ИНТЕЛЛЕКТ
Военные Америки делают ставку именно на воображение руководителей и на понимание ими войны в критически важном деле – во вписывании технологических новшеств в военные структуры. И временами JOE звучит, как книга автора этих строк «Крещение огнем. Вторжение из будущего» (2006 г.) Даже иллюстративный ряд похож.
Как пример правильного использовании фантазии и ума аналитики Объединенного командования приводят историю радара в 1930-е. До того времени бюрократы и генералы мало обращали внимание на техническую возможность засекать самолеты в воздухе и корабли в море с помощью направленных радиолучей. И только обострение международной обстановки изменило положение. На создание радиолокаторов были брошеныя значительные силы и средства в Британии, США и Германии (про СССР американцы упорно забывают, хотя у нас тогда также строились первые радары).
Хотя немцы к началу Второй мировой смогли вырваться вперед по части совершенства локаторов, они так и не смогли успешно вписать радары в свои системы оружия так же, как это сделали англичане. И поэтому немцы не смогли выиграть воздушную войну над Британскими островами в 1940-м. Хотя Германия и интегрировала радары в свою систему ПВО, однако каждый из них работал изолированно, тогда как Британия создала интегрированную систему локаторов противовоздушной обороны. Понадобилось страшное разрушение Гамбурга в 1943-м, чтобы немцы, наконец, создали интегрированную радиолокационную систему, включенную в целостную ПВО. То есть, вышли на английский уровень 1940 года. Благодаря этому генералы английских ВВС несколько лет могли получать целостную картину воздушных сражений на огромном пространстве (и эффективно маневрировать силами истребителей против потоков немецких бомбардировщиов), в то время, как их немецкие коллеги были лишены такой возможности. В данном случае, как писал в своих мемуарах Уинстон Черчилль, британцы смогли выиграть не за счет новизны техники, а благодаря больше эффективности ее применения.
Эх, задумались бы над этим отечественные военные и гражданские начальники! В РФ, к сожалению, инновации вязнут и в мирной сфере, и в военной. Судьба «замотанной» концепции применения беспилотных летательных аппаратов – тому подтверждением. А наш вероятный противник, как видите, рассчитывает удержать превосходство как раз за счет лучшего воображения, скрещенного с инновативностью и изобретательностью в практическом применении технических новинок.


ДЕГРАДАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ – ПУТЬ К ВОЕННОМУ ПОРАЖЕНИЮ
Однако и тут футурологи Объединенного командования призывабт элиту США не страдать самоуспокоением и самоуверенностью. Ибо так легко скатиться вниз. Взять для примера то же ЭМИ-оружие, с успехом примененное американцами против Ирака в 2003 году.
Неядерный боеприпас, дающий при взрыве сильнейщий электромагнитный импульс (сравнимый с тем, что бывает при применение ядерного заряда) кардинально меняет военное дело. Готовы ли сами США к развитию такого оружия; к тому, что оно появится и у их врагов? Ведь ЭМИ-оружие угрожает прежним системам связи, электронной разведки и управления. Оно разрушает компьютеры, от коих так зависят Объединенные силы.
И тут американцы ставят неприятный для себя вопрос: о деградации своего высшего образования. Технологическое лидерство лидерством, однако вузы США в сравнении с вузами Индии и Китая проигрывают все больше и больше. Американское послевузовское образование (усовершенствование и переподготовка специалистов) считается лучшим в мире. Оно магнитом тянет к себе лучшие научные умы Земли. И хотя многие из них, отучившись в Соединенных Штатах, остаются в стране, значительное число таких усовершенствованных исследователей уезжает домой. Там они продолжат работу, бросая вызов американской технологической и военной мощи. А потому, качают головой авторы JOE, без существенных улучшений в системе высшего образования Америка слишком дорого заплатит за деградацию вузов в будущем. (Without substantive changes to improve its educational system, the United States will pay a heavy price in the future.)
Эти строки также следует прочитать руководителям РФ. Хотя русское высшее образование еще сохранило советский запас качества (СССР намного превосходил США по уровню своих студентов в ведущих вузах), нынче вузовская система у нас стремительно скатывается вниз. Превращение университетских и институтских преподаваталей в нищих, уничтожение прикладной (отраслевой) науки, нищенское финансирование науки фундаментальной и гибель множества наукоемких производств после 1991 года предопределили такую деградацию. И цена, которую РФ заплатит за все это в будущем, будет намного больше, нежели в Америке.

БОРЬБА ЗА УМЫ И ДУШИ
Однако, убеждены футурологи Объединенных сил, война не сводится только в противоборству материальных элементов. Огромное значение имеет битва за умы. Или, как предпочитают называть американцы, The Battle of Narratives. Дословно это – «борьба повествований». Наверное, точнее перевести это как «схватку за умы и души».
Американцы отмечают то, как террористы умело используют Интернет и масс-медиа для достижения своих стратегических целей. Они приводят в пример информационный натиск Москвы в войне с Грузией. Дескать, в те дни небольшой круг русских авторов помещал редакционные статьи в крупнейших газетах США и Евросоюза.
Борьба за умы и сердца подразумевает изощренное понимание твоего врага и того, как он попытается влиять на восприятие обстановки не только своими союзниками, но и всем мировым сообществом. Сюда входят тонкий обман, попытка «ткать» канву событий и даже беспардонная ложь. Амерриканцы приводят слова доктора Геббельса о том, что чем чудовищнее ложь – тем охотнее в нее поверят. Дескать, к таковым попыткам относится акция КГБ на конечном этапе Холодной войны, когда тот пустил слух о том, что вирус СПИДа разработали специально для уничтожения негритянского населения. Мол, до сих пор эхо этой акции гуляет по Африке.
Что ж, янки сами здорово использовали этот прием. Например, в 1990-м, когда сфабриковали ложь о зверствах иракских солдат в роддомах Кувейта. Да и поток лжи о «чудовищных преступления сербов против албанцев» ради оправдания агрессии против Югославии – на нашей памяти. Авторы JOE о сем молчат, но очевидно: Америка продолжит вести психологические войны таким манером.
«Информация была и останется стратегическим оружием!» - утверждают аналитики Объединенных сил. И значение информационной войны только возрастет в будущем с развитием коммуникационных технологий. В конце концов, «восприятие того, что случилось, будет значить больше того, что реально произошло» (At the end of the day, it is the perception of what happened that matters more than what may actually have happened).
Господство в подаче материала в ходе любой операции (венной или иной) приносит огромные дивиденды. Провал в информационном обеспечении подрывает общественную поддержку политиков и операций, может повредить репутации страны и ее глобальной позиции. (Dominating the narrative of any operation, whether military or otherwise, pays enormous dividends. Failure to do so undermines support for policies and operations, and can actually damage a country’s reputation and position in the world).
Как пример авторы JOE привели историю с ураганом «Катрина» (бедствия в Новом Орлеане), когда и американцы, и все люди мира благодаря телерепортажам были уверены и с беспомощности властей США, и в их скрытом расизме. Хотя на самом деле, мол, а борьбу со стихией бросили 38 тысяч военнослужащих США, которые вывезли из зоны бедствия более сотни тысяч граждан, раздали более миллиона продовольственных пайков, оказали медпомощь десяткам тысяч. До «Катрины» был ураган «Эндрю». И хотя в борьбе с его последствиями федеральные власти действовали намного хуже (было привлечено к спасению людей только 1500 солдат), тогда СМИ объявили это успехом.
В битве за умы и сердца (in the battle for the narrative) США, говорят аналитики Пентагона, должны на всю мощь использовать информационное оружие для осуществления политики «мягкой силы», увеличивая эффект операций Объединенных сил. Гуманитарная помощь, восстановление разрушенного, обеспечение безопасности местного населения, тренировка местных военных, медицинская помощь и налаживание здравоохранения на спасаемой территории, помощь жертвам катастроф – все это, как пишут американские военные футурологи, выступает как некоторые примеры позитивных мер, что может предложить Америка. И так же, как ни одна нация в мире не может сравниться по военной мощи с Соединенными Штатами, так же американцы должны быть вне конкуренции по части оказания помощи несчастным за тысячи миль от своих рубежей. И все эти инструменты, дескать, должны быть использованы в «битве за правду и доверие». (Just as no nation in the world can respond with global military might on the scale of the United States, so too are we unmatched in our capacity to provide help and relief across thousands of miles. All of these tools should be considered in this battle to build trust and confidence). Такова философия специальных гуманитарных операций США и сегодня, и на будущее.
Таким образом, читатель, СССР времен Леонида Ильича Брежнева, где телерепортажи 1981 года из занятого нашими войсками Афганистана показывали наших солдат исключительно сажавшими деревья и помогавшими местным школам, не только шел в русле мировой тенденции. Он ее даже опережал! (Первые собственно фронтовые репортажи из Афгинистана – этот Александр Каверзнев, 1983 г., при Андропове). Так что мы можем гордиться…
В будущем авторы JOE рекомендуют удерживать лидерство США в информационной войне, не давая противникам вырваться вперед. Блоги, выкладывание видеокартинок в Интернете – все важно. В будущем придется столкнуться с новыми масс-медиа мгновенного действия. Каждый солдат или морской пехотинец США должны стать участниками информационной борьбы, когда звонят по мобильному домой или отправляют электронные письма. Это же обстоятельство (облегченная связь участниуков событий с родиной и всем миром) потребует от властей Америки более тонкой информационной работы.
Словом, «битва нарративов» приобретает все большее значение. Как мы с вами видим, она опрокидывается даже в прошлое (нам навязывают чужое видение Второй мировой, например, и вообще русской истории). Она проникла в экономику. Но руководители РФ, уже в полной мере освоив приемы информационной борьбы, не должны забывать о том, что, показывая соответствующие образы в медиа, нужно все-таки не забывать об эффективных реальных действиях. Время от времени противников все же надо по-настоящему громить, разрушенное – восстаналивать, а экономике – обеспечивать не мнимый, а реальный и качественный рост.
(Окончание следует)
>>>Немцы пошли по пути децентрализованных действий дивизий с комбинированным вооружением.

Неверно.
Сегодня разговаривал с преподом техникума, так он говорит что из трех групп по 30 чел. остаются только 30. Даже выгонять никого не надо сами не хотят ходить. При этом нет ни одного бюджетного места.
немцы единственные, кто понял, что танки без пехоты - ничто. а также приняли на вооружение тактику Н.И.Махно и С.М.Буденного - тактику сверхбыстрой концентрации войск и нанесения массированного удара
Эту тактику вообще то за пару тысяч лет до упомянутых военных деятелей изобрел и успешно применил Эпаминонд фиванский ;-)

И с тех пор применяли многие и многие. Новаторство немцев в другом.

Edited at 2009-05-02 02:20 pm (UTC)