m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

ХИТРЫЕ И БЕЗЖАЛОСТНЫЕ

#кремлевский_крот




Максим Калашников

ХИТРЫЕ И БЕЗЖАЛОСТНЫЕ
Что будет, если у нынешней РФ появятся враги в духе императорской Японии столетней давности?


Продолжим наши изыскания, вызванные к жизни скандалом с «кремлевским кротом» Смоленковым, свободно действовавшим в высших эшелонах госуправления РФ аж до 2017 года. Нынешнему сырьевому и коррупционному кабаку с центром в Москве еще сильно повезло, что против него не работают такие фанатичные, идейные противники, каким была, скажем, самурайская Японская империя в начале ХХ века.

Именно тогда русские, живущие в реалиях, шибко напоминающих клептократию и чиновное самодурство теперешней РФ, столкнулись с японской разведкой. Удивительной структурой, состоявшей как из кадровой государственной разведки, так и их тайных патриотических обществ (https://m-kalashnikov.livejournal.com/3906782.html).

Первым боевым испытанием для нее стала Русско-японская война 1904-1905 годов, принесшая нам катастрофическое по психологическим последствиям поражение. (Последствия мы глотаем и по сию пору). Но каким образом тогда японская разведка смогла сделать буквально прозрачными для себя и наши вооруженные силы, и государственный аппарат?


НАДО БЫЛО ЛИШЬ СЛУШАТЬ И ПЕРЕДАВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ

А что могли видеть японские агенты? О чем докладывали в Токио? Ох, как много они могли зрить и слышать! Думаю, мы можем это реконструировать. Откроем дневники моего земляка, выросшего в Одессе инженера путей сообщения и русского писателя Николая Гарина-Михайловского за 1898 год. Запись за 28-31 октября о Порт-Артуре гласит: «…Бухта глубока, но очень мала. Пароход «Херсон» прямо чудо выкинул, перевернувшись в бухте. И притом бухта с одним, очень узким, выходом. И следовательно, с нашим флотом может легко повториться то, что случилось с испанским в Сант-Яго.

Если углубить южную бухту, проделать в скалах еще один выход в море, то, конечно, положение значительно улучшится. Но все это требует и денег и времени, и при том и приливы, и отливы, меняющие высоты горизонта (уровня воды – М.К.) на 14 фут., и Вэйхавэй, в нескольких часах езды отсюда, все-таки останутся.

При таких условиях Порт-Артур, хотя и будет стоить много, но никогда не достигнет Владивостока.

И другой торговый порт здесь – Талиенван, благодаря скалам своего побережья и той же разнице горизонта, не обещает большой будущности.

И все здесь, кажется, сходятся на том, что на Желтом море нет хорошего порта – хорошие порты в Японском море, глубокие, укрытые, незамерзающие, с разницей горизонта в 2-3 фута. А Порт-Артур, Чынгнампхо – это только морские станции. И не будь туманов и замерзаемости – ни один порт не сравнится с Владивостоком. Против льда средство найдено (ледоколы – М.К.).

Иллюстрацией того, как нелегко в бурю попасть в иголочный проход портартурского порта, служит разбившийся о скалы остов китайского броненосца у самого входа в порт…» (Н.Г.Гарин. «Из дневников кругосветного путешествия» - М., Государственное издательство географической литературы, 1952 г., с. 282-283).

Поразительно, как Гарин-Михайловский в 1898-м точно спрогнозировал то, что случится в 1904-1905 годах. В тот год (1898-й) мир увидел разгром эскадрой США испанской эскадры (4 броненосных крейсера), пытавшейся вырваться из Сант-Яго-де-Куба с узким выходом. Янки, не потеряв ни единого корабля, уничтожили испанцев полностью. В ходе Русско-японской в 1904-1905 годов Первая русская эскадра, прошляпив высадку японской армии (перевозку ее морем) на Ляодунском полуострове и страдая пассивностью, погибнет в тесной западне Порт-Артура. Россия лишится семи броненосцев (японцы потеряют два) и шести крейсеров. Предприняв всего одну – неудачную – попытку прорваться из Порт-Артура, Первая эскадра в основном погибнет в гавани, под огнем сухопутных осадных орудий японцев.

Но если инженер Гарин-Михайловский отчетливо видел стратегическую слабость русских позиций в Русско-японской войне еще в 1898-м, то их наверняка наблюдали и агенты японской разведки, кишмя кишевшие не только в самом Порт-Артуре, но и во Владивостоке. Кстати, запись Гарина-Михайловского от 29 августа 1898 года посвящена как раз Владивостоку.

«…Китайцы – каменщики, носильщики, прислуга; японцы – мастеровые. Высший класс китайцев и японцев захватил и здесь торговлю. В руках у русских только извозчичий промысел.

Среди японцев множество отставных солдат, запасных унтер-офицеров и офицеров…»

То есть, за 6 лет до начала войны с Японией Владивосток наводняли не только китайцы (под коих могли маскироваться японские шпионы тайных обществ), но и японцы! Гарин-Михайловский рисует картину города, где свободно действует целая разведывательная сеть Японии, причем каждая собака знает, что эти «мастеровые» - отставные якобы военные из Японии! А ведь Гарин-Михайловский тогда не знал, что под видом школы единоборств джиу-джитсу во Владивостоке действует шпионская резидентура, основанная еще тайным обществом Чёрного океана! Обратите внимание: японцы могли вполне прятать разведку в своих бизнес-структурах, которые держали в руках деловую жизнь Владивостока.

Кстати, а хотите знать, что могли слышать японские шпионы, работая под видом китайской прислуги в высшем обществе русского Дальнего Востока или в семьях офицеров Русского флота? Снова откроем дневник Гарина-Михайловского – за 5-8 ноября того же 1898-го. На сей раз автор – в Шанхае.

«Затем мы обедаем; два раза обедали у консула, в обществе наших симпатичных моряков. Шли разговоры о флоте.
- У японцев флот хорош, первый после английского, у немцев плох, у французов много деревянных и старых судов.
- А наш флот?
- У нас есть прекрасные боевые единицы, но ничего цельного нет. Англичане, например, раз строят – строят того же типа не менее четырех судов. Эскадра из таких четырех судов имеет и скорость одинаковую, одинаковые запасные части, словом, все хозяйство одинаковое. А у нас из четырех судов, составляющих транспорт (эскадру – М.К.), все, конечно, разного типа – одно имеет скорость двадцать узлов, другое – двадцать пять, третье – пятнадцать, а четвертое – каких-нибудь восемь: ну и идут все со скоростью восьми узлов в час…»

Прекрасно! В 1898 году неизвестные нам морские офицеры фактически рассказали в светской беседе Гарину-Михайловскому причины грядущего разгрома Второй русской эскадры в Цусимском сражении 1905 года. Когда разношерстно-разнотипная броненосная колонна русских попала под сосредоточенный огонь японского флота адмирала Того, ядро коего составляли четыре однотипных броненосца-систершипа. И если русским пришлось плестись со скоростью самых тихоходных и старых кораблей своей эскадры, то самураи имели превосходство в ходе и вертелись вокруг сил адмирала Рожественского, как хотели, охватывая голову нашей эскадры и занимая выгодное положение для сосредоточенного огня. (Они выбивали соединенной стрельбой один наш броненосец за другим). «Цусиму» Новикова-Прибоя Максим Калашников с детства раза четыре перечитывал. Как и записки капитана Семенова.

А теперь – внимание! – вопрос на засыпку. Если писатель Гарин-Михайловский был прекрасно осведомлен о слабости Русского флота на Тихом океане в результате всего одной заобеденной болтовни с офицерами за шесть лет до войны, то неужели того же самого не могли слышать в массе других случаев агенты японской разведки, люди тех же тайных патриотических обществ? Прислуживая русским офицерам и чиновникам под видом парикмахеров или лакеев, японские агенты (на самом деле – морские офицеры) наверняка слыхали то же самое. Причем в разных местах! От Владивостока – до Петербурга и Шанхая! Более того, сходным образом японцы добывали сведения о состоянии обороны американцев, англичан и голландцев на Тихом океане и накануне 1941 года, о чем мы еще поведаем. Обратите внимание: «страшные» жандармы Российской империи и ее контрразведка оказались полностью бессильными против японских шпионских сетей. Революционеров, угрожавших трону, ловили, а вот тут выказали полную беспомощность. Ничего это вам не напоминает из теперешних реалий, читатель? Максиму Калашникову очень сильно напоминает.

Обращает на себя внимание поразительное сходство обстоятельств/реалий в Российской империи 1890-х и РФ наших дней. И там, и там все ключевые позиции кишмя кишат иностранцами. Подчас они занимают ключевые позиции в бизнесе (современный Владивосток в сем не шибко отличается от себя самого времен Гарина-Михайловского). Только теперь «илитка» гораздо более тесно связана с Западом, чем в те годы.

Немудрено, что японцы имели колоссальное превосходство над русскими в разведке в ходе Русско-японской войны. Им совершенно не мешало то, что они относились к иной расе и были видны среди русских-белых. Расхлябанность, болтливость, продажность и коррупция в русском государстве тогда (как и ныне) помогала хитрым и упорным азиатам. А вы еще спрашиваете, могут ли быть «кроты» в Кремле сегодня! Да они в нем кишат просто. Выручает лишь то, что противники наши – совсем не такие жестко-идейные, как самураи начала ХХ столетия. Хотя, если за дело всерьез возьмутся нынешние китайцы, то дело примет гораздо более жестокий для расеян оборот…

Но вернемся к опыту японского разведывательного «комбайна» - сочетания государственной кадровой разведки и тайных частных обществ. Война с Российской империей стала первой серьезной проверкой для пресловутого «комбайна».


ПО СТОПАМ ОТЦОВ-ИЕЗУИТОВ

Снова откроем исследование Рональда Сэта «Тайные слуги» (издание 1962 г.)

В 1897 году общество «Черного океана» решило создать резидентуру в Имане (ныне – Дальнереченск) в Приморье. Надо было держать руку на пульсе Транссиба. В том году один из основателей «Черного океана» Рёхэй Утида вербует для этой миссии красивого молодого рикшу Тёити Хирояму, двадцати шести лет. Утиде понравились и умный взгляд рикши, и его отличнее телесное сложение, которое было под стать борцу-легковесу. Хирояма стал членом тайного общества, принеся присягу верности и молчания. Тайное общество дало бывшему рикше деньги и сделало компаньоном Накамуры – владельца продовольственного магазина. Старый лавочник быстро обучил Хирояму хитростям розничной торговли. Потом Хирояму отправили в разведшколу в Саппоро. Кстати, 17-летнюю жену агента убедили оставить работу на хлопчатобумажной фабрике и стать чистой домохозяйкой, которая родила мужу двоих сыновей. (Японские тайные общества занимались настоящей евгеникой, поощряя многодетность умных и смелых агентов).

В Саппоро Хирояму готовили к роли японского владельца магазина в русском Имане, учили русскому языку и умению оценивать информацию, принесенную полевыми агентами. Снова получив деньги от тайного общества, он закупил на них товары для начала торговли в Имане. Перед отправкой в Россию куратор Хироямы, сам Утида, предупредил: никаких денег на ведение разведки больше не жди. Зарабатывай их сам на своем магазине. «Если вы потерпите неудачу как владелец лавки, вы потерпите неудачу и как агент. Помните, каких бы успехов вы ни добились, не ждите от родины никакой награды, кроме благодарности. Самая большая земная награда ничтожна в сравнении с той наградой, которую человек может заслужить у богов…» - так звучало напутствие от общества «Чёрный океан».

Разведка велась в точности по заветам иезуитов, не брезговавших никакими средствами для достижения цели. Прибыв в Иман, молодой и красивый японец открыл лавку. Спервоначалу казалось, что дела идут плохо. Но положение спасли жены офицеров местного гарнизона. Им здесь было откровенно скучно. Первой любовницей Хироямы стала жена 43-летнего капитана Григорьева, случайно увидевшая японца по пояс голым, когда тот разгружал ящики с товарами. Она поделилась впечатлениями с женой адъютанта своего мужа, мадам Прохоровой – и пошло-поехало. Жены офицеров зачастили в магазин. Это сразу же вызвало и наплыв покупателей из местных жителей: если барыни сюда ходят – значит, товар у японца хорош.

Иманская резидентура заработала вовсю. Жена ежегодно рожала японцу детей. Хирояма не только принимал донесения приходивших к нему полевых агентов, но и сам добывал ценные сведения. Он свел знакомство с местным русским учителем, интересовавшимся Японией и ее обычаями. Потом вызвался учить приемам японской борьбы русских школьников, а потом – и их отцов. Мадам Григорьева стала его любовницей, и он часто к ней заходил, спасая от серых гарнизонных будней – ибо господин Григорьев столь же часто уезжал по делам службы. От любовницы он знал, где строятся укрепления для охраны Транссиба в Приморье. Он слушал и болтовню офицерских жен в своем магазине – и неплохо знал, куда и в каком числе прибывают подкрепления, как передислоцируются части, как поступают боеприпасы. Собранная информация уходила во Владивосток, реалии коего вы знаете из записок Гарина-Михайловского.

К тому времени Порт-Артур был полон японскими шпионами. Особенно много их было среди грузчиков и портовых рабочих, причем выдавали они себя то за китайцев, то за маньчжуров. Они работали и прислугой у русских офицеров, регулярно знакомясь с содержанием бумаг на их письменных столах и в мусорных корзинах. Хотя обсуждать служебные дела в столовых офицерам и запрещалось, они запрет нарушали – и «китайская» прислуга внимательно слушала их болтовню. Японцы смогли добиться того, что на монтаже электрических сетей в Порт-Артуре каждый десятый был их шпионом.


КОГДА ДАЖЕ ИНАЯ РАСА – НЕ ПОМЕХА

В 1900 году полковника Мотодзиро Акаси назначили военным атташе во Франции, Швейцарии, Швеции и России. Его назначение продавило тайное общество «Чёрный дракон». Именно Акаси начал закладывать разведсеть в европейской части нашей Империи. История его контактов с революционерами давным-давно описана – позвольте не повторяться. Он действительно организовал финансирование финским сепаратистам (Кони Цилиакус) и сепаратистам Закавказья (Деканозишвили). Через Цилиакуса деньги шли на организацию революционно-оппозиционных конференций в Париже 1904 и Женеве 1905 года. И хотя нельзя сказать, что именно японцы вызвали Первую русскую революцию 1905-1907 годов (лавина реально нависла, нужно было лишь ее стронуть умелым толчком), заявка на будущий взрыв Российской империи изнутри был сделан. Заметьте: Акаси не «распилил» деньги, не прикарманил их, не пустил на какие-то фиктивные мероприятия: он добросовестно потратил их на то, чтобы сдетонировать революционный взрыв в Российской империи. Это вам не убогие затеи Москвы накануне 2014 года на Украине, это не Затулин и не Сурков. Японцы четко видели, что в России тогда назрела смута и появилась порода свихнувшихся на одной мысли: свергнуть самодержавие. Не буду повторять байки о студентах, пославших после Цусимы поздравительную телеграмму японскому императору-микадо, но подобные настроения тогда были. А японцы, будучи умными, вполне в духе ордена иезуитов их использовали ко своей вящей пользе.

В европейской части Российской империи японские агенты тоже имелись. Причем расовые различия им совершенно не мешали. Например, один работал пекарем кухни военно-морского штаба в Одессе. Ясуносукэ Ямамото был в прекрасных отношениях с русскими, которые считали, что симпатичный японец просто бежал из своей страны из-за того, что не хотел исповедовать веру в особое положение японской расы. Дескать, не одобрял планов завоевания всего мира детьми богини Солнца.

Ямамото на самом деле был капитаном-лейтенантом ВМС Японии – и весьма умело добывал сведения о русских боевых кораблях. Каковые в поездках в Петербург свободно передавал в японское посольство. Особенно это касалось тех кораблей, что должны были переходить в Порт-Артур…


С началом Русско-японской войны Хирояма срочно распродал товары в Имане и уехал в Японию с женой и семерыми детьми. А когда она кончилась – он снова вернулся в тот же Иман. Где и проработал резидентом аж до 1921 года. Потом он работал на КВЖД в Манчжурии – до своей смерти в 55 лет от роду, в 1924-м…

А во время Русско-японской войны не только тыл наш был полон японскими агентами. Резиденты и шпионы двигались вместе с наступающими японскими дивизиями. Они отлично знали обходные пути и не обозначенные на картах дороги и тропы, форты и склады, наклонности жителей. В то время, как русские войска, лишенные карт, просто блуждали среди сопок, словно в потемках. Специальные группы шпионов двигались впереди японских войск. На всех участках фронта японцы создали разведывательные органы, что руководили тайными бюро в тылу наших войск. Каждый японский шпион имел трех-четырех курьеров, замаскированных под китайских торговцев-лоточников или под рабочих-кули. Агенты собирали информацию, открывая булочные и чайные, куда ходили русские солдаты, широко применяли диверсии в русском тылу.

Удивительно, но даже в разгар войны, в сентябре 1904-го, во время подготовки к переходу Второй эскадры адмирала Рожественского с Балтики на Дальний Восток, в петербургской пароходной компании продолжали работать два японца. Капитан-лейтенанты Кэндзо Камакура и Сэйко Акиёси приняли православную веру, Камакура даже женился на русской. Они успешно снабжали (через посольство Японии в Берлине) Токио сведениями о подготовке эскадры Рожественского. И только их арест полицией (первоначально не имевшей никаких доказательств шпионажа арестованных) позволило разгромить эту ячейку разведсети. Что, впрочем, уже не помогло нам…

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ВЫВОДЫ

Как видите, даже принадлежность к иной расе, делавшая японцев за версту заметными среди русских-европеоидов, не помешала сынам Ямато успешно вести разведку и толкать события в нашей стране в нужную им сторону. Бардак, расхлябанность, коррупция начальства, презрение его к собственному народу – вот что давало самураям возможность одерживать победы. Не они же, в самом деле, лишили русскую армию в Манчьжурии карт, не они наживались на ее снабжении, не они воровали на строительстве укреплений Порт-Артура и никак не они превратили русский военный флот в разномастное сборище кораблей с плохо подготовленными экипажами и бездарным командованием.

Несобранность, продажность, казнокрадство и коррупция – реалии и нынешней РФ. И не дай бог, если против РФ появится такой же целеустремленный, идейно мотивированный и достаточно организованный противник, какими были когда-то японцы или гитлеровцы. Украина таким противником стать не в состоянии, исламские экстремисты хотя и фанатичны, но до японцев эпохи Мэйдзи еще не дотянули. Теперешний Запад сам сильно размяк. Но мы не можем рассчитывать на то, что судьба будет вечно к нам так милостива. Продолжим изучать опыт действия японского разведывательного «комбайна» на примере его операций в Китае поры послереволюционного (после 1911 г.) развала. Ибо реалии китайской жизни тогда тоже сильно смахивают на порядки в РФ.

(Продолжение следует).

Tags: #кремлевский_крот, Максим Калашников, ФСБ, Япония, коррупция, кризис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments