m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Categories:

Думы о грядущем... Из будущей книги (1)




Максим КАЛАШНИКОВ

ДАБЫ НЕ ОПУСТИЛСЯ МРАК
Какой должна быть ЭРМ – Экономика Русской Мечты?


Мир начинает падение в новые Темные века. В инферно, где правит Античеловечество. Господа финансов и социальных сетей. Как нам, русским, не последовать за остальными и создать Россию лучезарную? Противостоящую аду вырождения и мракобесия?
Для этого нам нужно создать совершенно новую экономику. Да что там! Новую цивилизацию, причем именно в русском национальном духе.


ДЕСЯТЬ ПОСТУЛАТОВ ЭРМ

Если старый мир прекращает существование, то русским и России потребна новая экономика. Остойчивая, как Ванька-Встанька, нацеленная на национальные развитие и подъем, способная использовать выпадающие на нашу долю шансы. Она должна быть максимально прагматична и лишена идеологических шор. В ход должно идти все, что служит достижению главной цели: сбережению народа, роста его благосостояния и промышленного развития державы.
Можем ли мы назвать главные черты такой экономики Русской Мечты (ЭРМ)? Безусловно.
Первое: это – смешанная модель, не чисто социалистическая и не сугубо рыночно-капиталистическая.
За счет этого достигается крайняя живучесть, устойчивость и гибкость реагирования модели на вызовы окружающего мира.
Второе: такая экономика отличается проектным, опережающим характером. Она не плетется в хвосте за событиями в мире и за чужими течениями, она сама формирует повестку для и задает миру тенденции. Такая модель – смелая и футуристичная. Она не боится делать что-то первым в мировой истории и сама задает логику развития. План в ней органично сочетается с частной инициативой.
Третье: ЭРМ имеет в центре своего развития именно реальный, производительный сектор. Именно вокруг него развиваются все прочие – торговля и сфера услуг, транспорт и связь, ИТ-сектор, «экономика впечатлений и досуга». Только развитие реального производства в силах полноценно питать жизнь науки и образования, востребовать изобретения и новые технологии. Лишь оно обеспечивает жизнестойкость нации и жизненные перспективы для граждан. Лишь она позволяет полноценно обеспечить социальные программы и дает людям миллионы социальных лифтов. С бредом «постоиндустриализма» мы расстаемся навсегда и бесповоротно.
Четвертое: экономика нашего Ковчега-Звездолета однозначно носит характер русского разумного протекционизма (покровительственной политики). Все, что мы только можем, производим дома. Не хватает отечественных технологий и капиталов – с помощью рецептов, известных со времен Александра III и «Толкового тарифа» Дмитрия Менделеева принуждаем иностранные компании ставить в стране не сборочные предприятия, а комплексы полного цикла. Так, чтобы максимально задействовать местные кадры. Пускай иностранцы, скажем, делают тут стиральные машины под своими марками и получают от этого прибыль – но именно здесь производят, а не завозят готовый товар на наш рынок.
В условиях грядущего глобального хаоса, когда мир закричит от боли (кризиса перепроизводства) лишь протекционизм позволит нам выжить и развиться. Ибо в противном случае мы потонем в потоках импорта, но не сможем его покупать из-за нищеты народа, лишенного занятости.
Пятое: ЭРМ – максимально роботизирована и автоматизирована. Тем самым мы спасаемся от последствий демографического опустошения страны после распада СССР и как можно более освобождаем людей от монтоннного нетворческого труда.
Никакой безработицы сие не создает. Не беда, что теперь на производстве требуется всего одна душа вместо десяти в 1985-м! Наоборот, цифровизация и роботизация позволяют разместить на своей территории как можно больше заводов и фабрик, доведя самообеспечение нации до наиболее возможных пределов. Как можно больше заместить импорт, выигрывая на транспортных издержках и оставляя деньги покупателей-потребителей в стране. Роботизация создает и гигантские новые сферы творческой деятельности человека.
Шестое. ЭРМ – мобилизационная, но не в том смысле, что всех сажает на голодный нормированный паек и клепает горы оружия. Нет!
Мобилизационность экономики заключается в том, что она не отвлекается на огромные и бесполезные затраты вроде олимпиад и чемпионатов мира по футболу, не допускает выкачивания денег из страны в другие страны и в оффшоры, а занимается лишь делом. При этом она не производит бесполезного и морально устаревшего оружия, по максимуму производя технику двойного назначения. Точно так же в ЭРМ пресекаются бессмысленные затраты на роскошь правящей верхушки и создается общество всеобщего благосостояния. Тем самым обеспечивается сильный и емкий внутренний рынок для развития производства и деловой жизни.
Седьмое. Наука и научно-техническое творчество всех форм (от государственных НИИ до частных команд) становятся в ЭРМ могучей движущей силой развития. Инновационное дерзкое развитие – штурм небес – обеспечивается почти полным подавлением «инновационного сопротивления».
Восьмое. ЭРМ сопрягается со всемерным развитием народовластия (самоуправления и Советов-Нейромира), с уничтожением коррупции, с заменой бюрократии на делократию, развитием массового предпринимательства и ростом гражданской активности. Сами по себе сии факторы становятся мощным локомотивом развития страны и роста футуристично-производственной экономики. Как и фактором для формирования имперской нации, состоящей не из рабов бюрократии, а из сильных и свободных граждан. По сути дела, мы соединяем экономический Новый курс с созданием нового справедливого общества, свободного от идеологического мракобесия как правого, так и левого. Хоть от Ленина, хоть от Айн Рэнд (Маршала Фридмана, Гайдара-Чубайса, Рейгана-Тэтчер и т.д.).
Девятое: ЭРМ в наибольшей степени использует сильные стороны национальных характеров Русского народа (великороссов, малороссов-украинцев и белорусов) и коренных народов Великой России. То есть, сметливость, изобретательность, стремление к правде и справедливости, уважение прежде всего к творцу, а не к торгашу и финансовому спекулянту.
Десятое. Всему этому соответствует суверенная кредитно-финансовая система.

УМНО И ОПРИЧНО

Но легко сказать! Как построить такую ЭРМ, если в нашем распоряжении – страшный пережиток прошлого, сырьевое бюрократическое государство? Скаредное, близорукое, боящееся всего нового и смертельно трусящее что-то предпринимать первым в мире, не копируя ни Запад, ни Китай? Нынешняя правящая «элита», как и госаппарат, поражены комплексом национальной неполноценности, неверием в гений Русского народа и настоящей неофобией. Конечно, государство придется капитально ремонтировать и лечить от застарелых болезней, опираясь на энергию местного самоуправления, новые Советы, на активность предпринимателей и граждан, на новую судебную власть – и на верховную волю к футуристическому прорыву.
Однако скорого эффекта ждать не приходится. Как ни верти, без принципа создания опричнины (параллельного контура управления) нам при решении задач национального выживания в условиях нового Темновековья никак не обойтись.
Мы уже успели рассмотреть подобную философию в книге «Новая опричнина – модернизация по-русски» (Виталий Аверьянов, Максим Калашников, Андрей Фурсов, 2011 г.). Итак, если совсем кратко, то параллельно с больным и ремонтируемым зданием старого государства (или внутри него) создается «параллельное», опричное государство-полигон грядущего. И именно в нем отрабатываются новые решения в сфере управления, финансов, инноваций, социальной инженерии. Именно здесь создается альтернативный центр научно-технического и социального прогресса, все новации на деле проверяются в «потешных полках», создавая конкуренцию старым структурам и ломая их косность, подчас – продиктованную своекорыстными интересами. Здесь могут пройти испытание хоть новый боевой дрон, хоть трубы горячего теплоснабжения, не требующие перекладки по полвека.
Тем более, что опричный принцип, с созданием обхода прежней замшелой бюрократии, отлично известен в отечественной истории. Ох, как не нужно недооценивать русский изобретательный ум! Тем более опричнина как воздух окажется нужна при создании ЭРМ, для противостояния мертвящему кошмару нового кастового порядка и господства хозяев цифровых платформ!
Приведем всего лишь один поучительный пример.

РАКЕТЫ, ДРОНЫ И ГРАФ АРАКЧЕЕВ

Разговор состоялся в 2003 году в офисе компании «2Т-инжиниринг» Игоря Табачука. Мне показали отличную разработку: гибрид зенитно-ракетного комплекса и беспилотных летательных аппаратов, дронов.
Чтобы контролировать большие пространства, дивизионы ЗРК должны быть связаны друг с другом, обмениваться информацией. Местность же редко бывает ровной, как стол. Есть складки оной, холмы и горы, леса и перелески. Поэтому комплексы ПВО имеют в своем составе ретрансляторы на мачтах. Например, в систему «Фаворит» могут включаться такие аппараты (15Я6МЕ) для телекодовой и речевой связи. Они обеспечивают территориальный разнос до 90 километров от командного пункта системы и ЗРК (до двух ретрансляторов на каждое направление).
Потому действия врага предсказуемы: он постарается прежде всего разрушить связность системы ПВО, выбивая ретрансляторы атаками ракет, идущих на радиоизлучение. Или нападениями ударных БЛА. И если собственно радары ЗРК можно отключать или включать попеременно, обманывая противорадиолокационные ракеты еще и ложными локаторами, то выключение ретрансляции – это крах.
Что придумала компания Игоря Табачука? Включить в состав ЗРК беспилотные вертолеты-ретрансляторы, работающие попарно. Мало того, что вертодроны поднимаются гораздо выше мачт обычных ретрансляторов (зона прикрытия дивизиона С-400 резко увеличивается), они еще и трудноуязвимы. Пошла противорадарная ракета на один – тот быстро ныряет к земле, а вместо него поднимается второй. БЛА способны сверху обнаруживать скоростные цели, идущие на бреющем полете: крылатые ракеты, ударные дроны врага, его низколетящие самолеты и вертолеты.
Как рассказал мне глава компании и ее конструктор, это всего лишь начальное использование БЛА в составе зенитно-ракетных комплексов. Возможны и другие дроны противовоздушной обороны. Те, что будут ставить атакующему врагу помехи и ложные цели, атаковать чужие ударные БЛА, фактически составляя «карманную авиацию ПВО» для прикрытия ЗРК. Точно так же дроны-БЛА, включенные в состав корабельных соединений ВМФ, способны впечатляюще повысить возможности морской ПВО, связывая корабли в боевую сеть и позволяя им вести беспилотную воздушную разведку.
Но это виденное мной без малого два десятка лет назад так и осталось на бумаге. Несмотря на все обращения в МО РФ. Хотя беспилотники свои компания испытала. Жаль, что не сложилось: ведь тем самым русская ПВО могла бы качественно опередить аналоги в соперничающих странах. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: интеграция дронов и ЗРК у наших потенциальных врагов – вопрос лишь времени. Мы же могли иметь такие системы еще полтора десятка лет назад.
Сама судьба Игоря Табачука сложна. Под его руководством в нулевые годы были созданы уникальные разработки. Например, многоцелевой беспилотник G-1, способный работать «умной стаей». В одном варианте это – барражирующие бомбы и носители ракет «воздух-земля», в другом – мирные патрульные. Команда Игоря Сергеевича создала и немыслимую систему контроля состояния турбореактивных авиадвигателей: когда специальная радарная установка «светит» внутрь мотора, сквозь бушующее в нем пламя. Увы, все это оказалось в РФ невостребованным. Табачук уехал на Запад.
Второй эпизод: судьба Владимира Куликова, изобретшего стволы нового типа для стрелкового оружия и авиационных пушек. Вот что он мне поведал: «В декабре 2017 года подал я заявку в Федеральную службу по интеллектуальной собственности на получение патента «Ствол с уменьшенной вибрацией при выстреле» и в декабре 2018-го получил его. Срок действия исключительного права на изобретение истекает 12 декабря 2037 года. Изобретение устраняет недостатки баллистической системы BOSS – уменьшает вибрации ствола при выстреле. Оно дает улучшение кучности стрельбы, причем без дополнительной регулировки при изменении внешних условий и заряда патрона. Невозможно с точностью до сотых грамма наполнять гильзы порохом и обеспечивать одинаковое воспламенение капсюлей в разных партиях боеприпасов, что приводит к колебаниям давления в канале ствола при стрельбе. Потому и вибрация его получается разной, наблюдается разброс пуль и малокалиберных снарядов.
Чем больше нагрев, тем сильнее разброс. Ствол же нового типа значительно улучшит кучность при нагреве ствола. Чем больше нагрев, тем больше жесткость ствола, уменьшающая вибрацию. Чем ниже разброс при выстреле, тем меньше расход патронов для поражения цели. Предусмотрен естественный отвод тепла от ствола, не допускается его перегрев…»
Но разве кому-то это оказалось нужным в РФ? Изобретатель обивал пороги многих структур. Акционерный Тульский оружейный завод вообще ответом не удостоил. Из концерна «Калашников» (2 миллиарда долларов прибыли в 2019-м) написали, что не имеют ни технических возможностей для того, чтобы опробовать изобретение (провести НИОКР), ни времени. Ответа не пришло и из фирмы Владислава Лобаева, производящей снайперские винтовки. Отказы пришли из «Промтехнологии» и военного технополиса «ЭРА». Не дало никаких результатов и письмо министру обороны. МО отослало в оборонную промышленность: мол, представьте готовый образец, сделанный на лицензированном предприятии. Круг замкнулся. Идти некуда.
А ведь в МО РФ есть ГУНИД – Главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований). Но замечает ли оно все прорывные разработки? Сомневаюсь.
Таких историй в РФ полно. Многие открыто говорят, что насквозь забюрократизированная система разложилась. Что все уже поделено между своими, бюджетные денежки распределены, а прорывные разработки, переходящие дорогу прежним монополистам и ломающие наработанные схемы освоения казенных средств, попросту затираются, кладутся под сукно.
Подобное происходило и происходит не только у нас. Везде, где есть зажиревшее и безответственное чиновничество. Однако предки протягивают нам руку помощи.
В Российской империи имелась поистине опричная инстанция, в каковую мог прийти новатор, минуя надменную и обрюзгшую бюрократию, – в Артиллерийский комитет при военном ведомстве. В уникальную структуру, созданную в 1808 году графом Алексеем Аракчеевым (1769–1834). Да-да, тем самым махровым реакционером (прототипом салтыковского Угрюм-Бурчеева), который став в 1808 году главой военного имперского ведомства и генерал-инспектором артиллерии, догадался создать при своем министерстве некий совет научно-технических мудрецов, совершенно независимый от военного министра и финансируемый казной. Именно туда мог, минуя душные коридоры чиновных волокитчиков, направить свои стопы какой-нибудь смелый новатор или изобретатель.
Откроем воспоминания легендарного русского и советского оружейника Владимира Федорова «В поисках оружия», изданные в 1941-м. «В отличие от других военных учреждений постоянные члены комитета не назначались начальством: у нас была выборная система на основе тайного голосования, в котором должны были участвовать профессора Артиллерийской академии и члены комитета. Кроме того, имелись совещательные члены, входившие в состав комитета по занимаемой ими должности, как, например, начальники военных заводов и профессора Артиллерийской академии…» – писал Федоров, сам работавший в этой структуре. Можно сказать, что граф Аракчеев сумел создать предтечу американского Агентства передовых разработок (DARPA) при Пентагоне за полтора века до янки.
То есть в царской России существовал хоть какой-то противовес бюрократии, склонной к произволу и коррупции, формировавшийся из знатоков военной техники и оружия. Он мог оспорить действия военного министерства и дать ход перспективным разработкам (Арткомитет занимался не только пушками, порохом и боеприпасами, но и стрелковым оружием). И если кого-то затирала крохоборческая и бюрократическая система, тот мог пробиваться через пресловутый комитет, который формировался из специалистов и специалистами-учеными, а не чиновниками.
Существуй аналог такого аракчеевского комитета ныне – и именно туда могли бы отправиться разработчики БЛА для зенитно-ракетных систем или нового ствола для стрелкового оружия и автоматических пушек-скорострелок. В самом деле именно Артиллерийский комитет позволил самому Владимиру Федорову накануне Первой мировой вести работы по самозарядной винтовке и первому в мире автомату. Хотя военное министерство было резко против такого оружия, предпочитая привычные магазинные винтовки с ручным перезаряжанием.
Аналог такого АК и нужно создавать в нынешней РФ, и пускай он работает при Минобороны с его ГУНИД и параллельно с Военно-промышленной комиссией. Надо просто извлечь уроки из прошлого и не допустить той блокады деятельности Арткомитета, что существовала в Российской империи. Как свидетельствует книга Федорова, АК имел ограниченный штат работников, перегруженных разными делами, текучкой. Не было рядом с ним проектно-конструкторских бюро, экспериментальных лабораторий и опытных заводов. Поддерживая ту или иную новацию, Артиллерийский комитет не имел аппаратных возможностей для ее продавливания через государственную бюрократию.
«Основной недостаток заключался, таким образом, в том, что комитетские работники не имели возможности проверять осуществление тех или иных решений. Они не были в состоянии добиваться выдачи необходимых нарядов, вырывать из тощих карманов скупого министерства нужные средства, следить за изготовлением опытных образцов на заводах и т. п. Дела двигались большей частью самотеком, не было постоянного работника, всецело отвечающего не только за правильность своего доклада в комитете, но и за скорейшее проведение дела во всех последующих многочисленных инстанциях…» – сетовал наш маститый оружейник.
Если устранить эти недостатки сегодня и создать аналог комитета Аракчеева при МО РФ (да еще и при других министерствах тоже!), то не только военно-техническая, но и другая мощь страны получит сильнейший толчок к росту. В такие «комитеты мудрецов» могут приходить талантливые изобретатели и конструкторы, которых чиновники-распильщики попросту не могут замять, задушить. Тогда у нас не только БЛА для ПВО и не одно лишь стрелковое оружие с необычными качествами появятся. Технари, ученые, специалисты и энтузиасты получат инструмент для сокрушения бюрократической косности и чиновной вороватости. Они смогут призывать к ответу министров с их аппаратами. Вы что делаете и что творите?
Не панацея сие, конечно. Но мощный импульс к созданию асимметричных ответов Темновековью страна могла бы при этом обрести. Куда лучше используя русскую смекалку, удивительную отечественную изобретательность. Как вы уже, поди, догадались, подобные комитеты (структуры новой опричнины) можно создать буквально во всех сферах экономики, в сфере медицины и социальной политики. Так можно продвигать хоть прорывные системы связи или новые лазерные станки, хоть революционно-пионерные лекарства.
А если при этом будет еще и параллельно-опричное «полигонное» государство? Не только мощный очаг развития России, но и кузница кадров для прорывного Нового курса»
То-то и оно…


ДО СИХ ПОР НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ СИЛЫ

Враг наш в наступающей мгле нового глобального лихолетья – отнюдь не всесильный див Тулад из «Сказания о Рустаме» Фирдоуси. У него есть свои слабые места и блоки в мозгу, он подчас также слеп и не видит даже явных шансов на прорыв. В силу тех или иных внутренних ограничений.
Давайте возьмем всеобщее помешательство Запада на «зеленых» технологиях, на тотальной электромобилизации и использовании водорода в качестве чистого энергоносителя, лишенного углерода. Наш оппонент готов вломить триллионы долларов в создание водородной энергетики. Но как получать сей наилегчайший газ в потребных объемах, не затрачивая при этом на его добычу энергии более, чем потом получишь от использования полученного водорода? И тут у наших оппонентов начинаются маразматические метания. То они предлагают получать гидроген с помощью электролиза, разлагая воду морскую с помощью то ветрогенераторов, то атомных электростанций. Что вызывает у нас откровенный смех: ведь при сем больше истратишь электричества, нежели потом получишь от добытого газа при его сжигании в двигателях или при использовании в топливных кислородо-водородных элементах.
Потом появились другие «гениальные» идеи. Скажем, пущай русские на своих сибирских ГЭС разлагают воду, используя дешевое электричество. А полученный водород гонят по трубам в Европу. Потом планы дополнили: дескать, РФ может добывать желанный гидроген из природного газа Ямала, используя процесс парового риформинга. То есть, затрачивая на это изрядную энергию и получая как побочный продукт массу бесполезной углекислоты. Ее тоже требуется сжижать и закачивать в подземные пласты. И опять гнать водород в Евросоюз.
Но как? Оный газ – крайне текуч, его мелкие молекулы просачиваются сквозь металлические швы. Да и трубы от воздействия водорода деградируют, становятся хрупкими. «Газпром» пробует предложить альтернативу: по-прежнему поставлять в Европу газ по трубам, а водород выделывать из него на месте, у непосредственных потребителей. Ставя установки-заводы пиролиза, дающие как побочный продукт сажу. Каковую, дескать, можно потом использовать в технике, при производстве фуллеренов, скажем.
Но глупы и тупиковы тут оба. И Запад, и РФ. Потому что в упор не желают видеть великого открытия русско-советского геолога Владимира Ларина (покончил жизнь самоубийством в 2019-м, не желая мучительной смерти от рака). Именно В.Ларин открыл многочисленные выходы струй водорода из недр земных на Русской равнине. Он описал характерные аномалии на местности в местах такого просачивания ценного газа – неглубокие округлые впадины, хорошо видимые на космических снимках или при аэрофотосъемке. В 2010 году с помощью автора сих строк был найден меценат Сергей Бобков, профинансировавший экспедицию Ларина в Саратовскую область, где исследованию с помощью газоанализаторов и сейсмографов подверглись две аномалии. Там действительно нашли выходы водорода. Сейсмограммы показали наличие некоего геологического образования на глубине в километр с небольшим под впадинами. По предположениям геолога-новатора, то могла быть либо нефть, возникшая из-за выхода водорода – либо водяная «линза». Финансировать опытное бурение спонсор не решился.
Но если выкладки уже покойного Владимира Ларина верны, то можно бурить такие скважины – и в них устремится даровой водород из недр планеты. С практически нулевыми затратами на его получение! Без всяких электролиза, пиролиза или парового риформинга. Собирай его – и заряжай топливные элементы. Закачивай в баллоны высокого давления. А то и просто ставь на таких месторождениях газопоршневые энергостанции – и получай океаны свехдешевого электричества, снабжая им собственную страну. Разве это – не дорога к массовому, чистому электрическому производству всего и вся, к новой металлургии? Мне вспоминаются строчки из воспоминаний графа Алексея Игнатьева «50 лет в строю» (1950 г.).
«…Всякому позволено влюбиться в женщину, кавалеристу разрешается влюбиться в коня, а инженеру – в хороший завод. Мне пришлось узурпировать это право у инженеров и навсегда сохранить в памяти затерянный среди скал и лесов живописный и такой чистый и стройный Бофорс. Секрет этого завода заключался в том, что выплавка стали производилась в электрических печах, питаемых водной энергией от соседнего водопада. Ни ударов прессов, ни грохота прокатных станов, а главное, ни одной угольной порошинки…»
Так Игнатьев описывает шведские заводы Бофорса в 1907 году.
А мне видятся чистые и прекрасные русские заводы будущего. Где не только ГЭС, но и станции на природном водороде питают чистое производство. А корпуса таких заводов утопают в зелени лесов. Здесь есть и прекрасные искусственные пруды, спортивно-оздоровительный центр, театр, целый поселок удобных коттеджей. Летные поля с аэромобилями…
Так вот: открытия Владимира Ларина в упор не желают замечать ни на Западе, ни в собственно родной РФ. Получается, что его жизнь, искания и трагическая смерть оказались напрасными?
Нет!
Нынешнее постсоветское чудище-государство глупо и слепо. Чтобы обрести новые источники силы, мы, борясь с новыми Темными веками, должны не только излечить прежний косный госаппарат, но и прежде того создать опричное государство. Собственно врачевателя, зоркого и умного.
Тогда русские смогут открыть многочисленные эликсиры силы и очаги корпораций мирового уровня, пока еще слабо теплящиеся в стране и подчас пребывающие в забвении. Причем в самых разных областях да сферах. Превратив русские умы, отечественную науку и технику в мощный локомотив для рывка в высотам мирового могущества. Покончив с унизительным статусом РФ как нефтегазового придатка к Западу и Китаю.
Вот питерец Сергей Терешенков. Создатель «Балтийской машиностроительной компании». Человек, не приватизировавший старый советский завод, а сам создавший «Балтийскую машиностроительную компанию», производящую отличные трубогибочные станки. Каковые оказались лучше и дешевле импортных. За одно лишь это предприниматель-технократ достоин памятника.
Но Сергей идет дальше. Он за свой счет создает уникальный автомобиль-амфибию «Дрозд». Способную по шоссе делать сто километров в час, а на воде – убрав колеса в корпус – глиссировать на редане со скоростью в 70 км/час. «Дрозд» может входить в воду и выходить из нее на самые негостеприимные и топкие берега, работать как спасательное средство во льдах арктических морей. Машина может нести полторы тонны груза. Или восьиерых бойцов в полной боевой выкладке.
Там, где прежним советским КБ или нынешним госкорпорациям нужны сотни конструкторов, он обошелся усилиями всего трех разработчиков. Да, из-за общей деградации страны пришлось использовать некоторые импортные комплектующие. Например, мощный и легкий дизель «Штейр». Американскую коробку перемены передач. Но Сергей присмотрел опытный отечественный оппозитный мотор. А автоматические коробки передач для тяжелой техники создаются на Питерском тракторном у Сергея Серебрякова. Так что все можно заместить. Ведь и советские авиаконструкторы – хотя бы тот же А.Яковлев – начинали в конце 1920-х с использования заграничных моторов и узлов. И ничего – потом появились отечественные аналоги.
В случае же Терешенкова оказалось, что его амфибия никому не нужна. На выставке «Армия-2020» министр обороны до нее даже не дошел. Вроде бы амфибия незаменима для МЧС, но оно от нее отказалось. Военные стали восхищаться: мол, отличная машина для спецопераций и разведки. Но никто из генералов не решился дать письменное заключение о том, что «Дрозд» потребен Вооруженным силам в таком-то числе. В РФ, сем царстве победившей кафкианской бюрократии, никто не хочет брать на себя отвественности. Мало ли чего – потом еще силовики с уголовным делом придут. А если ничего не делаешь и закупаешь (копируешь) проверенные импортные образцы, то положения не лишишься. По тем же самым причинам не помогли новатору-машиностроителю и все хваленые нынешние «институты развития»: Сколково, Агентство страрегических инициатив, Фонд перспективных исследований и прочие. Все боятся отвественности и риска, того, что Следственный комитет или ФСБ затем придут. Сергею Терешенкову предложили: ты за свой счет построй десяток амфибий, проведи все положенные испытания с пробой на столкновения и разрушения, сертифицируй – а мы потом поглядим. На что у «Балтмашкомпании» денег просто нет.
Это всего лишь один пример гнилости и бессилия нынешней системы в РФ, обрекающей ее на все большое отставание от развитых стран света. Попытка Кремля создать инновационную систему потонула в чиновничьей косности, в бюрократической трусости.
Но представим себе, что существует наше опричное параллельное государство. Оно профинансировало проект «Дрозд». Что в итоге? Страна получила отличную машину, которая, к тому ж, и на экспорт идет. Получив вливание, поднялась «Балтмашкомпания». Она теперь выпускает плавающие багги «Водомерка» двойного назначения. А Терешенков создает новый вездеход. Вместо старых, погасших и равнодушных ГАЗа и ВАЗа русские получают новую автостроительную компанию, весьма конкурентоспособную на глобальном рынке. Как там в США в начале ХХ века возникали корпорации «Форд» или «Крайслер»? Да вот с подобных энтузиастов-новаторов.
Но ведь таких примеров в теперешней РФ много. «Запертых», затертых потенциальных чемпионов новаторской индустрии. Мне ведомы такие примеры в системах связи и биотехнологиях, в сфере дешевого и качественного строительства из самых бросовых материалов,в информтехнологиях и пионерных видах транспорта. Не обладая возможностями государства и весьма ограниченным временем, Максим Калашников видел разработчиков аэромобилей и автожиров-винтолетов, которые гораздо лучше западных аналогов. Мне знаком горячий энтузиаст использование докритических экстрактов из целебных растений и пряностей, учредитель компании «Биоцевтика» Дмитрий Половинкин. Обладая производством на сохраненной советской технологии холодной углекислотной экстракции, его фирма наткнулась на множество природных химических соединений, дотоле неизвестных науке. В той же ромашке. Одни точно обладают целительными и биологически активными свойствами. Впору начинать проект «Авиценна»: с помощью современной науки исследовать травные рецепты лечения, описанные великим ибн Синой. Здесь – ключ к созданию прорывной медицины. К производству вкусной и здоровой биоактивной пищи, хранящей наше здоровье и усиливающей человеческие возможности. Но разве кто-то поддерживает «Биоцевтику»?
Я знаю отставного кавторанга и ученого Виталия Шпикермана, носящегося с идеей национальной Лаборатории Будущего. Там, где будут храниться оцифрованные разработки и советской поры, и уже те, что появились после 1991-го. Чтобы не тратить лишние силы при новых разработках. Ведь многое УЖЕ было сделано и испытано, но потом оказалось забыто под запыленным сукном. Сперва в военно-технической сфере, а потом уж и везде. Но кто слышит Виталия?
Поддержи сотни таких энтузиастов-предпринимателей – и ты получишь всходы совершенно новой промышленности. Потому что из одного «ствола» непременно отрастут «ветви» новых проектов. Переломив падение во тьму нового варварства и одичания. Создав Русскую цивилизацию добрых магов-вошебников…

(Продолжение следует)

Tags: Максим Калашников, глобальный кризис, футурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments