ФИНАЛ ВПК

ПРОИНСОРЕННЫЙ

Интереснее впечатления Соломонова от совещания по проблемам оборонки уже у Дмитрия Медведева.
«…В воздухе витало раздражение. Довольно резкое вступительное слово, очевидная нервозность поведения председательствующего, высказанное пожелание поскорее закончить обсуждение в целом очень важных вопросов свидетельствовали либо о его чрезмерной усталости, либо о том значении, которое придавалось встрече с руководством правительства, аппарата президента и директорами корпораций.
Выступающие мгновенно почувствовали этот настрой руководителя и без запинки, оперируя только им известными цифрами, отчитались о проделанной работе.
Юрий попытался было внести предложения с целью упорядочения работы комиссии, возглавляемой одним из вице-премьеров, но участники совещания не были настроены на какую-либо позитивную работу, что лишний раз демонстрировало эффективность функционирования системы…»
Таким образом, убожество с «проинсоренными» мозгами ни во что вникать не пожелал. А зачем? Ведь в 2009-м уже было решено: на черта нам своя оборонка? Эффективнее импортировать оружие.

СИСТЕМА ВПАДАЕТ В МАРАЗМ: КАДРОВЫЙ ХАОС
Автор «Ядерной вертикали» так же убийственно изображает то, как система РФ стала впадать в отчетливый маразм. Как наступила настоящая кадровая катастрофа после того, как в «нулевые» годы на смену сочветским менеджерам пошли расейские.
«Советская система воспитания кадров, безусловно, страдавшая протекционизмом, политизированностью, в ряде случаев плановостью и землячеством, применительно к оборонно-промышленному комплексу полностью отвечала своим задачам. При этом решающим правилом при назначении на ту или иную должность были профессиональные качества претендента. То же происходило и в военной среде…
В нарождающейся новой общественной формации современной России становление иерархической управленческой структуры происходило абсолютно хаотическим способом. Бесхребетный «ельцинизм», породивший хаос и анархию в стране, имевших катастрофические последствия для народного хозяйства, сменился военно-полицейскими методами укрепления власти, что на фоне происходивших событий казалось абсолютно логичным. Требовались не знающие люди, а послушные исполнители. Отсутствие критики принимаемых управленческих решений могло способствовать укреплению вертикали власти, и повышению при определенных условиях эффективности собственно процесса управления. Опасность же заключалась в самой психологии управленцев. Возникшее однажды ощущение непогрешимости невозможно изъять из серого вещества без хирургического вмешательства, а если такого не происходит, то все чаще и чаще в процессе подготовки и реализации принятых законов и постановлений возникают аномалии, частота которых в значительной степени определяется здоровьем экономики… В таких условиях принцип профессиональности в подборе кадров замещается назначением «удобных» людей, отчего преобладающей цветовой гаммой этих кадров с очень редкими инородными вкраплениями становятся пастельные серые тона…»
Соломонов описывает то, как Генштаб заполонили откровенные приспособленцы.
Все познается в сравнении – скажу избитую фразу. Читая «Ядерную вертикаль», Максим Калашников одновременно изучал еще один любопытный материал: интервью журналу «Эксперт», которое дал директор Всероссийского института авиационных материалов, академик РАН Евгений Каблов. Он тоже говорит о засилье серости в госаппарате Эрэфии.
«…Меня поражает та смелость, с которой некоторые люди идут на любые должности, не имея никакой подготовки для этого. Я иногда сталкиваюсь с чиновниками, отвечающими за научно-техническую политику, которым приходится объяснять то, что они должны знать, окончив вуз. Я уж не говорю о знании каких-то деталей. Вот это проблема. А нужны люди, которые понимают проблемы науки и техники, потому что пропустили их через себя. Поэтому меня привлекли слова президента США Обамы, сказавшего, что нужно предоставить технократам, научным работникам право влиять на принятие государственных решений…»
Знаете, как Каблов в 1970-е годы попал в элиту, будучи еще молодым исследователем?
«…После окончания Московского авиационного технологического института я был направлен в ВИАМ. Одновременно с дипломом я уже подготовил кандидатскую диссертацию по модифицированию силуминов, это сплавы алюминия с кремнием, и рассчитывал работать по этой тематике, но меня неожиданно решили направить в лабораторию жаропрочных сплавов. Объяснялось это тем, что в середине 70−х годов, когда стали выпускаться двигатели четвертого поколения, обнаружились проблемы усталостной прочности лопаток турбин. Двигатели работали только по 50–40 часов, а потом лопатки ломались. И тогда было принято решение способных молодых ребят направить работать по этой теме.
Меня поразило, что мне, молодому специалисту, поручают решение сложнейшей проблемы. После анализа уже проведенных работ и литературы я пришел к выводу, что для достижения необходимой надежности лопаток необходимо изменить технологию изготовления литейной формы, в поверхностный слой которой надо ввести модификатор, позволяющий измельчить зерно поверхности охлаждаемой лопатки. Мои расчеты и исследования показали, что на эту роль подходил алюминат кобальта, который должен был синтезироваться из исходных материалов, а затем наноситься на форму при ее изготовлении. Для этого пришлось самостоятельно разработать специальную технологию…
Мы изготовили лопатки по новой технологии и отдали их на испытания. Через две недели стало ясно, что у нас таких свойств никогда не было. Я до сих пор помню этот протокол испытания. Потом я уже визуально, глядя на форму, мог определить ее качество. Потому что если форма качественная, то на ее поверхности получалась так называемая берлинская глазурь, как гжель с майоликой. Но когда я с этими результатами пришел к своему начальнику лаборатории, он мне сказал: молодой человек, вы плохо знаете теорию, не может быть, чтобы при мелкозернистой структуре материала были получены такие характеристики надежности. Дело в том, что при высоких температурах разрушение материалов в результате диффузии основных легирующих элементов идет по границе зерна. Чем меньше зерно, тем больше протяженность границ. То есть наш результат противоречил общепринятой логике вещей.
Потребовались дополнительные исследования, которые показали, что новая технология изготовления форм позволила не только уменьшить размер зерен, но и улучшить качество их границ, что существенно уменьшило диффузионную проницаемость и подвижность этих границ.
Когда все вопросы были сняты, решили этот процесс внедрить в изделие 89, которое до этого не могло пройти государственные испытания из-за отказа двигателей.
— Это о каком самолете идет речь?
— Су-24. Меня пригласил академик Архип Михайлович Люлька, генеральный конструктор ОКБ «Сатурн», которое разрабатывало для него двигатель, выслушал — и я получаю на неделю в управление фактически полцеха литейного. Когда мы все сделали и прошли испытания, двигатель впервые получил стопроцентный ресурс работы. И министр подписал приказ о том, что все моторостроительные заводы должны внедрить мой метод при литье лопаток из сплавов ЖС6У и ВЖЛ 12У. И я поехал по всем моторостроительным заводам большой советской страны внедрять этот процесс, который и сегодня используется и работает…» (http://www.expert.ru/printissues/expert/2010/14/interview_pochemu_lopatki_razrushautsya_iznutri/)
То есть, в СССР в элиту шел отбор людей по деловым критериям. В данном случае – молодых инноваторов. По каким критериям отбирают кадры в Эрэфии – все знают. Вот поэтому СССР шел вперед, а РФ – катится назад. И правят нами серые кретины, спесивые до чертиков, непоколебимо уверенные в своей непогрешимости. При Путине произошло массовое изгнание из структур управления технократов русско-советской закалки, их заменили на тупых быдлокатов-андроидов бело-сине-красных времен.
А потому оборонную промышленность при них ждет лишь одно – смерть.

НЕИЗБЕЖНОСТЬ БЕДЫ
«Необоснованное, абсолютно надуманное реформирование системы государственного управления (путинская реформа правительства 2004 г. – прим. М.К.) применительно к оборонно-промышленному комплексу создавало атмосферу безответственности за состояние его здоровья и, как следствие, продолжающуюся, порой уже необратимую, деградацию.
Благодаря неимоверным усилиям и поддержке чудом уцелевших профессионалов-управленцев в аппарате Белого дома, выдерживавших беспрецедентное давление со стороны амбициозной, некомпетентной административной верхушки, удавалось удерживать огромный корабль кооперации разработчиков и изготовителей стратегического вооружения на плаву. Казалось очевидным, что естественной опорой в этой сложнейшей ситуации должно бы стать Минобороны. Однако этого не происходило. Более того, обремененное собственными проблемами реформирования, вовлеченное в перераспределение собственности и поставившее себе целью через имущественные процессы более активно влиять на промышленность, руководство ведомства выплескивало вместе с водой и ребенка. Не понимая из-за отсутствия какого-либо опыта реальных механизмов функционирования оборонки, действуя авторитарными методами, не брезгуя использованием инструментов закулисья, эксплуатируя доверие руководства страны, оно в конечном счете противопоставляло себя интересам государства…»
«…Огромный запас прочности советской промышленности позволил продержаться на плаву этому без преувеличения самому развитому сектору экономики, но к концу столетия стало очевидным: требуется кардинальное вмешательство государства, без которого дальнейшее движение вперед стало невозможно…
Сложность, многоплановость противоречий, затушевываемых «ручными» СМИ, многократно усугубляемых финансово-экономической политикой власти, не верящей в интенсивный путь развития страны и сделавшей ставку на ее финансово-промышленнное процветание, делали свое дело: безвозвратно исчезали с таким трудом освоенные высокие технологии, все менее востребованными оказывались высокопрофессиональные кадры, приобретало реальные контуры отсутствие мотивации труда в оборонной промышленности, который все больше превращался в обязанность, а не творческую потребность.
Сказанное осложнялось зудом бесконечных реформ в структурах военно-промышленного комплекса, смысл которых в силу их закрытости и непоследовательности понять самим участникам процесса реформирования было просто невозможно…»

ВЕРТИКАЛЬ ДЕГЕНЕРАЦИИ
«Непродуманные, поверхностные управленческие решения, всякий раз изменяя форму, не затрагивали содержательную часть реформирования, приводили к ожидаемым результатам… Демонстрируя на современном этапе своего развития явные признаки системного нездоровья из-за утраты очевидной связи между реальной экономикой и ее финансами, эти (капиталистические) отношения значительно ускоряли процесс деградации оборонной промышленности…»
«Провозглашенная кампания по созданию вертикально интегрированных структур – холдингов, участники которых объединялись по принципу цеховой принадлежности, набирала обороты. Невольная аналогия с плачевным опытом создания совнархозов в 50-е годы прошлого столетия не настраивала на оптимистический лад…»
Казалось бы, нужно создать холдинг из всех предприятий, входящих в один производственный комплекс МИТа. Холдинг по производству единственного межконтинентального наземного комплекса РФ – «Тополя». Но Минобороны – против предложений института. У Анатолия Сердюкова – свои планы. Он единственный из всех ведомств не согласен. И он обращается поверх головы премьера Путина прямо Медведеву со своим проектом указа.
«Вот и сейчас новоявленный Демиург – руководитель оборонного ведомства, занимая должность безусловно знаковую в иерархии власти, но являясь все-таки членом кабинета, не согласился с мнением правительства и обратился через его голову к президенту страны. Случай беспрецедентный в истории управления государством.
Сложившаяся патовая ситуация, независимо от ее исхода, свидетельствовала об одном: власть находится в системном кризисе, основу которого наряду с объективными трудностями становления новой России составляет процесс расстановки кадров, которые, как известно, решают все…»
Так академик Соломонов описывает обстановку, сложившуюся вокруг ОПК РФ в конце второго путинского срока, в первой половине медведецарства и в начале сердюковщины.
Кто сказал, что у нас – чекистская опричнина и диктатура? У нс – бардак. Ни одна диктатура не допустит того, что творится в РФ. Это – кризис самой власти, смердящий финал антисоветско-антирусского проекта.
Поистине, прав был один умный оборонщик, сказавший: «Максим, наши конструкторы – это игроки мирового класса, перед которыми американцы с уважением шляпу снимают. А нынешние правители – мразь, бездари, серый сброд. Они просто подсознательно ненавидят конструкторов. Отсюда и все беды проистекают. Это зависть, Максим, обычная зависть посредственности по отношению к таланту».
Так была успешно построена новая Страна Дураков, в коей оборонно-научно-промышленному комплексу просто нет места. Он обречен на исчезновение. А Элита Дураков надеется купить все за рубежом.

ПОСЛЕСЛОВИЕ: ЧАС ПРОБИЛ!
Работники оборонного комплекса РФ!
Если вы еще не разучились думать, вступайте в ряды оппозиции. Ибо ваша промышленность – кандидат на умерщвление. Как и вы сами. Надо быть полным кретином, чтобы ждать от этой власти чего-то хорошего и разумного.
Мы, оппозиция этой Дегенерат-системе, этой быдлократии, спасем ОПК. Вот наши предложения по тому, что необходимо делать в стратегическом ракетостроении - http://forum-msk.org/material/power/1726543.html
Все, товарищи, маски сброшены и час пробил. Система повернулась к ОПК РФ своей отвратительной харей – мордой трупоеда, мародера и разрушителя. Только в борьбе мы сможем отстоять свои жизни и Будущее…
а офисным хомячкам и им подобным, что делать? или попкорн взять?
зачем? если есть мозги - пусть хоть гладкие стволы себе сделают.
Как пойдут в гору дела с промышленным холдингом, обратите внимание на сферу образования. Сможете ведь поддержать будущих специалистов.
Будте реалистом. Нынешний режим не оставит после себя ни-че-го.
повторяется история
с малоумным последним царем Николашей. Тот то же дотумкал, что надо строить собственный ВПК только к 1915 году. Но было уже поздно.
А иностранные кредиты всегда есть главный способ заставить воевать за чужие интересы. Опять же пример из последнего царствования - отрбаотка николашей французских займов, ввергшая РИ в войну.
Re: повторяется история
Это нам история какбэ намекает(