m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

Послесловие к А.Фурсову (мысли М.Калашникова в 2007-м)

Предыдущий отрывок - http://m-kalashnikov.livejournal.com/557038.html
Сорванная личина

Расстанемся на время с профессором Фурсовым. Обдумаем услышанное.
Не отстояв Советский Союз, мы проиграли намного большее, чем собственную страну и жизнь нескольких русских поколений. Мы утратили надежду на гораздо более гуманное и предсказуемое будущее всего мира. Мы отдали всю планету во власть черной, жестокой силы.
Какой силы? В последней четверти ХХ столетия на Земле складывается хищная, агрессивная Минус-цивилизация античеловеков, Сообщества Тени, космократов, глобалов. Черная система "добывателей трофеев", сообщество игроков с финансовыми потоками и информацией, мастеров подрывных операций и манипуляторов сознанием масс. Эти твари - уже не американцы, не евреи, не европейцы, а настоящие "чужие". Соединенные Штаты превращаются всего лишь в орудие их изуверских замыслов.
Теперь понятно, что Холодная война США и НАТО против Красной империи (СССР-1) была лишь частью грандиозного плана "чужих" по сохранению и упрочению своего господства. Советский Союз обрекался на уничтожение потому, что мешал глобальному господству Античеловечества, его стремлению восстановить жестокую логику "рыночного строя" - капитализма: вверху - кучка сверхправителей-олигархов, внизу - обездоленные, уугнетенные массы нищих, которые деградируют и лишаются многих черт "человека разумного". Без опрокидывания Красной России ни черта у Сообщества Тени не получилось бы. Не смогло бы оно приступить к глобализации, к уничтожению среднего коасаа и национальных государств с экономиками социального обеспечения. Нет, не Соединенные Штаты, не пресловутый Пиндостан наших дней - главный наш противник, а Античеловечество.
Именно ему, а не США, удалось сокрушить СССР! Прежде всего - из-за предательства советских правящих кругов. Те в конце концов решили примкнуть к "чужим", под предлогом "борьбы с коммунизмом" - сдать собственную страну, а потом предаться ее безудержному разграблению. Советский истеблишмент выступил пятой колонной врага. Его пособником. И потому "элита" нынешней РФ, поднявшаяся на поражении Советского Союза, есть по большей части преступники и уголовники, убийцы собственной Родины и мародеры.
Отныне наше спасение - в строительстве новой цивилизации. В переходе на Космическую ветвь развития (вспомните наш чертеж на начале книги). В в жестокой борьбе с "чужими". С "чужими" всех национальностей, внутренними и внешними. Мы должны затеплить очаг нового порядка. И неважно, как он будет называться: Академией, СССР-2, Пятой империей или Сверхновой Россией. Суть-то - одна.
Горько и обидно сие сознавать, но если СССР был всего в паре шагов от создания Третьего проекта, очага новой цивилизации, то теперь мы - гораздо дальше. Но иного выхода нет: хотим жить - должны прорываться.

Чудовище, что само себя пожирает

Судя по всему, на мир все же опустится ночь. Рано радовались те, кто считал, что с уничтожением советского Коммунистического проекта мы, де, вернулись к рыночному обществу, якобы на "столбовую дорогу" развития цивилизации.
Нет никакой "столбовой дороги", читатель. И сам капитализм – чудовище, склонное к самопожиранию. История рыночного, денежного строя – история постоянных кризисов. История крови, депрессий и потрясений. Конечно, в капитализме есть немало приятных черт. Полные прилавки магазинов, масса всяких услуг и удовольствий для почтеннейшей публики, яркие огни ресторанов и кафе в любое время суток – да мало ли чего еще! Вот только платить за сие изобилие приходится не только деньгами из своего кармана.
Капитализм возник среди массовых смертей, голода и озверения - в кризисе "длинного шестнадцатого века". Капитализм развивался на рабском труде, на грабеже колоний и собственного населения. Он заставлял людей пахать за гроши по 10-11 часов в сутки, ставил к станкам детей. Капитализм отметил свой путь кровопролитными революциями в Англии и Франции, бойнями Наполеоновских войн. К концу XIX столетия он породил нечто, что до боли напоминает сегодняшний ультралиберальный рынок времен глобализации. Параллели поразительны.
Сегодня глобальный капитализм - это невероятная нищета на одном полюсе. И столь же невероятное богатство - на другом. Где-то индийские рабочие вкалывают на производстве за 2-3 доллара в день, а где-то топ-менеджеры и акционеры транснациональных корпораций купаются в деньгах, приобретая себя яхты, виллы, личные самолеты по 45 миллионов долларов ша штуку и целые острова в теплых морях. Но ведь то же самое было в канун 1900 года! Та же кучка сверхбогачей наверху - и обездоленные массы пролетариата внизу, где большинство существовало на грани физического выживания. И не было еще капитализма с "велфэр стейт". Ту жизнь можно увидеть, прочитав рассказы и повести Джека Лондона, некоторые места из Марксова "Капитала" и статьи Энгельса, романы "Жерминаль" Эмиля Золя и "Хождение по мукам" Алексея Толстого. Ну, и воспоминания, скажем, графа Игнатьева "Пятьдесят лет в строю". Богачи сходили с ума от сверхбогатств. Элита бесилась с жиру, закатывая грандиозные балы, предаваясь утонченному и грубому разврату, нюхала кокаин. В Париже устраивались "балы драгоценных камней". Существовала первая глобализация: капиталисты относительно свободно переводили средства из одной страны в другую, французы покупали собственность в Германии - и наоборот, люди свободно пересекали границы. Предприятия, как и сегодня, открывались там, где выгоднее - где источники сырья поближе и рабочая сила подешевле.
Но вся эта "сладкая жизнь" вызывала дикую ненависть нищих низов. Сначала родилось мощное движение коммунизма, Красный проект. В 1871 году налетел первый порыв бури: французские рабочие захватили Париж и на два месяца установили коммунистическое правительство. Затем неограниченный рыночный строй привел к череде войн за передел мира. Они начались с Американо-испанской (1898 г.), продолжились Англо-бурской и Русско-японской, потом - Балканскими, а потом - и чудовищной Первой мировой. Первая мировая 1914-1918 гг., где погибло 10 миллионов душ, вызвала революционные потрясения, унесшие жизни еще миллионов человек. Да еще и удар эпидемии загадочной "испанки" оборвал около 20 миллионов жизней. Первая мировая привела коммунистов к власти в Российской империи и заложила основы для Второй мировой беспрецедентным унижением Германии. Как реакция на коммунизм и мерзости рыночного общества родился национал-социализм Гитлера. Плюс к сему капитализм привел все развитые страны к тяжелейшей Великой Депрессии - экономического мегакризису 1929-1930-х годов. Он привел к власти Гитлера, едва не сорвал в фашизм Соединенные Штаты, стронул с места механизмы начала Второй мировой войны. Для выхода из кризиса даже в архисвободных США президенту Рузвельту пришлось прибегать к сочетанию из советских и гитлеровских мер в экономике и политике. А затем, поскольку миром от кризиса спастись не удавалось, капитализм начал Вторую мировую, что унесла жизни (если считать еще и жертвы японской агрессии в Китае) не менее 80 миллионов землян.
Я, читатель, уверен, что нынешний глобокапитализм-победитель СССР есть повторение на новом уровне "досоветского" капитализма начала ХХ века. Той, первой глобализации. И кончится нынешнее торжество рыночного общества, что наступило после гибели в 1991 г. Советского Союза, примерно так же - мегакризисом, кровью и войнами. Новыми "1917-м" "1933" и "1939" годами. Реинкранации коммунизма, фашизма и нацизма произойдут также на более высоком уровне возможностей. Ну, а исламский фундаментализм поднимается уже в наши дни. Кризисные явления в эпоху нынешней глобализации все множатся. Индустрия убегает из США и стран Европы в Китай, Индию и Мексику. В некогда богатых странах Запада миллионы людей лишаются работы, превращаются в люмпенов, образуют очаги нищеты. Погибает средний класс. Деградирует наука. Нарастают проблемы экологии, демографии, энергетики, образования - несть им числа! По философскому закону перехода количества в качество рано или поздно ситуация в мире сорвется. Сорвется в дикий "кризис тысячелетия", о котором говорит Андрей Фурсов и еще многие мыслители. СССР будет отмщен!
Нынешние античеловеки, претендуя на звание хозяев планеты, с накатывающим кризисом скорее всего не совладают. До роковой середины нового века осталось не так уж много времени. Они ведут себя так, словно уже сами стали генетически усовершенствованными сверхчеловеками и смогли вывести сотни миллионов людей-биороботов, покорных слуг. Словно изготовили зведолеты для возможного бегства в инопланетные колонии. Словно уже открыли новые источники энергии, кроме нефти и газа. Словно смогут вечно удерживать в повиновении сотни миллионов азиатов на предприятиях транснациональных корпораций. Словно они сплошь - господа, овладевшие жестокими технологиями господства в школах СС. Ни хрена! Все это надо было делать еще вчера, вкладывая в прорывные научно-технические проекты сотни миллиардов долларов. Но верхушка капитализма, все эти сверхбогатые "рыночники" лишились разума. Они не хотят ничего менять, а только пытаются сохранить нынешнее положение, где для одних - миллиардные прибыли ежегодно и паштеты из соловьиных языков, а для большинства - жизнь от одной скудной получки до другой. Сомнения в их разумности закрадываются, когда глядишь на их последние войны. Они вторглись в Афганистан и Ирак, а теперь тратят на их оккупацию по 8 миллиардов долларов месяц. Они уже вгрохали в это четверть триллиона долларов! Если бы они, не размениваясь на войну, хотя бы половину этих средств вложили в научные программы, то давно получили бы водородную энергетику - смерть для нефтяных стран. Но разве они это сделали? И не сделают: ибо правящая верхушка капитализма не хочет настоящих перемен.
Но за глупость придется дорого заплатить!
Все это значит, что метаисторический смуто-кризис в текущем столетии неизбежен. Капитализм в очередной раз принялся пожирать самого себя. Он несет в самом себе неразрешимые противоречия между жаждой личной наживы и интересами выживания людей, между эгоизмом и необходимостью дейстьвовать сообща, помогая друг другу. Капитализм мог жить, только расширяясь, только захватывая все новые и нове теорритории для освоения. Отныне ему некуда расширяться. Планета освоена вся. И противоречия взорвут рыночное общество, так радовавшееся своей победе над Советским Союзом!
Помяните мое слово: еще на жизни нынешний тридцатилетних мир увидит жесточайшие схватки, кровавую борьбу многих проектов. В дополнение к зеленым знаменам воинствующих мусульман над головами человечества поднимутся красные знамена неокоммунизма, полотнища со свастиками... Впрочем, знамена с названиями могут быть и другими, но суть все равно останется той же. Человек же не изменился кардинально за тысячи лет. И если наши предшественники уже раз ответили на неограниченное рыночное общество коммунизмом, фашизмом и нацизмом – то неужели и в этом веке должно случиться иначе? Вы скажете, что история не повторяется? Но ведь повторил же глобокапитализм начала двадцать первого столетия реалии начала ХХ века! Почему бы не повториться тогда и всему прочему, хотя бы и на ином технологическом уровне? А еще во всемирную битву проектов кинется Китай - он и до сих пор успешно развивается под красным стягом.
Обычно выделение элиты в «особый народ», презирающий население собственной страны, инкриминировали русским. Мол, на Западе все иначе. Там, дескать, говоря словами Авраама Линкольна, правят правительства народа, из народа и для народа.
Однако эти представления явно устарели. Обособление элит от своих рядовых сограждан становится чумой нового века.
Века глобализации…
Кто на Западе больше всего кичится своими демократическими традициями? Американцы. Их верхи всегда любили подчеркивать свою народность в противовес аристократичности и кастовости Старого Света.
Но с недавних пор американская элита все больше превращается в некую космополитическую силу, устремления которой прямо противоположны чаяниям подавляющего большинства граждан Соединенных Штатов. Причем четкие линии разлома проходят по отношению к таким явлениям, как глобализация, членство в ВТО, экономический ультралиберализм, многокультурность и политкорректность.
Ярче всего это описано в книге Сэмюэля Хантингтона «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» (2004 г.) Там он приводит данные социологических опросов.
Итак, первым было движение деконструкционистов в 1960-1970-х годах, остервенело атаковавшее американскую идентичность. Вместо того, чтобы сплачивать жителей США в единую нацию с общим языком, культурой, ценностями, верой и историческими героями, деконструкционисты стали выпячивать всяческие национальные меньшинства. Они ненавидели то, к чему были привержены американские граждане: национализм, патриотизм, христианство (протестантского толка). Они мечтали сделать Америку страной всяческих меньшинств. И к таким разрушителям примыкают сначала политики, а затем академические, деловые, профессиональные и масс-медийные верхушки Соединенных Штатов.
Гибель СССР и политика «неограниченного капитализма» ускорили процесс раскола американского общества. Народилась «глобоамериканская» элита, «золотые воротнички» (они же – «давосские мальчики» и «космократы»). Как считает Хантингтон, к 2000 году на планете насчитывалось около 20 миллионов «золотых воротничков», 40 процентов коих имели гражданство США. В самой Америке «золотоворотничковый слой» насчитывает не более 4 процентов населения. Но именно эти 4 процента обладают львиной долей богатства и влияния в современных США. Их психология цинична и космополитична: мол, в ближайшие годы только политиков будут заботить государственные границы. «Космократы» (или космополиты?) больше связаны с международными сетями и корпорациями, нежели собственно с Америкой.
За богатством потянулись и академические круги. Слово «партиотизм» в США 1990-х годов стало, как и в ельцинской РФ, ругательным. «Профессор Марта Нуссбаум из Университета Чикаго определяет патриотическую гордость как «морально опасную эмоцию», доказывает этическое превосходство космополитизма над патриотизмом… Профессор Эмми Гутман из Принстона утверждает, что американским студентам «просто стыдно узнавать: прежде всего они, оказывается, граждане Соединенных Штатов»… Профессор Ричард Сеннет из Нью-Йоркского университета отвергает «порок общенациональной идентичности» и называет эрозию национального суверенитета «принципиально позитивным явлением». Профессор Джордж Липсиц из Калифорнийского университета (Сан-Диего) полагает, что «в ближайшие годы в патриотизме начнут искать прибежища мерзавцы всех сортов и мастей». Профессор Сесилия О*Лири из Американского университета считает, что проявлять патриотизм означает позиционировать себя как милитариста, «ястреба» и белого мужчину-англосакса. Профессор Бетти Джин Крейг из Университета Дорджии нападает на патриотизм за его «тесные связи с воинской доблестью»…» - с иронией и болью пишет Хантингтон, ненавязчиво подчеркивая неанглосаксонские фамилии этих интеллектуалов.
Вспомните параллели с 90-ми годами в РФ. На русский патриотизм обрушиваются Гозман, Швыдкой, Шабад, телевидение Гусинского, юморист Шендерович и тому подобные. Даже аргументация «бело-сине-красных» интеллектуалов почти стопроцентно совпадает с лексиконом американских деконструкционистов и глобалистов.
И это при том, что американский народ в большинстве своем как раз уважает патриотизм. Хантингтон говорит об острейшем противоречии между «патриотической публикой» и «денационализированными элитами».
«Американский истеблишмент, как частный, так и государственный, все больше отдаляется от американского народа. Политически Америка остается демократией, поскольку лидеры страны становятся таковыми через свободные и честные выборы. Во многих других отношениях Америка сделалась непредставительной демократией, поскольку в ряде аспектов, особенно касающихся национальной идентичности, мнение избранных лидеров категорически не совпадает с мнением народа. Можно сказать, что американский народ все в большей степени отчуждается от государственной политики и сферы управления», - с горечью отмечает Хантингтон.
Он приводит обширную статистику, доказывая: в то время, когда подавляющее большинство американцев выступает против неограниченной свободы бизнеса (и за протекционизм), против наплыва мигрантов и политики многокультурности, против эрозии англоязычности, против феминизма и засилья меньшинств, американская элита, наоборот, все это неуклонно проводит в жизнь. (Например, за отмену протекционистских пошлин на импорт товаров в США в 1994 г. высказались 79 процентов представителей элит и только 40 процентов – народа). Причем занимается сокрушением «американскости» элита в первую очередь финансовая, от которой зависят и политики, и университеты, и масс-медиа.
Вырисовываются даже некие закономерности. Итак, если с 1960 по 1979 г. интересы публики и государственной политики совпадали в 63 процентах случаев, то с 1980 по 1993 г. процент снизился до 53 процентов.
«Нежелание национальных лидеров «заигрывать» с народом имеет вполне предсказуемые последствия. Когда политика правительства принципиально не совпадает с мнением общества, мы вправе ожидать утраты общественного доверия к правительству и интереса к политике, а также поиска альтернативных средств реализации своих убеждений, неподконтрольного политической элите…» - пишет Хантингтон.
Чтобы хоть как-то сплотить расползающуюся нацию, чтобы остановить разверзание пропасти между элитой США и народом, потребовалось устроить шоу 11 сентября 2001 года и последующий бушизм. На какое-то время этого хватило.
«Когда мне исполнилось девятнадцать, я перебралась в Нью-Йорк. Если вспоминать, какой я была тогда, я скажу, что увлекалась музыкой, сочиняла стихи, рисовала – и, почти на политическом уровне, оставалась при этом женщиной, лесбиянкой и еврейкой. Американкой я себя, признаться, не сознавала… 11 сентября все изменилось… Теперь я ношу на своей сумке американский флаг, улыбаюсь истребителям, пролетающим в небе надо мной, и называю себя патриоткой», - такую цитату из откровений Рейчел Ньюмэн приводит автор книги «Кто мы?».
Однако эффект «одиннадцати-сентябрьского патриотизма» оказался недолгим. Откровенный идиотизм и авантюристичность бушизма вернули все на круги своя. И снова идет слом идентичности, а элита отдаляется от народа.
Она все больше становится глобалистски-денационализированной.
Вариант того же явления – появившийся в Европе некий «постфашизм». Термин был порожден знаменитым интеллектуалом и культурологом Умберто Эко, что применил его по отношению к правлению в Италии медиамагната Сильвио Берлускони.
Итак, его черты: оболванивание народных масс с помощью дебилизирующих, возбуждающе-развлекательных СМИ, которые ломают способность к цельному, логическому мышлению. Став дебилами (немыслящим большинством), массы с упоением голосуют за политиков Берлускониева типа. За тех, что могут в один и тот же день говорить взаимоисключающие вещи (чтобы понравиться разным отрядам электората). Тех, что ловко используют популистские лозунги. За тех, что кичатся своим богатством и в открытую используют власть для извлечения прибылей в своих деловых империях, и при этом не стесняются, как раньше, совмещать власть с бизнесом. (Берлускони, став премьером, не стал уходить с руководящего поста в своей частной медиа-империи). Более того, оболваненный электорат умиляется: каков шельмец! Смог украсть для себя – украдет и для нас. Или же так: он уже наелся – значит, воровать не будет.
При этом Берлускони выступал как самый последовательный союзник США и сторонник глобализации. Сегодня термин «постфашизм» применяют к правому лидеру Франции, популистско-националистически- проамериканскому Николя Саркози.
Отличительная черта европейского постиндустриального постфашизма – беззастенчивое манипулирование электоратом. Его дурачат почти в открытую. При этом материальное положение масс ухудшается (ведь производство уходит из Европы в Азию), демонтируется система социального государства. Размывается средний класс, растет число бедных – но зато сверхбогатая верхушка все больше выделяется в некую «высшую расу». Она превращается в те самые космополитические «золотые воротнички».
Отличительная черта нынешних богачей – крикливая, показная роскошь. Умопомрачительная дороговизна их одежд, жилища, пищи, развлечений.
Глядя на богачей США и Европы, элиты остального мира принимаются им подражать. В РФ мы это видим во всей красе. Несмотря на некую реабилитацию патриотизма, РФ-элиты ведут себя как «высшая раса», живут в Лондоне, учат за рубежом детей, покупают там предприятия, виллы и футбольные клубы. В Азии элиты просто купаются в роскоши, выкидывая на нее миллиарды долларов за счет сверхэксплуатации своих народов. И глядят на свои народы как на грязь под ногами.
Мы можем с полной уверенностью утверждать, что отделение элит от своих народов и слияние оных элит в сообщество глобальных «хищников» связано с многими другими явлениями. И взаимосвязи эти установлены самым что ни на есть опытным путем.
Итак, элитарное свинство всегда сопровождается процессом деиндустриализации и укреплением власти не какого-нибудь, а именно финансового капитала. Промышленность либо разрушается физически (как в РФ), либо уводится в Китай (как в случае США и Европы). Экономика творчества, грандиозных научно-технических программ и прорывов заменяется бесплодной экономикой финансовых спекуляций, психических манипуляций, коррупции и сырьевого экспорта. Технический прогресс сводится к бесконечному усовершенствованию компьютеров, телевизоров, мобильных телефонов и электронно-виртуальных игр.
При этом явно деградирует образование (и школьное, и высшее). Наблюдается оголтелая пропаганда гомосексуализма, истерическая борьба с антисемитизмом (его видят буквально на каждом шагу), гонения на патриотизм. В наступление переходят сторонники феминизма, прав всяческих меньшинств и «мультикультурализма» (по-русски – многокультурности). Расцветает теория о том, что добродетели (честь, совесть) – это пережитки уходящей эпохи, а в торжествующем постиндустриализме добивается успеха тот, кто не имеет никаких моральных ограничений. Это, мол, и есть «постиндустриальная нравственность». Любовь к своему народу объявляется «фашизмом». Расцветают наркомания и разветвленная индустрия порока. Бизнес и власть начинают апеллировать к самым низким и темным сторонам человеческой натуры. Начинается яростная атака на традиционные религии – их норовят заменить даже не атеизмом, а откровенным сатанизмом. Гибнет культура чтения – ее заменяет примитивная видеокультура, воскрешающая нравы и представления дописьменной эпохи. Экраны истекают кровью и спермой. СМИ садистски смакуют чужие страдания, катастрофы и войны. Начинается погружение во «вторичное варварство». Политика превращается в вечное шоу с использованием катастроф и терактов, провокаций и наглой лжи. И все это идет на фоне разрушения общества, раскола его на супербогатых и бедных, с ослаблением и разрушением среднего класса.
Корень зла всегда один: засилье спекулятивного капитала. Создание «экономики глобального казино». Абсолютизация принципа «прибыль – как можно скорее и прежде всего».
Попытка повернуть общества к патриотическим ценностям, не меняя при этом элиты и не затрагивая в целом экономической основы, была предпринята в США после 2000 года и в РФ в тот же период. Пока означенные попытки не привели к сколь-нибудь заметному успеху.
Но, с другой стороны, эра господства финансовых спекулянтов и манипуляторов массовой психологией явно кончается. «Постиндустриальный» мир входит в тяжелый системный кризис, в полосу катастроф и потрясений. Длившееся с начала 1980-х годов господство ультралибералов истощило экономику и инфраструктуру некогда промышленно развитых стран, привело к демографическому кризису, накопило тяжелейшие проблемы. Теперь снова нужно заниматься наукой и технологиями, строить инфраструктуру, осваивать новые виды энергии, летать в космос. Проще говоря, творить новую революцию в производительных силах. Такую же, как революция XVIII-XIX веков, когда человечество перешло от использования энергии ветра, воды и мускульной силы к экономике машин, химической энергии и электричества, к эпохе фабрик и заводов.
Подобный прорыв необходим и сейчас. Причем и для США, и для Китая, и для Европы, и для РФ новая технологически-промышленная революция становится условием элементарно выживания. Все названные игроки погрязли в своих тяжелых проблемах, напоминающих гордиев узел: распутать уже невозможно – надо разрубать. Чем? «Мечом» новой научно-технической революции.
Но со старыми элитами сделать подобное невозможно. Элиты нужно кардинально менять. Финансовый капитал бесплоден: он лишь до бесконечности эксплуатирует созданное до него. Надо выводить к вершинам власти людей с новой психологией, с иным взглядом на мир. Нужны не банкиры, не юристы и не экономисты, а генеральные конструкторы, дерзкие мечтатели и создатели «того-чего-раньше-не-было».
В этом смысле в завтрашнем мире победит тот, кто первым совершит смену элиты, кто покончит с отрывом ее от народа. Тот, кто осуществит старый советский лозунг «Народ и партия едины» (подразумевая под партией именно элиту) в рамках грандиозного строительства нового мира. Наша мечта: чтобы сей процесс первым восторжествовал в Русском мире. Однако реальность к нам немилосердно: в РФ элита по-прежнему оторвана от народа. Несмотря на рост ВВП, идет углубление материально-имущественного расслоения, не преодолена неэффективность государственного аппарата и его неописуемая коррупция. Не преодолена инерция «криминального ульталиберазизма» в экономике, господствовашего в проклытые 90-е годы.
Впрочем, в США тоже хватает проблем. Надо признать, что ближе всего к желаемому состоянию подошла именно китайская элита. Ведь она никогда не была финансово-спекулятивной и медийной. Она инженерна и проектна по сути своей.
Судя по всему, старые элиты «золотых воротничков» не отдадут власть без боя. Главной же революционной силой (аналогичной пассионарному рабочему классу начала ХХ века) станет уничтожаемый глобализацией и ультралиберализмом средний класс – инженеров, исследователей, специалистов с высшим образованием, университетских людей, программистов, рабочих высшей квалификации. Они должны вступить в борьбу с финансово-медийной элитой на Западе и с сырьевыми олигархами и коррумпировааным чиновничеством – на Востоке.
Еще в апреле 2007 г. был опубликован доклад контр-адмирала Криса Пэрри, главы Центра развития, концепций и доктрин министерства обороны Великобритании, посвященный стратегическому контексту через тридцать лет. «Средний класс может стать одним из революционных классов, приняв на себя роль, которую Маркс отдавал пролетариату»,– говорится в докладе. Этот тезис основывается на все увеличивающемся разрыве между средним классом и супер-богачами, с одной стороны, и городскими низами, который угрожает общественному порядку. «Средние классы мира могут объединиться, используя свой доступ к знаниям, ресурсам и умениям». Марксизм может быть возрожден, говорится в докладе, кроме того, и из-за глобального неравенства. Усиливающаяся тенденция к прагматическим ценностям будет способствовать тому, что люди примутся искать «убежище, предоставляемое более жесткими системами верований, включая религиозную ортодоксальность и доктринерские политические идеологии, такие как популизм и марксизм...»
И сие тоже согласуется с выводами о том, что нынешняя глобализация и ультракапитализм уничтожают средний класс. Об этом особенно громко говорит современный русский историк Андрей Фурсов. Оно и понятно: глобализм выводит производство из стран Запада в Азию. Исчезают условия, породившие западный средний класс: существование Советского Союза, который заставлял капиталистов разворачивать громадные государственные программы в области вооружений, науки и техники, образования, в сфере социального обеспечения. А сегодня «середняки» больше не нужны. В глобальном порядке востребованы суперэлитарии, небольшая прослойка специалистов высшего класса – и тупые малоквалифицированные рабы в больших количествах.
Но средний класс образован и обладает знаниями. Он не захочет молча погибать. Он революционизируется и попытается дать ответ на вызовы глобального капитализма. Так же, как когда-то рабочий класс и технократы дали ответ на вызовы Первой глобализации начала ХХ века, потерпевшей крушение в Мировой войне 1914-1918 годов. (Тогда они породили проект Красной звезды, проект Свастики и проект Фасции – плюс «Новый курс» (Нью Дил) Рузвельта, вобравший черты всех подобных проектов).
С нашей точки зрения, в XXI в. неминуем подъем и неокоммунизма (очень высокотехнологичного и сумевшего учесть ошибки коммунистов ХХ века), и неофашизма (также обогащенного опытом и тоже ратующего за примат созидательного капитала над финансовым), и неонацизма, и «ньюдилерства», и религиозного фундаментализма. Принципиально новым может стать движение «нейросоциалистов», куда войдут продвинутые коммунисты и сторонники делиберативной демократии (демократии диалога). Они выдвинут проект создания самоуправляющегося сетевого общества с минимальной бюрократией, техноцерковью, с созданием «разумных организаций». (Этот вариант описан в «Будущем человечестве» Игоря Бощенко и автора этих строк).
Юноше, обдумывющему планы на жизнь в наши дни, придется выбирать среди этих течений. Революционизирующийся средний класс и креативный капитал будут распределяться именно между этими воскресшими проектами. При этом на повестку дня станут новая НТР, создание человека нового типа, нового общества и т.д. Вполне возможно, что мы увидим возникновение технократически-проектых, нацеленных на прорывы – и крайне нелиберальных диктатур.
И все это – в условиях ожесточающейся войны с финансово-медийными элитами, борьбы с агрессивным исламизмом, в условиях жесткой конкуренции с Китаем. Вполне возможно, что и США попробуют преодолевать свой кризис через ввержение мир в полосу постоянных войн. (В принципе, сие началось: уже сейчас назревают турецко-курдская война и война в Пакистане. Плюс войны на руинах Ирака, в Ливане и т.д. Плюс возможные агрессивные операции самих США). Борьба революционного среднего класса породит и «цветные революции» там, где это возможно, и террористическую да стачечную борьбу там, где политические свободы подавлены.
Чтобы сохраниться и победить, Россия, по логике вещей, должна сыграть на опережение и оседлать бурные потоки истории. Нам отчаянно необходимо поменять элиту и перейти на траекторию инновационного развития. Развития проектного, с новыми прорывными пятилетками. В противном случае РФ падет из-за ожесточенного общественного конфликта внутри себя, в силу неэффективности государственного аппарата (управленческого дефолта) и под ударами внешних сил.
Обозревая затянутый штормовыми тучами горизонт будущего, мы шепчем: «Это есть наш последний и решительный бой!»
Приближается кровавая, хаотичная Зона Бифуркации. Поглядите еще раз на схему двух ветвей развития будущего в начале этой книги. Найдите середину ХХI века - и посмотрите, какие варианты развития событий могут ждать нас в этой Планетарной Полуночи. Если ты еще юн, мой читатель, готовься к битве не на жизнь, а на смерть. Тренируй душу и тело. Учись владеть оружием. А самое главное - становись профессионалом своего дела, не уставай всю жизнь приобретать новые знания и навыки. Ибо восторжествует в грядущем лишь тот, кто невероятно силен, мужествен и умен.
Максим Калашников, приверженец идеи "красной свастики" и СССР-2, мечтает лишь об одном: чтобы русские в этом хаосе смогли совершить рывок в мир Третьего проекта. Зажечь яркий факел в ночи. Перейти на космическую траекторию развития. Породить неоимперию (СССР-2) и новые виды человека. Создать государство совершенно нового типа, что будет отличаться от нынешних государств так же сильно, как Римская империя – от стаи первобытных людей.
Айзек Азимов, выдав в свет свою трилогию "Академия и Империя" в 1951 году, создал теорию психоистории. Он вселяет в нас надежду. Он считает, что период хаоса и смуты после гибели империи можно сжать до минимума, если сплотить сообщество научных творцов и смелых предпринимателей. И что они в силах зародить новую Империю. Что власть денег, основа капитализма, вскоре из живительной силы превратится в силу мертвящую. И тогда на первый поан выйдет созидающее Знание. Ну, а потерянные нами территории, все эти "независимые государства"... Скажем словами одного из героев Азимова:
"...Представьте себе, во что превратились внешние миры Галактики за годы разрухи и так называемой независимости, и спросите себя, неужели во имя дурацкого отмщения вы действительно хотите, чтобы Сивенна, вместо того, чтобы стать провинцией, которую защищает могучий флот, превратилась бы в варварский мирок в дикарской Галактике, купающийся в мутных волнах выморочной независимости, которая ничего вам не даст, кроме упадка и нищеты?"
Ради новой Империи нам нужно творить и сражаться.
Нас ждут тяжкие испытания в этом столетии, читатель. И ожесточенное соревнование с конкурентами, и весьма вероятные войны.
Tags: Андрей Фурсов, Максим Калашников, глобальный смутокризис, мировой кризис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments

Recent Posts from This Journal