m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Мнение участника "Русского инновационного форума"

Юрий Магаршак
President MathTech, Inc. (New York), участник форума «Дни русских инноваций»


РОССИИ НЕОБХОДИМА МОЛОДЕЖЬ, СПОСОБНАЯ СОЗИДАТЬ

Завершился форум «Дни русских инноваций», проходивший в Центральном доме ученых. С точки зрения организационной проведенный абсолютно блестяще – организаторов можно только похвалить и поблагодарить. На нем выступали министры и лидеры комитетов Думы, руководители особых экономических зон и экспертного сообщества. На выставке инноваций были представлены не только яркие прототипы изобретений и технологий, но и столь же светлые лица создавших их молодых ученых и инженеров: глаз радовался! Обеды, кофе-брейки и круглые столы были на уровне самых высоких стандартов. Вручение премий было организовано замечательно не только с зрелищной, но и с художественной точки зрения: музыкальное и танцевальное сопровождение завораживало, статуэтки победителям (если смотреть издали напоминавшие ‘Оскаров’) блестели и радовали глаз так же, как и глаза тех, кому они за победы в конкурсе инноваций вручались.

Не радовало лишь одно: атмосфера абсолютного пессимизма, в лучшем случае – иронического умолчания или недоговоренности относительно реальных перспектив развития инновационной индустрии в России в обозримом – и даже необозримом - будущем. Реальных, а не декларируемых с телеэкрана/трибуны. Причем абсолютная бесперспективность создания инновационной индустрии в РФ была очевидна и из как минимум половины докладов, и из вопросов из зала (как правило, констатировавших абсолютно безнадежную ситуацию в том или ином вопросе), и (особенно) в дискуссиях в кулуарах. А также (что особливо печально): пессимизм этот с особой откровенностью и обостренностью высказывает молодежь.

Да и сами названия обозначенных в первый же день в качестве официальных мероприятий тем диспутов на круглых столах: ‘Нужно ли уезжать из России чтобы заниматься наукой?’ и ‘Нужно ли уезжать из России чтобы заниматься наукоемким бизнесом?’ - являлись скорее ответами чем вопросами. Такая проблема: надо ли, чтобы развивать инновации, уезжать из: США, Канады, Америки, Германии, Израиля, Финляндии, Австралии, Японии, Китая, Сингапура, Австралии, Индии? – на инновационном форуме любой из вышеназванных и десятков неназванных стран не могла бы быть поставлена в качестве темы для общей дискуссии даже в шутку и вызвала бы только недоумение. Ну да, разумеется, можно уехать поучиться, можно вернуться или создать фирму в другой стране, сохраняя контакты с Родиной – ни в одной из указанных стран тут и обсуждать нечего, механизм работает. А ведь в инновациях нет районных чемпионатов и даже чемпионатов страны. Совершенно бессмысленно создавать лучший телевизор на Валдае или лучший в России сотовый телефон – в инновациях победители бывают только в состязании с лидерами всего мира, включая и вышеназванных. Одних названий тем для круглых столов Инновационного Форума России – пусть даже названных так чтобы вызвать полемику - достаточно чтобы констатитовать состояние тяжелой болезни, в которой находится страна великой (в прошлом) науки и великих традиций в музыке, литературе, живописи, балете...

Вот мнение наиболее известного в мире инноватора из учестников Форума, обладателя премии «Золотой ангел», вручаемой изобретателям, имеюшим более 500 реализованных в промышленном производстве патентов (за сто лет врученной всего лишь третьему лауреату – первым был великий Тесла!) профессора Олега Фиговского, фирмы которого, применяющие разработанные им технологии работают в Германии, Израиле, России и США и других странах:

“Поразительно, что на российском форуме инноваций я не видел ни одного технолога, по крайней мере приехавшего из-за рубежа. А также не было инженеров, хотя любой продукт на рынке инженерия. Кроме нас с тобой по моему все были прежде всего учеными. Между тем инновационный процесс превращения идеи в производственную технологию, продукт которой доходит до потребителя, включает четыре составляюших. Это: (1) разработка идеи (ученые) (2) технологическая разработка (технологи, инженеры) на современном мировом уровне (3) организация производства в соответствии с требованиями 21ого века (4) финансовый и маркетинговый менеджмент. Второго и третьего звеньев в России вообще нет. Ни традиции, ни навыков, ни людей, способных создавать современные технологии. А также нет и синих воротничков – рабочих высокой квалификации с профессиональной ответственностью, которые своими руками способны претворять высококлассные технологии в столь же высококлассный продукт. Как минимум, пора наконец понять, что инженер и технолог абсолютно не то же самое, что ученый. Хотя фундаментальные знания, безусловно, способствуют инновациям, это разные профессии и разное понимание созидания.
Многие россияне, выехав на Запад, приобретают необходимые в технологической индустрии навыки либо в фирмах, либо получив второе образование в таких университетах как Калифорнийский и Массачусетский Технологические Институты. Создание благоприятных условий для того, чтобы инноваторы возвращались в Россию, или открывали филиалы своих фирм в России, или создавали совместные фирмы является стратегической надеждой РФ. Без реализации в явь которой задача перевода экономики России на инновационные рельсы, поставленные премьер-министром Путиным и Президентом Медведевым не может быть решена по самой простой причине: индустрию технологий в Российской Федерации сегодня попросту некому создавать.

Вот характерный пример из того, что было произнесено с трибуны форума. Профессор уважаемого российского университета делился с залом секретом успеха, который заключается в том, что его фирма освоила правила игры на российском рынке. Оратор говорил об особом русском пути в технологиях так, словно можно открыть русские законы природы и изобрести русское колесо, так, словно россияне не такие же люди, как все остальные, а инопланетяне какие то, у которых и аминокислоты, и заповеди морали, и генетический код особенные, не такие как у жителей прочих стран. Пусть молодежь осваивает правила отечественного рынка (которые, как все мы знаем непонаслышке, включают и ‘передел собственности’, и ‘кидания’, и ‘откаты’, и много еще чего о чем на ‘отсталом-загнивающем’ Западе не слыхали), пусть учится русскому маркетингу (который столь же отличен от маркетинга в остальном мире как национальная рыбалка и национальные инновации), пусть адаптируется к русским реалиям во всех их проявлениях и разносит оные по всему свету... Докладчик видит в приспособлении молодежи к порокам суверенного бизнеса надежду на мировое российское лидерство в технологиях. А по моему ничего не может быть более тупикового и безнадежного чем этот ‘особенный путь’.”

Так рассуждал один из успешнейших инноваторов мира, профессор Фиговский. Примерно такие же мысли в неформальных беседах высказывались многими участниками форума – порой в еще более резкой форме. Из которых процитирую высказывание одной из юных участниц, сделанное в неформальном кругу: «С точки зрения инноваций мы безнадежное поколение, отработанный материал. У нас другие жизненные приоритеты и другие достоинства. Надежда страны – те, кто придет после нас, те, кому сегодня лет десять…»
Возражений не последовало. И это говорит талантливая девушка, принадлежащая, казалось бы, к тому самому поколению, которому ‘кому как не им’ преобразовывать Россию сегодня! Поколению (как его называли) победителей, требовавшего совсем недавно (по крайней в мере Москве) стартовую зарплату в 4-6 тысяч долларов, диплом какого бы университета (или как бы университета) они бы ни получили. И которому по возрасту, вроде бы, должен быть свойственен оптимизм.

Почему молодежь думает так, а не диаметрально иначе? Да по самой простой причине: потому что быть инженером, технологом и ученым в современной России абсолютно непрестижно и даже антипрестижно. Потому что куда выгоднее продать-купить и шустрить, чем вдумчиво трудиться на протяжении жизни изо дня в день.

Поколение двадцатилетних в современной России (прежде всего в Москве, являющейся визитной карточной Родины) являются, говоря обобщенно, менеджерами широкого профиля с хорошим владением английским языком. Это очень энергичные, динамичные и приятные люди. У которых есть только один недостаток: мендежер широкого профиля – не профессия. Так же, как владение английским языком в Америке и Европе, где оным владеют даже швейцары. ‘Менеджер широкого профиля с английским’ (сокращенно МШПА) – как характеристика российской молодежи аббревиатура достойная того, чтобы войти в словари! (по смыслу прямо противоположная ЯППИ – Young Professional, аббревиатуре, характеризующей молодежь современной Америки – хотя и относится к той же категории населения: констатация, достойная размышления). МШПА (менеджеры широкого профиля с ‘англицким’) могут быть членами и даже руководителями делегаций. Могут изящно носить костюмы и платья от кутюрье. Могут быть заметны на тусовках и вернисажах. Могут быть физиономически привлекательны и сексуально неотразимы. Не могут они только одного: создать чего либо. Ни конкурентоспособного на мировом рынке самолета, ни конкурентоспособного на мировом рынке пива, ни конкурентоспособного на мировом рынке велосипеда – то есть вообще ничего! – они сделать не в состоянии. А это диагноз. Диагноз поколению и диагноз стране.

К каким же выводам с грустью приходишь? Создание инновационной экономики в России, о необходимости создания которой говорится с самых высоких из всех высоких трибун, представляется призрачным. Она попросту несовместима с сложившимися в Федерации укладами и приоритетами – которые стали привычны и удобны всей так называемой элите – но не остальному народу. В обстановке, когда:

• откат (коррупция чиновничества) является повсеместной нормой,
• Президент страны говорит о коррупционной составляющей принимаемых законов (то есть по существу обвиняет в коррупции думские фракции и депутатов), а сами депутаты говорят о том, что принятие системы законов, которые эффективно способствовали бы созданию нормального инновационного климата долгое-тяжелое дело (а почему собственно? С кем им в Думе бороться когда, казалось бы, все за, как минимум – на словах??)
• Передел собственности, наезд и шантаж (в том числе и на инновационные компании, прежде всего небольшие, которые перед произволом абсолютно незащищены) являются будничными и никакой управы на них в ближайшее время не предвидится (как это было со всей откровенностью констатировано в ряде докладов и выступлений в дискуссиях)
• В стране отсутствуют технологи и инженеры, способные воплощать в производство инновационные замыслы на уровне требований 21огоо века

-никакой инновационной экономики быть не может. Сколько ни тверди о необходимости ее создания и кому ее создание ни поручай.

Изменение не одной, а всех указанных выше компонент инновационного климата на максимально благоприятствующие инновациям абсолютно необходимо. Никакой заинтересованности в этом, положа руку на сердце, в кругах, от которых зависит хоть что-то, в РФ. нет. Жизнь Элиты мила и приятна. В персональных беседах КАЖДЫЙ чиновник, с которым я общался за последние годы, человек симпатичный. Прогрессивный и все понимающий. Однако по своей функции и каждодневной практике он делает прямо противоположнее тому, что сам же а) с трибуны и б) в частных беседах считает интересами Родины. При этом провозглашаемое вовсеуслышанье и за, так сказать, рюмкой чая, как правило совпадает! (тоже своего рода визитная карточка эпохи, вселяющая казалось бы оптимизм) – но ни в какой мере не с реальными действиями (а это до того грустно, что безысходнее некуда).

Что надо делать, всем приблизительно ясно. Для этого требуется не полет к туманности Андромеды, а всего лишь стать нормальной страной, не хуже десятков прочих. Но именно этого на уровне каждой конкретной структуры, повязанной ‘неформальными связями’ (читай, коррупцией, переделами собственностей и другими суверенными прелестями) не происходит и произойти не может так как изменять ситуацию имеется не желание, а так сказать антижелание. Вертикаль власти превратилась в иерархию банд, познать что происходит в которых не могут ни силовые органы, ни премьер, ни Президент – каждая из них непознаваема и закрыта, чем в действительности занимается и в чьих интересах действует конкретный чиновник сплошь и рядом не знают ни начальник чиновника, ни его подчиненный. При этом признание полной беспомощности создания чего-либо конкурентоспособного на мировом рынке странным образом сочетается с национальной спесью – вот уж воистину шизофрения в самом что ни на есть классическом клиническом определении этой болезни. Проявляющаяся в одной из наиболее острых форм во время встреч инноваторов, подчас во время одного и того же доклада.

В реалиях современной российской действительности призывы Правительства (абсолютно правильные и обоснованные) сделать экономику инновационной (альтернативой чему, как совершенно правильно говорится во всех кулуарах, во всех курилках и со всех трибун включая самые высокие из высоких, является распад Державы – а может быть, даже исчезновение оной с географических карт) напоминают решение группы мужчин, выброшенных на необитаемый остров, родить ребенка. Решить то можно, и призвать можно, но вот беда: для выполнения каждого из упомянутых выше решений нет немаловажного компонента. Без которого реализация решений и воплощение призывов в реальность невозможны.

Ну и какие же выводы могут быть сделаны из сказанного и произошедшего? Первый, что пришла пора делать не выводы, а оргвыводы, перейти от слов к делу которое словам не противоречит, а соответствует. Если для класса тех, кто принимает решения в России и от кого что-то зависит, приятность их собственной жизни дороже интересов страны (последние в сложившихся реалиях, как правило, диаметрально противоречат первым), Россия скатится не в третий, а в тридевятый мир. Для того, чтобы вывести Державу с мощной научно-культурной традицией и одним из самых образованных населений в мире на передовые позиции не только в инновационном, а вообще в каком-либо производстве, необходимо, чтобы интересы Родины в головах тех, кто принимает решения, возобладали над удовольствиями личного каждодневного пребывания на этой земле, обеспечиваемыми взятками, ‘законами с коррупционной составляющей’ и другими особенностями национального бизнеса и национального бытия. Или-или. Вот такая дилемма.

УЧЕНЫЕ И ИНЖЕНЕРЫ В РОССИИ НЕ НАРОДЯТСЯ КАК МИНИМУМ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА УВАЖЕНИЕ К СОЗИДАТЕЛЮ НЕ СТАНЕТ НЕ МЕНЬШИМ, ЧЕМ К ЧИНОВНИКУ, КОТОРЫЙ РАСПРЕДЕЛЯЕТ.
Стране необходимо приложить целенаправленные усилия для возникновения молодежи, отличающейся от той, которая, преисполненная энергии и уверенности, задает тон сегодня. Способной не шустрить и не перераспределять, а созидать. Состоящей не из менеджеров широкого профиля с английским, а профессионалов с этикой и моралью. Такая программа должна быть наиприоритетнейшей для правительства и страны. И поручать ее координацию следует не тем, кто продемонстрировал талант выполнять указания, строить молодых граждан обоего пола в ряды и выводить их на улицы (ибо стоя по команде смирно и маршируя не создашь не только компьютера или шкафа, а даже строевого устава не выучишь), а тем, кто обладает талантами созидателя. Необходимо, чтобы на каналах телевидения, транслируемых на всю страну, показывались программы, требующие умственного напряжения а не умственного расслабления. И – что столь же немаловажно: чтобы быть созидателем было выгоднее, чем распределителем и шустряком. Это как минимум. Детали программы создания в России Поколения Созидателей должны обсуждаться в Правительстве, Думе и всем народом. Но то, что стратегическая переориентация молодежи с распределения на созидание не только для возрождения, но и вообще для сохранения России на географических картах, абсолютно необходима, не вызывает никакого сомнения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments