m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

ЛАТВИЯ, СВОБОДНАЯ ОТ «РУССКОГО ИГА»

От Максима Калашникова

ЛАТВИЯ, СВОБОДНАЯ ОТ «РУССКОГО ИГА» ИЛИ НАЦИОНАЛ-ДЕМОКРАТИЯ В ЖИЗНИ

Латыши сегодня – несчастные люди. Все, что они хотели, сбылось. Из СССР вышли, русских на своей территории сделали недочеловеками, возродили великую латышскую культуру, в Европу вошли. Они воплотили то, о чем мечтают сегодня всякие "северные братства" - и апартеид для "некоренных", и либерализм пополам с расизмом.
А получили – серую, беспросветную нищету. И безнадегу.
Мое мнение: сильная Сверхновая Россия еще присоединит к себе Прибалтику!
А теперь предлагаю подборку чужих материалов, складывающихся в одну картину. Советую изучить их тем кретинам на Украине, что уповают на вступление в Евросоюз. Также рекомендую сие чтение некоторым русским болванам из национал-демократов, грезящим о разделе РФ на кучу «русских латвий и эстоний». Итак, об успехах национал-демократии в Латвии...
БЕЗДНА ДЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Виктор Калнберз:«Белоруссии с Батькой повезло!»
(http://www.subbota.com/2010/02/17/li011.html)
В.Калнберз – выдающийся советский хирург, светило в области эндопротезирования.
«В Минске не видел ни одного бомжа»
«— Говорю лишь то, что видел собственными глазами: заводы в Белоруссии работают, сельхозпредприятия тоже. Строятся новые жилые комплексы. Медицинские учреждения не только сохранены, но возводятся новые больницы и поликлиники.
Действуют все театры, построена новая библиотека. Создаются новые спортивные комплексы и стадионы.
На своей личной автомашине я мог совершенно свободно перемещаться по стране, ограничений никаких не было. Мы ездили и радовались светлому городу, чистым улицам, ухоженным паркам, многочисленным новостройкам.
Если в нашей красивой Риге в контейнерах с мусором роются бомжи, то в Минске я не видел ни одного нищего!
Зашли в кафе, посидели за чашкой кофе, заплатили в перерасчете на нашу валюту смехотворную сумму. Мой норвежский родственник так расчувствовался после всего увиденного, что выразил готовность переселиться в Белоруссию.
Мне невольно вспомнились переломные 1990-е годы, когда бывшие республики Советского Союза обрели независимость. Независимость сама по себе большое благо, но кто мог тогда предположить, что во многих независимых странах к власти придут правители, которые будут разрушать производство, разваливать экономику, грабить народные богатства! Все это привело к невиданному расслоению общества.
Раньше такие контрасты я видел в Африке и Латинской Америке. А теперь пожалуйста — никуда ехать не надо, смотри на все это у себя в Латвии.

Как тут не вспомнить о роли личности в истории?
Не дай бог, если в переломное время во главе государства встает человек, не обладающий качествами лидера, стремящийся только к личным благам и предающий интересы своего народа...
Думаю, что Республике Беларусь очень повезло с лидером. Как бы ни ругали и ни называли Александра Григорьевича Лукашенко — тираном, деспотом и душителем демократии, — к власти этот незаурядный человек пришел очень вовремя! Он стал президентом в июле 1994 года и жесткими мерами предотвратил повальное разграбление своей страны.
Каким-то чудом ему удалось сохранить национальную промышленность, укрепить экономику и добиться в своей стране социальной справедливости. Может, и сохранились в Белоруссии олигархи, но я их не видел.

Ильи Муромца в Латвии не оказалось
— У нас в Латвии, к сожалению, не нашлось своего Ильи Муромца типа Лукашенко, который смог бы защитить интересы народа.
События в нашей стране, как известно, развертывались по другому сценарию. Из одного Союза мы перешли в другой — Европейский, в котором волчьи законы.
Новые конкуренты старым странам ЕС не нужны, нет иллюзий на эту тему... Более того, без остановки мы влились еще и в блок НАТО и стали выполнять обязанности по защите «своих» интересов в бывшей Югославии, Ираке и Афганистане...
Что касается собственного производства и экономики страны в целом, наши правители, вероятно, небескорыстно, стали методично их разрушать.
Приведу только три примера БЕЗОБРАЗИЯ.
1. Латвия, входившая ранее в состав Советского Союза, занимала один процент территории страны и один процент численности ее населения. В то же время республика производила 34 процента всей бытовой радиотехники в СССР.
В независимой Латвии заводы ВЭФ и «Радиотехника» были ликвидированы в угоду зарубежным фирмам.
2. В 1930-е годы в Латвии было три(!) сахарных завода. В то время президент Латвии Карлис Улманис символично в чай клал три ложечки национального сахара, демонстрируя свою поддержку этим трем заводам.
В советское время производство сахара в Латвии было расширено. В независимой — по решению Евросоюза — все эти предприятия были закрыты. Страна лишилась не только своего сахара и рабочих мест — ликвидировано производство свеклы.
Государство вынуждено теперь закупать сахар, и его цена у нас выше, чем в других странах Евросоюза.
3. И еще один пример, связанный уже с медициной.
В Латвийском научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии (которым руководил Виктор Калнберз. — Прим. ред. ) мы еще в начале 1990-х годов начали создавать производство эндопротезов суставов. Было построено кирпичное здание, закуплено соответствующее оборудование. Из России привезли дорогостоящий титан, необходимый для протезов.
Дополнительно к российским сертификатам на этот металл получили на него еще и сертификаты США. Создали совместное предприятие — «Рига-Американ Лимитед». Привлекли для работы на нашем заводе технических специалистов завода ВЭФ. Была даже выпущена первая партия заготовок для эндопротезов — 30 экземпляров.
Следующий этап производства должен был проводиться в США (обработка поверхности, керамическое покрытие головки эндопротеза, упаковка). Когда мы все радовались успешному старту созданного предприятия, вдруг пришло высочайшее повеление: завод закрыть!
Никакие мои аргументы о нецелесообразности такого решения не были услышаны. Для спасения предприятия я предложил продать созданный завод частному бизнесу (нашлись фирмы, которые направили в министерство здравоохранения свои предложения с конкретным бизнес-планом). Но и это предложение было категорически отклонено.
Более того, на основании решения Кабинета министров Латвии за №110-R от 29 марта 1994 года, подписанного премьером Валдисом Биркавсом, был ликвидирован и Латвийский НИИ травматологии и ортопедии, а на его базе создана обычная больница травматологии и ортопедии.
В Республике Беларусь, в отличие от Латвии, не было никаких препятствий для создания завода по производству суставных эндопротезов. Такой завод там создан и уже выпускает свою столь необходимую больным людям продукцию.
Причем часть производимых в Республике Беларусь эндопротезов суставов идет для нужд своих жителей, а другая успешно экспортируется.
В результате в Белоруссии практически нет очередей на операции по эндопротезированию и такие операции там проводятся бесплатно (для своих граждан, понятное дело).
В то же время в Латвии плановые операции по эндопротезированию суставов проводятся в основном на коммерческой основе и для большинства жителей они практически недоступны.
Полагаю, что правящей элите в Латвии есть над чем подумать, анализируя опыт соседнего государства по сохранению и развитию своего производства. Нам необходимо укреплять и развивать сотрудничество на взаимовыгодной основе...»




ЛАТЫШСКАЯ НИЩЕТА
Новая европейская бедность («Эксперт»)
• Сергей Сумленный,
• Александр Кокшаров.
(http://www.expert.ru/2010/12/13/novaya-evropejskaya-bednost/)
«В доброй тысяче километров от Мучи, в латвийском городке Ливани, можно услышать те же самые жалобы и надежды. Небольшой городок на востоке Латвии, в исторически бедном регионе Латгалия, — типичный пример бедного города с закрывшейся промышленностью, потерявшего значительную часть населения. «Почти в каждой семье кто-то уехал в Великобританию или Ирландию. У меня два сына в Ирландии, там уже внучка родилась», — говорит «Эксперту» Лолита Беча, управляющая в Ливани благотворительным общинным центром организации Balta Maja. Беча — высокая, красивая латышка, одновременно рассказывает о ситуации в Ливани на русском, немецком и английском.

Уже много лет Balta Maja пытается помогать жителям города получить навыки, способные облегчить их существование в тяжелой экономической ситуации: на курсах кройки и шитья их учат, как можно починить порвавшуюся одежду, а с помощью западных фондов Balta Maja раздает жителям коров и рои пчел. «Только бы человек работал. А на следующий год тот, кто получил рой, должен дать пчел еще одной семье или передать теленка», — говорит г-жа Беча.
«Конечно, мы не в Риге, мы работаем больше. У всех есть огороды, уже в феврале на всех подоконниках выращивают рассаду помидоров. Или вот в этом году грибов было много — на одних грибах и ягодах, думаю, можно прожить. Это естественно, это как вторая смена после работы, — вторит ей пенсионерка Венеранда Цауне, с некоторой гордостью отмечая: — Мы и бусы, и шапки, и носки научились делать — все продаем в Европу, на рождественские рынки».
Проблемы Ливани типичны для латышской провинции. В центральном офисе благотворительной католической организации Caritas в Риге активист Инесе Мичуле рассказывает, что в некоторых городах Caritas открыла специальные суповые кухни для детей из бедных семей, там дети могут хотя бы сытно поесть. «Порой родители не пускают детей в школу, потому что нет денег на портфель, на сапоги, на книги. Я лично знаю семью, где родители говорят: вот этот ребенок не пойдет в этом году в школу. Другие ходят, а этот — нет. Конечно, из школы приходят, ищут этих детей. Но социальные работники не всегда могут найти их — родители лгут, что ребенка нет дома», — с горечью говорит г-жа Мичуле.
Латвия, страна с двухмиллионным населением, очень сильно пострадала от кризиса. Но даже и до кризиса доля бедных в населении этой страны была самой большой в Евросоюзе — 23%, и это с учетом всех социальных трансферов. Рижские кафе дороже, чем берлинские, но это сфера, рассчитанная в первую очередь на туристов. Рядом с дорогими ресторанами, практически в центре города, стоят много лет не крашенные разваливающиеся деревянные дома, а прохожих с потухшим взглядом явно куда больше, чем в других европейских столицах.
В латвийской Лиепае был случай, когда начальник дорожной полиции города каждый год в отпуск ездил в Данию на пушную ферму, чтобы подработать на неквалифицированной работе, — он сдирал там шкуры
«Нищие — это люди без работы. А бедные — это люди работающие. Например, учитель получает 200 латов. При этом он весь день работает, у него высшее образование — но он бедный. 200 латов хватит ему, чтобы заплатить за квартиру и скромно питаться. Для него, конечно, и речи не идет об отпуске, одежде и так далее. Или полицейский: он тоже может получать от 200 до 300 латов, если только не перерабатывает, не берет полторы ставки. То же самое с врачами, медсестрами. У нас был вообще вопиющий случай. Начальник дорожной полиции крупного города Лиепая каждый год в отпуск ездил в Данию на пушную ферму, чтобы подработать на неквалифицированной работе — сдирал шкуры с пушных зверей. Все люди стараются подработать: учитель — репетитором, полицейский — сторожем», — эмоционально рассказывает Юрий Соколовский, политик из латвийской партии «ЗаПЧЕЛ» («За права человека в единой Латвии»).
Энергичный худощавый мужчина с открытым лицом, Соколовский подробно рассказывает о том, как именно житель Латвии может стать и становится по-настоящему бедным: «Если вы теряете работу, то первые два месяца получаете 70 процентов от своей зарплаты, потом от двух до пяти месяцев, в зависимости от стажа работы, — 50 процентов, а затем только 45 латов в месяц. Это около 65 евро. При этом одни только платежи за двухкомнатную квартиру зимой могут легко составлять до 100 латов. Недавно из фондов ЕС была оплачена программа полугодовой занятости безработных на уборке улиц — с зарплатой 100 латов. Так улицы городов мгновенно стали чистыми», — усмехается г-н Соколовский.
«Это современное рабство»
В центральном офисе латышского профсоюза работников науки и образования LIZDA на двери огромный плакат: тугой ремень, стягивающий группу людей. «Это символизирует удушающую политику экономии», — поясняет мне одна из сотрудниц. Бюджетники, в том числе учителя, — одни из главных кандидатов в бедное население Латвии. «Начиная с 2009 года в образовательном секторе произошло резкое сокращение расходов. Бюджеты образовательных учреждений были сокращены: на 40 процентов для школ, на 50 процентов для вузов и на 60 процентов для исследовательских центров. Я сама преподаю в вузе и получаю сегодня лишь треть от того, что получала два года назад, потому что сначала мне сократили зарплату, а потом уменьшили количество часов преподавания. Прежде всего сокращению подвергаются женщины, не имеющие профессорской должности», — говорит «Эксперту» один из лидеров LIZDA Ильзе Трапанциере.

Хотя лицо г-жи Трапанциере остается спокойным, чувствуется, как она волнуется, когда рассказывает о том, как тысячи работников науки и образования превратились в бедняков: «Спросите учителей, как они выживают. Я не знаю, как им это удается. Полная ставка учителя — 255 латов в месяц, или чуть больше 300 евро. Конечно, они получают доплаты за работу с тетрадями, за подготовку к занятиям, за классное руководство и так далее — в сумме это дает еще 30 процентов зарплаты. Но это все равно мало. Три года назад я была уверена, что работа учителя — это очень хорошо, что это надежное место с хорошей зарплатой, и всем советовала идти работать в школу. И что сейчас? В прошлом году закрыли 58 школ, еще 84 были слиты. В этом году 9 закрыто, 24 слиты».
Хуже всего, однако, приходится ученым — для них сокращение финансирования означает полный крах всех надежд сделать карьеру в исследовательской сфере. «Денег на исследования нет. Нет исследований — нет публикаций, нет цитирования, и мы становимся неконкурентоспособными на европейском рынке. Многие наши фармакологические и химические исследовательские центры вынуждены продавать свои услуги шведским компаниям. Такие исследователи востребованы, но все результаты забирают шведы, они публикуют их, получают патенты и даже не называют имен наших исследователей. А наши ученые не имеют права писать статьи об этом. Это современные рабы: им нельзя говорить, они могут только работать. Даже на европейских конференциях им запрещено об этом говорить. Один наш исследователь был на такой конференции, там он сидел рядом с нобелевским лауреатом, и тот спросил его: “А вы чем занимаетесь?” Но ему нельзя было говорить о своих исследованиях!» — возмущается г-жа Трапанциере…»


ЧЕМ КОНЧИЛСЯ ПОХОД В ЕВРОПУ ДЛЯ ГЛУПЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ

Виктор Мараховский, Латвия: перед распродажей
(http://perevodika.ru/articles/15862.html)

«…Для начала немного данных. Латвия - маленькая прибалтийская страна со смешанным русско-латышским населением (примерно 50 на 50), одна из бывших «витрин СССР», затем один из пионеров парада независимостей. Затем -- один из пост-социалистических пионеров в НАТО и ЕС. Затем - один из «восточноевропейских тигров» начала 2000-х. Сегодня Латвия - лидер Европы по теневой экономике (она даёт почти половину ВВП), мировой лидер по кризисному падению, по безработице и бегству населения за рубеж. Долг Латвии - 130% ВВП, или около $34 млрд. Долг растёт со средней скоростью $ 2 000 000 в день. Падение ВВП и зарплат продолжается третий год.

Замечание специально для российских любителей сравнивать «жирную европейскую бедность с нищим русским процветанием»: ВВП на душу населения в Латвии сегодня официально ниже российского ($14 500 против $15 100). Безработица в Латвии, напротив, выше российской - в 8 раз. Занятые на общественных работах безработные получают $ 180 (сто латов в местной валюте) - в виде т.н. «стипендий» от Всемирного Банка и Евросоюза.
С этими «столатовыми стипендиатами» в августе нынешнего года произошёл трагикомический инцидент, замечательно объясняющий, как Латвия дошла до жизни такой. Совершая инспекционную поездку по восточноевропейским должникам, в Латвию заехал президент Всемирного Банка Роберт Зеллик.


Здесь он в очередной раз озвучил свои рекомендации (урезать пенсии, урезать госрасходы, распродать госпредприятия) - а затем опрометчиво встретился с местными «работающими безработными», вручную вырубающими вредный сорняк борщевик. Узнав, что они получают от щедрот кредиторов $ 180, Зеллик, забывшись, поинтересовался при журналистах:
- Это в день?
Когда ему объяснили, что в месяц - с полной рабочей неделей - президент Всемирного банка впечатлился. И заявил СМИ, что «латвийцы - настоящие герои».
Самое интересное, что мистер Зеллик совершенно прав. К нынешнему состоянию Латвию привёл именно общенациональный героизм - если считать героизмом действия в ущерб собственным национальным интересам, продиктованные более высокой сверхцелью.


Анамнез
Двадцать лет назад, вступая в независимость, Латвия была нормальной промышленной советской республикой с населением под 3 млн. человек (точнее - 2,7). По уровню индустриализации - несколько слабее Белоруссии, но куда сильнее сопредельных Литвы и Эстонии, а тем более большинства среднеазиатских «-станов». В Латвии производились «на весь Союз»: микроавтобусы РАФ, телефоны, радиоприёмники ВЭФ и «Радиотехника», железнодорожные вагоны RVR (половина из них по-прежнему составляет корпус подмосковных электричек), целлюлоза и так далее.
Однако в начале 90-х, после объявления тогда ещё Верховным Советом ЛССР независимости и выхода из Союза - национальным приоритетом было объявлено достижение полной независимости от России.
В рамках реализации этого приоритета были сделаны важные шаги. Вот некоторые из них:
1) Из Латвии изгнали российскую армию, членов семей военных, целый ряд околовоенных специалистов и т.д. что уменьшило её население на 400 тыс. человек.
2) Был закрыт целлюлозно-бумажный комбинат, попилены заводы «Радиотехника», ВЭФ, RVR, РАФ и другие промышленные гиганты с десятками тысяч рабочих, а также латвийское пароходство и т.д. Одним словом, произошло избавление от советского имперского наследия.
3) Жители, не родившиеся в Латвии «до оккупации 1940 года» и не имеющие предков, родившихся до 1940 года, были лишены гражданства, а следовательно - и права голосовать. Это позволило удалить из политической жизни и государственного аппарата подавляющее большинство русскоязычных соотечественников, сведя их влияние на внешнюю и внутреннюю политику практически к нулю.
4) Русский язык был объявлен иностранным и изгнан из школьной программы латышских школ и всех вузов. Затем на латышский язык были переведены и русские школы - сегодня в них нельзя преподавать на русском более 40% предметов. Были замазаны русские вывески и названия улиц, русский язык удалили из делопроизводства - и сегодня на нём чиновники имеют право не принимать заявления.
5) Латвия вступила в Европейский Союз и НАТО, отправив своих солдат в Ирак и Афганистан.
6) На государственном уровне утвердили концепцию оккупации Латвии советской Россией, ветеранов Великой Отечественной лишили льгот, а некоторых даже начали сажать.
7) Ветеранов «движения национальных партизан» - или, говоря проще, местного аналога бандеровцев, никогда не сражавшихся с фашистами, но истреблявших коммунистов и членов их семей до начала 1950-х - объявили героями.
8) Ненадолго объявили героями также бойцов латышского легиона СС и учредили в их честь государственную памятную дату - но последний шаг пришлось отозвать под давлением США и Франции.
9) Президентом страны избрали сперва директора прачечной, приходившегося племянником последнему довоенному президенту. А затем - канадку латышского происхождения, чьи родители сбежали из Латвии в 1944-м с отступающими нацистами.
10) Ответственным за национальную безопасность - директором Бюро по защите Конституции - назначили английского офицера латышского происхождения.
Все эти меры, применённые последовательно, позволили достичь заявленных целей: политическое и хозяйственное «отпиливание от России» свершилось. Во всяком случае, так всем казалось.
В ходе всего этого, однако, был забыт один нюанс: свобода должна себя кормить.
Чем кормили свободу Латвии
В девяностые проблема прокорма независимой республики решалась за счёт «невосполнимых источников попила». В первую очередь - за счет уже упомянутых советских промышленных предприятий, назначенных на поток и приватизацию. А также контрабандного транзита, легального транзита и оффшорной деятельности коммерческих банков. Последних в двухмиллионной стране насчитывалось (на пике) тридцать четыре штуки.
В начале нулевых, когда советские промышленные предприятия кончились, а транзит из-за враждебных отношений с Россией стал падать - было найдено новое средство прокорма: кредитная накачка. Локомотивами этого процесса стали, опять-таки, коммерческие банки. В первую очередь скандинавские. С 2003 по 2008 год включительно населению Латвии были выданы - практически бесконтрольно - миллиарды евро на:
покупку земли
жилищное строительство
евроремонт имеющегося жилья
дорогие иномарки
плазменные телевизоры
стиральные машины
и так далее.
В разгар этого веселья (году эдак в 2006-м) про Латвию любили писать с восторгом московские обозреватели. В их глазах маленькая, но гордая республика была зримым примером того, как благотворно действует Свобода От России.
И действительно: Латвия была наводнена «бумерами», «тойотами» и «лексусами». Зарплаты рядовых строителей доходили до $3000. Считалось почётным и престижным заложить свою квартиру в банке, чтобы приобрести ипотеку в новом строительном проекте, чтобы потом выгодно перепродать и наварить штук пятьдесят зеленью. Ибо цены на жильё в Риге и Юрмале росли еженедельно и в какой-то момент вплотную приблизились к московским. Спекулировали десятки тысяч человек. Кормились на этом миллионы (оба).
У каждой стройплощадки стояли такие авто, что, казалось, там собирается Большая Восьмёрка. Безработица составляла что-то около 4%, и работодатели судорожно искали себе кого-нибудь на 550 баксов с условием «сутки через трое». Международное рейтинговое агентство Moody's утверждало, что у Латвии прекрасные перспективы. Республика - вместе с Литвой и Эстонией - объявила себя «балтийским тигром».
Скептиков, бубнящих, что «это же всё в долг», категорически игнорировали.
Когда всё упало
Упало всё внезапно - в роковом 2008-м. Так, внезапно выяснилось, что в мире начался финансовый кризис, а цены на недвижимость повсеместно валятся.
Не менее внезапно оказалось, что крупнейший латвийский коммерческий банк «Parex» несколько заигрался в американские ценные бумаги и того и гляди рухнет. Латвийский кабинет министров закрылся с владельцами банка на несколько дней и, никому ничего не объясняя, взвалил Parex на государство. Последнее приобрело банк за 2 лата, после чего вложил около $ 2,5 млрд в раздачу его долгов.
Стройки замерли. Стотысячные армии строителей, водителей, маклеров и т.п. оказались без работы и с огромными долгами скандинавским банкам - которые, как оказалось, всё равно надо выплачивать.
ВВП, несмотря на все усилия статистических служб, упал сразу на четверть. Безработица подскочила до 22%. Зарплаты полицейских, учителей, врачей и так далее - срезали вдвое. Власти повысили налоги и взяли многомиллиардный кредит у Международного Валютного Фонда. После чего, как выразились местные публицисты, «страна перешла под внешнее управление» МВФ.
Обесценившуюся недвижимость - фактически, просто за долги - прихватили всё те же скандинавские банки. За квартирами и землёй последовали автомобили: в 2008-м банки продали на экспорт на 50 млн евро изъятых у латвийцев авто. В 2009-м - уже примерно на 150 млн евро.
Наконец, на экспорт пошли и сами жители независимой страны. Сегодня официальная численность населения Латвии составляет, согласно Центральному статистическому управлению, 2,2 млн. человек. Но это, мягко говоря, не вполне объективные цифры.
В июле 2010 года в блоге знаменитого американского экономиста Нуриэля Рубини (предсказавшего, в частности, мировой финансовый кризис) было опубликовано занятное исследование касательно Латвии. Оно показало, что все последние годы латвийская официальная статистика занижала число беглецов из страны в 5-10 раз. Это было достигнуто простым способом: чтобы считаться официально проживающим за рубежом, уехавший житель Латвии должен совершить особую процедуру уведомления соответствующих инстанций на родине. Поскольку эта процедура ему лично совершенно не нужна и не приносит никаких бонусов - её выполняют единицы. Бонус же государства - в формальном сохранении приемлемой цифры соотечественников.
Неофициально представители правоохранительных органов и депутаты парламента, с которыми я беседовал, дружно называют реальную численность населения: 1,7-1,8 млн. человек (недостающие 400-500 тыс. - работают в Англии, Германии, Ирландии, Испании, России). Из оставшихся, как уже было сказано, каждый пятый сидит без работы. Порядка 100 тыс. человек (или 12-15% экономически активного населения) будут обеспечены в ближайшие месяцы «столатовыми стипендиями» - что составляет примерно размер «коммуналки» за однокомнатную квартиру в отопительный сезон.
Фактически - речь идёт о деградации отдельно взятой страны при полном сохранении государства. Последнее остаётся - с границами, дорогами, министрами, спецслужбами, центральным управлением статистики и прочими причиндалами.


Всё равно, кто победит на выборах. Условия не изменятся: долги государства продолжат расти, население продолжит убегать, а промышленности, которая могла бы «вытянуть» страну, на этом фоне взяться просто неоткуда.
Значит, победителю всё равно придётся сделать неизбежное. А именно - реорганизовать и приватизировать ряд государственных предприятий, которые пока что приватизировать запрещено местной конституцией. В этот ряд входят энергетический монополист «Латвэнерго», «Латвийская почта», международный аэропорт «Рига», «Латвийская железная дорога», «Латвийские воздушные сообщения» и «Латвийские государственные леса». Говоря проще - всё, что осталось.
Слово «приватизация» в данном случае, конечно, чистый эвфемизм. Ибо ни у кого в Латвии денег на покупку этих предприятий не хватит. Следовательно, они уйдут европейским «инвесторам». Что они, в свою очередь, сделают с латвийскими госпредприятиями - легко понять на примере из соседней Литвы.
Там к перпродаже готовится Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод. В своё время на него претендовали россияне, но по политическим соображениям его передали польскому топливному концерну Orlen. На днях Orlen начал процесс избавления от неокупающейся собственности. По мнению литовских экспертов - «кроме россиян, этот НПЗ никому не нужен»: ведь нефть-то российская.
В случае с Латвией, впрочем, вопрос стоит несколько иначе. А именно: понадобится ли вообще российским покупателям то, что осталось от бывшей имперской окраины после двадцатилетия независимости.
На этот вопрос ответ пока неизвестен…»

До встречи в Неоимперии (Максим Калашников в 2005-м)
максим калашников
Tags: Империя, Латвия, Максим Калашников, СССР-2, Сверхновая Россия, досье Максима Калашникова, национал-демократия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 184 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →