m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

О МАКС - многоразовой авиакосмической системе

В 1962-м великий наш ученый, профессор Глеб Лозино-Лозинский начинает работать над "Спиралью", называемой еще "Проектом 50-50". Замечательный по дерзости замысел: тяжелый самолет-разгонщик выпускал в полет аппарат-орбитер с высоты в 35-40 верст, набрав ход в 6 "звуков". Орбитером становился экспериметальный пилотируемый орбитальный самолет - десятитонный разведчик и истребитель спутников ЭПОС. Которого снабжали разгонной ракетной ступенью. Работы начались в фирме "МиГ".
Сделать удалось многое. Даже пилотов для чудо-машины стали готовить: второго космонавта Земли Германа Титова, его коллег Анатолия Филипченко и Анатолия Куклина. ЭПОС построили в 1964-м, шутливо прозвав "галошей" - за форму огнеупорного носа. Испытатель Игорь Волк начал облетывать машину без мотора: ее сбрасывали с бомбардировщика, набиравшего 10 тысяч метров, и та планировала вниз, разгоняясь до нужной скорости. Именно Волк заставил конструкторов оснастить "галошу" реактивным двигателем.
И опять злой рок преследовал русскую крылатую космонавтику. Сначала все складывалось как нельзя лучше. Если американская программа самолетов-орбитеров была благополучно завалена стараниями ведущего американского ракетчика, гитлеровского еще любимца фон Брауна - он видел в аэрокосмолетах своих конкурентов, которые отберут у него бюджетные ассигнования - то наш ракетчик-основатель Сергей Павлович Королев, любимец еще Сталина, яро поддерживал Лозино-Лозинского. К тому же, фон Браун втянул Америку в бессмысленную и разорительную программу лунных экспедиций.
Тогда же туполевцы начинают работатать над прообразом сверхзвукового разгонщика - над Ту-144. В 1968-м он уходит в первый полет - сгусток супертехнологических чудес.
Но Королев умирает от перенапряжения в 1966-м. А в 1973-м в Ле-Бурже, пытаясь уклониться от настырного истребителя "Мираж", погибает экипаж Ту-144. Француз пытался фотографировать русский гигант-сверхзвуковик в полете. Наши пытались уйти пикированием - но штатив кинокамеры попал в тяги управления. И Ту-144 не выдержал нагрузки. Пилот-испытатель Михаил Козлов до последнего вытягивал машину. Потом в остатках кабины найдут его оторванные кисти рук, намертво стиснувшие штурвал. Вечная память русскому герою! Но после трагедии министр обороны маршал Гречко распорядился свернуть работы над проектом.
Однако энергия Лозино-Лозинского бьет ключом. Ему тогда уже за шестьдесят, но он пробивает программу использования ВКС - воздушно-космических самолетов. Не пропадать же даром плодам работы над ЭПОСом! Тем паче, что в начале 1970-х Империя начинает запуски орбитальных станций. В том числе - и вооруженных авиационной пушкой "Алмазы". Орбитальные станции нужно быстро обслуживать, в случае чего - спасать экипажи и ремонтировать околоземные машины. Тут нужны ВКСы.
И Лозино-Лозинский действует. Еще в 1969-м старая баллистическая ракета запускает в космос "Бор-1", деревянную модель ВКС. Несколько деревянных макетов совершают баллистические полеты: ракеты разгоняют их до 3,7 км/сек, выбрасывая в пике траектории на стокилометровую высоту. Потом летают металлические "Боры"-прообразы. Без пилотов. Носителем служит челомеевская ракета-тяжеловоз "Протон". В одном из вариантов она брала на борт целых два "Бора". Мы делаем четыре парных запуска, и только один оканчивается неудачей - 5 августа 1977-го. Старты 1976, 1978 и 1979 годов - успешны!
Лозино-Лозинский (1909 -2004 гг.) остался несгибаем. Зенгер, едва не ставший основателем гитлеровской космонавтики, с 1964-го гнил в могиле. Лозино-Лозинский, будучи всего на четыре года младше него, в 1970-х пытался убедить Кремль: стране нужны аэрокосмолеты - как рабочие лошадки для обслуживания орбитальных станций и орбитальные истребители, как эвакуаторы поломавшихся спутников, экономя стране миллионы долларов на их ремонте и повторном запуске. Конструктор со своей командой построил "Бор-4" - еще один, самый совершенный прообраз авиакосмоплана. Потом они в автоматическом варианте совершат четыре космических полета под безликим обозначением "Космос". 3 июня 1982 года крылатая машина приводнилась в 900 километрах западнее Австралии, южнее Кокосовых островов. Вторая - села там же 15 марта 1983-го. Оба раза вылавливать космопланы из волн Индийского океана пришлось в сопровождении австралийских самолетов и кораблей-шпионов. В следующих полетах, 27 декабря 1983 года и 19 декабря 1984-го, "боры" опускались в Черном море, у западного побережья Крыма.
Но в середине 1970-х Кремль уже считал Запад непогрешимым эталоном для слепого подражания. И когда американцы в 1970-е занялись разработкой тяжелого и неповоротливого орбитального планера типа "Шаттл", Москва скомандовала: делать полный аналог штатовского "челнока" - воздушно-космический корабль (ВКК) "Буран".
Лозино-Лозинский был вне себя от ярости. Американский корабль на целую эпоху отставал от его системы "Спираль" образца 1966 года. Если той не требовалось дорогих космодромов и стартовых комплексов, то "Шаттл" должен был стартовать вертикально, как обычная одноразовая ракета, оставаясь прикованным к космодромам. Если наклонения орбиты "Шаттла" зависели от местоположения космодрома, то "Спираль" стартовала с летящего самолета-разгонщика - из самого выгодного положения и в любом направлении. И если аэрокосмолету "Спирали" требовалась всего одна, небольшая разгонная ступень, то "Шаттлу" требовались три тяжелых ракетных блока.
Но Кремль не послушал его. Ведь Лозино-Лозинский шел по авиастроительному ведомству, и к мощному ракетостроительному Минобщемашу отношения не имел. И лоббировать его было некому. А ракетчикам хотелось делать сверхсильную ракету-носитель "Энергия" для будущего воздушно-космического корабля. И не было в Кремле умного лидера, который смог бы разглядеть проект , сулящий стране победу в борьбе за ближний космос.
В 1976-м Лозино-Лозинского делают генеральным конструктором нового НПО "Молния", задачей которому ставят постройку "Бурана". И хотя главным конструктором всей системы "Буран-Энергия", этого скрещения белоснежного космоплана и сверхмощной ракеты, выступал академик Валентин Глушко, все же основную тяжесть создания совершенно новой машины вынес Глеб Евгеньевич.
Тогда генсеку Брежневу пошел 71-й год, и Политбюро напоминало сборище дряхлых развалин, думающих лишь о том, как бы не обмочить штаны. Они никак не могли взять в толк, что Империи не нужны летающие монстры грузоподъемностью в тридцать тонн. Что русским не надо выводить в космос огромные махины боевых платформ - в тщетной попытке сбивать летящие боеголовки ракет. Нам нужны были небольшие космопланы - истребители спутников. Мы нуждались в оружии, способном за считанные часы уничтожить всю зыбкую космическую техносферу Североатлантиды - спутники связи, разведки, навигации, метеорологии. Так, чтобы США ослепли, чтобы замолчали их телефоны и прервались линии связи, чтобы их истребители, крылатые ракеты и корабли на Земле потеряли способность точной ориентировки. Нет, этим выжившим из ума старцам хотелось получить такую же большую штуку, как и у американцев!
Уже в 1977-м полномасштабная модель американского "Шаттла" начинает полеты в атмосфере.
Верховный усмехнулся, вспомнив умные глаза морщинистого старца. Лозино-Лозинский перехитрил их всех! Получив огромные деньги на создание "Бурана", внешне выполняя волю Кремля, этот аэрокосмический гений на самом деле творил запас технологий для более совершенной машины. Он параллельно работал над МАКСом - многоразовой космопланной системой.
В 1978-м на базе Летно-испытательного института имперских ВВС формируется отряд космолетчиков. Именно космолетчиков, а не космонавтов - ведь последние учились управлять неманевренными, бескрылыми капсулами "Союзов", летающими словно снаряды - по замкнутой траектории орбиты. Космолетчикам предстояло водить космопланы. Старейшиной отряда стал Игорь Волк - человек с тяжелым, тоталитарным лицом, пронзительным взглядом и властно сжатым ртом. Человек невиданного мужества, на редкость хладнокровный, Волк испытывал прообразы орбитальных самолетов еще в конце 1960-х. Остальных людей тщательно и жестко отбирали из гражданских и военных пилотов. Из восьмисот кандидатов в отряд попал лишь десяток-другой летчиков. Но то был поистине золотой человеческий материал! Игорь Меницкий, Урал Султанов, Виктор Букреев, Олег Кононенко, Иван Бачурин, Алексей Бородай... В шутку их окрестили "волчьей стаей" - по фамилии командира отряда.
Но ковались не только летные кадры. НПО "Молния" настояло на разработке тяжелого шестимоторного самолета Ан-225 "Мрия" - самого большого тяжеловоза на Земле. Формально его делали для перевозки "Бурана" на Байконур - ибо тащить его по железной дороге было просто невозможно. Но на самом деле с перевозкой справился и старый бомбардировщик Мясищева, переделанный в тяжеловоз "Атлант". А "Мрия" с самого начала задумывалась как самолет-разгонщик, как летающий космодром! Шутка ли: этот авиагигант может поднимать в небо 250 тонн груза!
Русские конструкторы из НПО "Молния" сделали все, чтобы нейтрализовать дурость партийных верхов и превратить "Буран" в полигон высоких, нужных для будущего Империи технологий. Он должен был принести пользу, даже если бы не слетал ни разу в космос. Уникальный углерод-углеродистый материал и керамика дали теплозащитный экран для брюха, носа и передней кромки крыльев корабля. 15 ноября 1988 года, когда "Буран" сядет после первого полета, окажется: от него отвалилось всего шесть плиток теплозащиты. А у американцев они летят десятками после каждого возвращения на Землю. Всесоюзный институт авиаматериалов даст технологию алюминиево-литиевого сплава для топливных баков, а киевский институт имени Патона - не имеющую мировых аналогов технологию сварки этого сплава. И благодаря этому вес корабля снизится на целых три тонны! "Буран" получит уникальнейшую систему автоматической посадки, которая приземлит его на байконурской полосе с ювелирной точностью. Систему, сделанную только из русских деталей и компьютеров. Американцы же до сих пор сажают свои "шаттлы" только вручную.
Хитрый инженерный лис Лозино-Лозинский сумел создать запас технологий для постройки куда более совершенной и нужной для Империи системы - МАКС, многоразовой авиакосмической машины. Поистине - русского чудо-оружия в борьбе и за ближний космос, и за мировые рынки.
МАКС - сочетание из небольшого, вдвое меньше "Бурана", космоплана "Молния", сигарообразного разгонного бака и летающего космодрома - разгонщика "Мрия".


Прочь, неуклюжие и громоздкие ракеты! Ведь они служат всего раз, сгорая безвовратно. Ведь они роняют на планету отработанные ступени с остатками ядовитого топлива, и рядом с каждым космодромом надо отчуждать огромные территории. Ракеты привязаны к дорогим космодромам. И чтобы запустить нагрузку на орбиту, надо ждать, когда Земля займет удобное положение. Русские же космодромы, честно говоря - не ахти как расположены. Ведь в идеале космопорт должен лежать как можно ближе к экватору - чтобы вращение планеты помогало запуску ракеты, чтобы вращающаяся Земля работала, как праща. Но наши космодромы пришлось строить слишком далеко от границы северного и южного полушарий. Даже самый южный комплекс, Байконур, не слишком-то выгоден. Ракета "Протон", которая с него выводит на геостационарную орбиту три с половиной тонны груза, с экватора забрасывает туда все пять. А космодромы Плесецк в Архангельской области и Свободный в Амурской - по экономичности еще хуже.
А с МАКСами - космодромы не нужны. Абсолютно не нужны! "Мрия" может взлететь с любого армейского аэродрома, из любого аэропорта. И туда же может сесть вернувшийся с орбиты космолет. После старта МАКСа на Землю не падает ничего. И запускать аппараты-орбитеры можно в любом направлении. И пусть вывод одного килограмма груза на низкую орбиту американским "Шаттлом" обходится в 20 тысяч долларов - МАКС сделает то же самое максимум за полторы тысячи. В двенадцать раз дешевле!


В гонке космических вооружений Соединенные Штаты заведомо проиграют нам. Стоимость вывода на орбиту одного килограмма груза с помощью русской многоразовой системы МАКС - тысяча долларов. На американском "Спейсшаттле" - 20 тысяч долларов. Даже если допустить, что США усовершенствуют свои "челноки", цена вывода не упадет ниже 12 тысяч. Да пусть даже до семи тысяч долларов! Развертывание больших боевых платформ потребует использования "челноков"-тяжеловозов, что обрекает экономику США на полное разорение.
За счет чего старты МАКСа так недороги? За счет того, что МАКСу не нужен гигантский бункер с семьюстами инженерами и операторами - контролерами взлета и состояния систем корабля, который нужен для американского космического челнока. Эта громоздкая наземная контрольно-измерительная база пожирает до половины затрат на запуск. Мы же, имея уникальную математическую базу, делаем расчеты до взлета носителя Ан-225, и во время воздушного старта аэрокосмолета "Молния" со всем справляются трое операторов на борту "летающего космодрома".
Но мы выигрываем у США и в случае, если на орбиты придется запускать множество легких спутников. Напомню еще раз: нам это обойдется в тысячу долларов за кило. При том, что один космолет МАКСа может вывести в космос несколько спутников сразу. Но даже перспективные американские ракеты-носители не могут потягаться с русской системой. "Таурус" - это 5 тысяч долларов за килограмм, "Конестога-4" - 20-24 тысячи, LLV-1 - 14 тысяч. "Пегас", который стартует с тяжелого бомбардировщика Б-52, тоже чертовски дорог - 18-20 тысяч долларов за кило полезной нагрузки. Ваш "Атлас-2" обладает удельной себестоимостью в 11,4-14 тысяч долларов на кило нагрузки, "Титан" - 22,6 тысячи. Западноевропейский "Ариан-4" не опускается ниже 9,4 тысячи долларов. И при этом ни одна, даже самая совершенная ракета, не может возвращать спутники с орбиты на Землю. А наш МАКС - может!


Пользуясь тем, что для нас есть недоступные орбиты, Соединенные Штаты могли запускать со своих южных, стоящих на берегу безлюдных океанов, космодромов все, что угодно - на траектории с низким наклонением. Хоть опытные образцы космического оружия, хоть ядерные аппараты - и они были недосягаемыми для нас.
Теперь - все! Система МАКС уже сейчас может выводить аппараты на орбиты с наклонением в 28 градусов. А с задействованием в нашей космической политике союзников русских в Южных морях - и на орбиты с самым низким наклонением. Уже сейчас наши ракеты с базированием на самолетах Ан-124, старт двенадцати коих состоялся сегодня, способны выхоить на орбиты с наклонением от нуля до 115 градусов.


МАКС становится магическим эликсиром силы для Империи. С его помощью наша дальнебомбардировочная авиация словно удваивает сокрушительность своего удара, не увеличиваясь в числе. До появления авиакосмопланов огромные силы приходилось отводить на разведку, и несколько дивизий самолетов-разведчиков приходилось держать по окраинам Империи - в Нежине и Белой Церкви, в Орше и Узине, в Полтаве и Спасск-Демянске, в Моздоке и Сеще. Теперь все эти сотни машин заменят всего три МАКСа. Их оптико-электронные "глаза" сумеют вскрыть все 54 важные точки в Западной Европе, авианосец же они засекут с вероятностью 0,93-0,95. А высвободившиеся самолеты с опытными экипажами пополнят ударные эшелоны Империи!
Фактически мы создаем воздушно-космический РУК - разведывательно-ударный комплекс, который делает из каждой эскадрильи нашей авиации как бы две эскадрильи, организуя и направляя страшную силу их оружия точно в цель! МАКСы с их фантастически дешевым выводом "развесят" над планетой наши спутники связи, и тогда имперским бомбардировщикам не придется тащить за собой вереницы самолетов-ретрансляторов для поддержания связи со штабами. Новая ее система, "Поэтика", будет работать на компьютерной технологии, с хитрыми способами изменения частот, и это помешает нашим врагам заглушать ее помехами. Мы выведем на орбиты десятки аппаратов, входящих в Объединенную систему разведки и целеуказания. Наши флоты и авиадивизии, наши подлодки и танковые корпуса, оставаясь все такими же по численности, в ударной своей мощи как бы возрастут вдвое, а то и втрое. Но и это еще не все!
Самолеты-орбитеры, оседлавшие тяжелые самолеты-носители "Мрия", могут барражировать в воздухе нашей страны на нужных направлениях, готовые стартовать в любой момент. Они будут барражировать в нашем глубоком тылу, за частоколом зенитных ракет и шушек, прикрытые истребителями. Не в пример вашим авианосцам, открытым для постоянного преследования с моря, из глубин, с воздуха и из космоса! Мы разворачиваем сеть аэродромных узлов в Империи, используя старые авиабазы и летные поля. А дальше...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments