m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

К отставке главы Роскосмоса Перминова (из моего досье)

ЧТО ТАКОЕ – БЕЛО-СИНЕ-КРАСНАЯ КОСМОНАВТИКА?
Как триколорные мрази создают «новейший» космический корабль в РКК «Энергия»

Наш брат, работающий нынче в корпорации «Энергия», прислал депешу о том, как расейское космическое начальство ведет работу над «новейшим» шестиместным кораблем.
Привожу его практически без сокращений.
Максим Калашников



***

…Молчал несколько недель, но не выдержал, решил-таки написать об одном случае. Заранее нужно объяснить, зачем я это делаю. Случай, на мой взгляд, вопиющий, и внутри всё просто кипит от возмущения.
Несколько лет назад было объявлено, что РФ приступает к созданию нового космического корабля на замену старому доброму «Союзу». Решение нормальное и нужное, если не говорить о том, что вообще-то мы, как всегда, погнались за пиндосами (программа НАСА «Орион» - прим М.К.) Только у них это действительно программа (корабль рассматривается не просто как транспортное средство для полётов к МКС на замену дюже дорогим и сложным в эксплуатации шаттлам, но и сразу с прицелом по Луне и/или Марсу – эти программы в США также разрабатываются).
У нас же дело не совсем так. Во-первых, корабль есть, и отработан, и надёжен до боли в скулах. Ну, вроде количество человек на борту хотят до 6 довести (как в США), вроде перегрузки хотят снизить, а удобства улучшить (космонавты просят). У американцев уже испытания полным ходом, у нас – стадия технического предложения. Конца этому предложению я пока не вижу…
Так вот, по сути. Несколько недель назад присутствовал на научно-техническом совете (НТС). Постепенно прорабатывается облик, решаются самые различные концептуальные вопросы, всё ещё в очень общем виде (заказа-то нет, просто сидят люди и обсуждают). Люди – профи самых разных направлений. Обсуждается вопрос с выбором материала для корабля. Есть несколько вариантов. Сплавы где-то в 2 раза прочнее, в 2 раза легче (это круто), но в 10 раз дороже (это не смертельно, потому что при увеличении стоимости только материала, увеличение стоимости самого изделия неощутимо увеличится, ну на 1-2 %). Вроде и варить и прочее можно, в общем, работа исподволь ведётся. И тут начальник вставляет фразу с таким примерно содержанием:
- Был на заседании «наверху». Обсуждались эти же вопросы. И тут один из наших высоких дядей, произносит такую мысль: «Зачем нам стремиться уменьшать в два раза массу? Тогда окажется, что зря разрабатывается новый носитель на 20 тонн полезного груза. Если же оставим алюминиевый сплав, то 17-19 тонн как раз, а на 8,5 тонн проектировать ракету-носитель глупо получается».
Меня как обухом по башке ударили, как паровоз по мне проехал. Весь мир начинает сходить с ума – или я дурак? Ну, смотрю, все поулыбались и дальше продолжают обсуждение. Это мы, наследники Королёва, мы инженеры ракетно-космической отрасли в нашем бывшем ОКБ-1, управляемы такими людьми!?
Фамилию дяди я вам не называю, нужно ли? Абсурдность такого заявления даже обсуждать оскорбительно. Двигателисты бьются за каждый килограмм тяги, проектанты репу до лысины протёрли уже, решая проблему: как «въехать» в поставленные лимиты по массогабаритам? Ракетчики в ЗИХе трудятся, испытания отдельных узлов уже закончились!
Нужно ли говорить, что с «тяжёлым» кораблём мы рискуем остаться даже без мечты о Луне и тем более Марсе? 10 тонн при межорбитальном пилотируемом перелёте – это, простите, не хухры-мухры, это дело! Да вообще, я до сих пор сплю плохо. Они ведь там действительно уже абсолютно зажрались! Что они могут с нами натворить!? Президент РКК - какой-то директор какого-то института из Питера (какая неожиданность). (Речь идет о путинце В.Лопоте – прим. М.К.) Никакого представления и отношения к космосу и ракетам не имел. Работает по совместительству! Представьте себе, что Королёв поработал пару деньков в ОКБ своём и смылся быстренько в Питер – там, мол тоже предприятием руководить нужно. Каково?
А что, если они тупо денег не дадут на разработку нужного сплава?! Так ведь и полетим на АМг6, если вообще полетим. Очередные инновации будут задушены, завтрашний день отберут очередной раз…


ОТ МАКСИМА КАЛАШНИКОВА

В 2007 году мне довелось беседовать с тогдашним главой РКК «Энергия» Николаем Севастьяновым (корпорация эта – производитель наших космокораблей). Тогда Севастьянов доказывал, что дни «Союза» сочтены. Во-первых, он дорожает с каждым годом, а потому безбожно проиграет по рентабельности новым космическим кораблям США, Европы и Японии, когда они выйдут на арену. Во-вторых, Севастьянов говорил об ужасающем инженерно-технологическом и кадровом развале в отрасли. Скоро просто некому будет делать «союзы». Их сегодня собирают 50-60-летние ветераны, молодежь в космическую промышленность не идет. А зачем? Работа – трудная и сложная, а заработки «работников космоса» в РФ – на уровне подавателей гамбургеров в московском «Макдональдсе». Кроме того, из космической промышленности РФ исчезло творчество: здесь до бесконечности тиражируют советские наработки, не создавая новых, прорывных проектов. А коли их нет, нет и возможности отличиться, выдвинуться, сделать карьеру. Вот почему будущее, например, корабля «Союз» (как мне говорили летом 2007 г.) – это неизбежное падение качества техники, ее удорожание и прогрессирующая неконкурентоспособность.
Теперь же эти прогнозы, увы, оправдываются. Машины типа «Союз ТМА» начинают возвращаться на Землю в нештатном режиме. На грани катастрофы. То там сбой, то несрабатывание неких узлов, то выход из строя каких-то систем. Чудес-то не бывает: после стольких лет либерального варварства РФ начинает терять способность к производству передовой техники. Сказывается потеря квалифицированных кадров. И если тенденцию не переломить, то всю космонавтику РФ ждет позорный «баллистический спуск».
Отсюда и единственно возможная стратегия: во что бы то ни стало сохраняя качество «союзов», ударными темпами, не жалея средств и привлекая самых талантливых людей, создавать перспективную русскую ТКС. Причем такая, что качественно превзойдет будущие системы США, а также уже имеющийся европейский грузовой корабль типа «Жюль Верн» и завтрашний японский «грузовик».
Ужас же положения заключается в том, что в РФ и в 2009 году не знают, какую космическую систему нужно делать и кто этим займется.
Дело в том, что единственным реальным проектом новой русской ТКС по состоянию на лето 2007 г. был проект тогдашнего руководителя РКК «Энергия» Николая Севастьянова. То есть – крылатый корабль «Клипер», межорбитальный буксир «Паром», модернизированные носители типа «Союз» и «Зенит». Севастьянов настаивал на коренном пересмотре космической программы РФ, на придании ей статуса приоритетного национального проекта. В каковой он предлагал, кстати, включить строительство космодрома Свободный (Восточный) в Амурской области и создание второй производственной базы в Комсомольске-на-Амуре. А главной линией было предложено сделать налаживание промышленного производства в космосе, пилотируемые полеты на Луну, а затем – к Марсу.
Но глава Роскосмоса Анатолий Перминов в 2006-2007 гг. буквально на каждом углу дезавуировал выступления Севастьянова. Мол, авантюрные планы тот строит, денег на них нет. О том, что Перминов терпеть Севастьянова не может, знали все. И летом 2007-го шеф Роскосмоса отправил не в меру амбициозного подчиненного в отставку. Случилось это как раз после того, как американцы подписали контракт на 2007-2011 гг. (на 719 млн. долларов) об использовании кораблей «Союз ТМА» для обслуживания орбитальной МКС в связи с выводом из строя старых «шаттлов». Такая вот получилась история с малоприятным запашком.
Вместо Севастьянова Перминов назначил генеральным конструктором Виталия Лопоту. Питерского роботехника. Чтобы понять всю «мудрость» этого решения, представим себе, что в 1930-е годы в ведущем КБ увольняют к чертовой маме конструктора самолетов, а на его место ставят, скажем, специалиста по моторам. Или по электрооборудованию. И теперь непонятно: а будет ли у Российской Федерации новая транспортно-космическая система? Продолжатся ли работы над над многоразовым крылатым «Клипером»?
Лишь весной 2009 года Роскосмос объявил конкурс на создание многоразового космического корабля. И уже ясно, что конкурс – липовый, что победит «Энергия». А знаете, проект какого корабля в ареле 2009 года потребовал Перминов? Да-да, того самого, шестиместного. Как будто и не обсирался (извините за выражение) проект «Клипер» Севастьянова. Получается, что было зазря потеряно три года – ведь работа над ним могда начаться еще в 2006-м, когда денег в бюджете было сверх меры. Нет – дотянули до кризисных времен, выгнали главного инициатора проекта – чтобы в конце концов, начать делать то, что он предлагал.
У Роскосмоса, судя по всему, и у самого нет четкой картины будущего нашей космонавтики. И это очень опасно!

Какого х… нужно Роскосмосу?
Не поленитесь – зайдите на официальный сайт Роскосмоса и почитайте интервью Анатолия Перминова за последние пару-тройку лет. Попробуйте разобраться: а чего он, собственно говоря, хочет? Ну, выжать максимум прибылей из унаследованной из СССР техники – это понятно. Передать максимум знаний, наработок и технологий китайцам и бразильцам – это так. Еще раз модернизировать оставшиеся от СССР корабли и ракеты – тоже. А дальше-то что?
Итак, в 2006-м Перминов осмеивал планы уже вывшего главы РКК «Энергия» Николая Севастьянова лететь на Марс. Дескать, двигателей нет, не решена проблема радиационной защиты экипажа (хотя, отметим, решение проблемы было еще в 1971-м). А еще нет денег. И вообще, всего этого нет в ФКП – Федеральной космической программе. Теперь же Перминов повторяет слова Севастьянова.
«…Мы имеем поручение Правительства РФ по уточнению программы на период 2009–2015 гг… Тогда она и станет амбициозной. Россия, обеспечив себе за последние годы макроэкономическую стабильность и высокие темпы развития, получила возможность рассматривать долгосрочные стратегические цели, в том числе и в космонавтике. У нас есть долгосрочные проекты по освоению Луны и изучению Марса. Формируются планы создания пилотируемого корабля, ракеты–носителя повышенной грузоподъемности для его выведения. Будет создаваться новый российский космодром «Восточный» в Амурской области. Реализацию этих грандиозных долгосрочных проектов необходимо начинать уже в период, который охватывает выполняемая в настоящее время программа.
После 2020 г. Россия планирует создать и развернуть на орбите околоземный пилотируемый сборочно–экспериментальный комплекс для обеспечения транспортных операций к Луне и Марсу…» - так высказался А.Перминов в интервью газете «Деловой Петербург» 12 декабря 2007 г.
Стало быть, на Марс мы уже летим. Все-таки…
А чего же вы раньше хаяли тех, кто об этом говорил?
«…Что касается полетов человека в космос, то уже с 2007 г. начинается реализация планов по коренному обновлению российского флота пилотируемых и транспортных кораблей. Как сообщалось ранее, в 2006 году Роскосмос объявил конкурс по выбору головного разработчика космического пилотируемого корабля нового поколения. К сожалению, по результатам прошедшего конкурса ни один из претендентов не удовлетворял условиям конкурса, в связи с чем, конкурс объявлен не состоявшимся. И принято решение о проведении дополнительных углубленных проработок по уточнению концепции и определению вариантов технического облика перспективных средств транспортно-технического обеспечения.
Сегодня достаточно серьезно рассматривается возможность создания перспективной пилотируемой транспортной системы в рамках международной кооперации.
В частности, Роскосмос и Европейское космическое агентство достигли взаимопонимания в том, что эффективным способом осуществления дальнейших работ является совместная разработка, опирающаяся на российский опыт пилотируемых космических полетов и европейские достижения в этой области. И использующая перспективные технологические наработки всех стран.
По завершении реализации намеченного плана мероприятий предполагается (ориентировочно в конце 2008 года) объявить конкурс по определению головного разработчика пилотируемой космической системы нового поколения….» (Из интервью Перминова «Аэрокосмическому обозрению», апрель 2007 г.)
В августе 2007-го Перминов в интервью «Военному параду» признается: «конкретно облик корабля еще не определен, поскольку анализируются различные варианты новой системы, включая вариант корабля «Клипер»…» А авиационно-космические системы, мол, вообще неперспективны. Главный упор Перминов призывает делать на неведомую многоразовую ракетно-космическую систему вертикального старта с возвращаемыми блоками первой ступени. О многоразовом космическом корабле тут – ни слова. Создается впечатление, что сама мысль о создании крылатого легкого челнока претит господину Перминову. Процитируем еще одно интервью отставного генерала-ракетчика («Московский комсомолец», 13.09.2007 г.):
«— Раньше был “Буран”, его сломали и отдали детям на аттракционы, сейчас вроде опять начали делать очередной челнок. Будет ли в этом смысл?
— На сегодняшний день такой проект не рассматривается.
— То есть, «Клипер» был, а потом забыли про него?
— Ну почему забыли? В мире существует очень много крылатых схем. К сожалению, ни один корабль, кроме «Шаттла» и «Бурана», не полетел. Он для нас очень дорогой. У нас на всю российскую космическую программу выделено около миллиарда долларов. А тут на подготовку к полету всего одного корабля типа «Шаттл» требуется полмиллиарда долларов.
— Дешевле одноразовые получаются?
- Конечно. В десятки раз. Наша страна, да и США, отказались от челноков. Не в состоянии такие дорогостоящие вещи тянуть…»
Перминов здесь откровенно, мягко говоря, нас дезинформирует. США делают новый челнок – Х-37. Небольшой шеститонный авиакосмолет-беспилотник фирмы «Боинг». Такие же разработки идут у японцев и европейцев. А в 2009-м и сам Роскосмос объявил конкурс на многоразовый корабль. Это что – стратегическая линия или «как бык поссал»?
Подытожим. То есть, в то время, когда США имеют четкое представление об облике своих будущих кораблей – одноразовом CEV и крылатом многоразовом Х-37, когда Европа сделала «Жюль Верн» (потенциально – и пилотируемый тяжелый корабль, и грузовик) Роскосмос все не может определиться с обликом будущего русского корабля. Чем не устраивает единственный на сегодня реальный проект шестиместного «Клипера» - молчок. Неужели тем, что сей проект разработан под руководством опального Севастьянова? О межорбитальном буксире «Паром», чьи узлы унифицированы с «Клипером» - вообще гробовое молчание.
А как понять навязчивое стремление нынешнего главы Роскосмоса делать неведомый будущий корабль совместно с европейцами? Простите, но все (дело русской чести, соображения национальной безопасности, сохранение русского преимущества в космосе) требуют создания именно своей транспортно-космической системы! Опять – сремление «интегрироваться в мировой рынок» любой ценой?
Существенный момент: а из каких проектов Перминов собрался устраивать конкурс на новый корабль для РФ, из каких исполнителей хочет выбирать? Чего резину тянет? Ведь сегодня на дворе – не 1990 г. с массой еще нерастраченных возможностей. Реальная ситуация такова, что, кроме корпорации «Энергия» в стране после 17-летнего либерального погрома создавать альтернативные корабли (и орбитальные станции) практически некому. Есть прорывной, инновационный вариант МАКС (многоразовой авиакосмической системы с легким многоразовым авиакосмолетом) НПО «Молния». Именно «Молния» создавала советский крылатый корабль «Буран». Но Перминов уже «зарубил» создание систем с воздушным стартом, объявив их «неперспективными»! То есть, НПО «Молния» обрекается на уничтожение и потерю остатков научно-инженерных кадров.
Некогда славное детище Владимира Челомея, реутовское НПО машиностроения? Да, в СССР оно создавало орбитальные станции типа «Алмаз». Именно там (благодаря гению «авиационщика» Владимира Мясищева) был создан проект транспортно-космического корабля (ТКС) с многоразовым спускаемым аппаратом, с технологией восстановления теплозащитного покрытия после каждой миссии. Мясищев привнес в космонавтику авиационную культуру борьбы с лишним весом, применил для ТКС оригинальную фрезерованную обшивку, легкую и прочную. Но, увы, за 90-е годы НПО машиностроения потеряло уникальные кадры конструкторов, инженеров и рабочих. Более того, тогда же специалисты американской корпорации «Локхид-Мартин» умудрились за гроши получить уникальные наработки по старому проекту ТКС, использовав их затем при конструировании американского перспективного корабля CEV. Реально реутовцы лишились возможности делать пилотируемую технику. Еще в 1987г. их отряд космонавтов расформировали, работы над ТКС свернули.
Центр имени Хруничева? Но он делает не корабли, а ракеты, разгонные блоки и блоки для орбитальных станций. ЦНИИ машиностроения? Но он был всегда системным интегратором проектов, не разрабатывая корабли и орбитальные станции самостоятельно.
Реальность такова, что выбирать на сегодня практически не из кого. Каждый год промедления с созданием нового отечественного корабля взамен устаревших «союзов» - это потерянные кадры 50-60-летних конструкторов, инженеров и рабочих, заменять коих сегодня некем. Каждый год промедления – это утраченные возможности для подготовки молодой смены. Понимает ли это Перминов, отшвыривая проект «Клипер», а заодно и проект МАКС? Или не хочет понимать? Понимает ли он, что завтра, с появлением на рынке двух новых кораблей США, японского и европейского грузовиков, РФ превратится в аутсайдера? И то же самое касается перспективной отечественной орбитальной станции, что должна работать после 2020 г. Работы над ней нужно вести уже сейчас, сегодня – иначе снова не успеем и растеряем последние кадры.
А вместо действия – идиотская проволочка в несколько лет! Ведь «Клипер» можно было делать еще тогда, когда косяком перли нефтяные сверхдоходы! Равно как и ракеты воздушного старта, и новые спутниковые системы.
Пора, наконец, определяться и действовать! И посмотреть: а не нужен ли Роскосмосу новый, адекватный вызовам современности, руководитель?
Увы, дело не только в видении будущего руководством Роскосмоса, не только в финансировании отрасли.
Tags: Максим Калашников, Перминов, Роскосмос
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments

Recent Posts from This Journal