m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Дерусификация в Дагестане

В Дагестане много разных народов. Им приходится общаться между собой, и lingua franca— естественно, русский. Около 88% жителей Дагестана в 2002-м назвали русский в числе языков, которыми свободно владеют. Но язык есть, а самих русских почти нет.

При въезде в Махачкалу стоит памятник русской учительнице— бронзовая фигура на массивном постаменте. На открытии памятника несколько лет назад говорили о роли русских в местном образовании, в развитии высокотехнологичных производств (раньше в Дагестане размещались серьезные оборонные заводы). О том, что русских хорошо бы вернуть. Как и в Чечне, и в Ингушетии их возвращение— правительственный приоритет. Официально с 2000 года вернулись около 5 тыс. человек. Но памятники обычно ставят тому, что ушло невозвратно.

«Памятник правильный,— говорит мой махачкалинский знакомый.— Когда я учился, русских учителей было еще много. В основном девушки, распределенные после пединститутов. Они стали реально уважаемой общественной группой. После выпуска прошло лет двадцать, все уже взрослые дядьки, а идет учительница по двору— и все свои сигареты прячут. Учительница была и участковым, и судьей, и прокурором: жены шли к ней жаловаться на мужей, только ее бывшие ученики и боялись. А потом они не то чтобы уехали. Вышли на пенсию, а новых уже не было».
http://www.dpni.org/articles/publikacii/24321/
Tags: ДПНИ, Северный Кавказ, досье Максима Калашникова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments