m_kalashnikov (m_kalashnikov) wrote,
m_kalashnikov
m_kalashnikov

Category:

ГЕЛИОТЕКТУРА КАК АЛЬТЕРНАТИВА МОНСТРУ: НЬЮ-МОСКВЕ (1)

От Максима Калашникова: ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Итак, решение о расширении Москвы в 2,5 раза приняли поспешно, келейно и хрен знает как. Без всякого серьезного обсуждения и рассмотрения разных проектов. Расейская власть ругала коммуниста Хрущева за волюнтаризм и кукурузную истерию, но Никита Сергеевич по сравнению с нынешнему Медвепутами-Собяниными – просто верх компетентности. Перед нами – ярчайший пример впадения бело-сине-красной системы в маразм и в управленческий дефолт.
Я всегда считал, что Москву нужно «растащить» по старинным (ныне умирающим) городам Золотого Кольца, используя для этого скоростной транспорт Юницкого, монорельс, сверзбыстрый трамвай, легкую авиацию и аэрокары. Так, чтобы из Владимира в Москву можно было бы попасть за час.
Сергей Непомнящий предлагает еще один вариант решения московской проблемы – сверхкомпактную гелиоурбанизацию. Я уже писал о нем в своем блоге. Это – также вариант футурополиса. Когда нынешняя власть завалит РФ (а это будет точно) и нам придется спасать страну, мы выкинем на помойку чудовищные планы создания Нью-Москвы, расстреляем ее авторов (конфисковав у них все) – и начнем выработку нормального плана решения московской проблемы. Гелиотектура Непомнящего совершенно не отрицает и моего плана развития Золотого Кольца, рассредоточения Москвы.




Сергей Непомнящий

ГЕОЛИОТЕКТУРА КАК АЛЬТЕРНАТИВА МОНСТРУ: НЬЮ-МОСКВЕ


Гелиотектура: резонанс разнополярных трендов.
Поворот от асфиксии тотальной субурбанизации к зеленому дому-городу.


УЕДИНЕНИЕ, природа, дом, индивидуальность, тишина, пение птиц.
КОМПАКТНОСТЬ, индустриальность, комфорт, сверхэкономичность.
ОБЩЕНИЕ, работа, спорт, досуг, синергия, пешеходная доступность.
В замечательной классической детской сказке Альфа Прейсена «Про козленка, который умел считать до десяти» смышленый козленок догадался вовремя посчитать пассажиров на лодке, и лодка не утонула. Сказка детская, про еще совсем маленького козлика, но это так важно, уметь правильно посчитать! Как хорошо, что и в совсем взрослой Москве тоже нашлось, кому правильно посчитать!
Цитата: «Плотность застройки в Москве после расширения ее территории сократится в 2,5 раза, сообщил журналистам в среду 20 июля первый заместитель мэра столицы Владимир Ресин».
Наконец-то все проблемы Москвы разрешены! А всего-то и требовалось: расширить территорию. Росчерк пера – и московской плотности как небывало! Раз территория в 2,5 раза увеличилась, значит, плотность (количество жилья на единицу территории) автоматически в 2,5 раза уменьшилась. И сразу стало легче дышать! И сразу исчезли пробки! И сразу исчезла скученность домов и стоянки на газонах! Один недостаток: что в Москве, что в области лесов почти не осталось. Вот если бы прирезать не Подмосковье, а кусочек сибирской тайги! Вот тогда-то была совсем сказочная картина – на каждого москвича пришлось бы по гектару кедровника! Но ведь дело-то поправимое! Следующим постановлением может быть будут и в Москве кедровники цвести!



***

Правда, осталось какое-то ощущение недосказанности…. Если цитировать Владимира Иосифовича дальше, то выходит что задача решена неполностью, и «Столичным властям предстоит "гораздо быстрее" застроить территорию, площадь которой больше, чем сейчас общая площадь Москвы." Вот тогда-то и уменьшится Московская плотность. Моих математических способностей явно недостаточно, чтобы понять смысл этого утверждения. Чтобы плотность уменьшилась, надо застроить…? Я, по наивности, всегда думал, что для расчета плотности нужно количество квадратных метров разделить на площадь территории. То есть, чтобы на строго определенной территории сократить плотность, избыточное количество жилья нужно снести. Видимо, в Москве большой избыток Жилья? Или, может быть, задача по обеспечению жильем очередников уже не стоит? И то, что реальная обеспеченность москвичей жильем в 1,5 раза меньше, чем обеспеченность китайцев, в 2,5 раза меньше, чем обеспеченность японцев, в 3,5 раза меньше, чем обеспеченность американцев, в 4 раза меньше, чем обеспеченность норвежцев больше никого не беспокоит? А может быть, прирезанную территорию как раз и нужно застроить так, чтобы догнать Норвегию? То есть, построить жилья в 4 раза больше, чем есть в Москве сейчас? Но тогда, плотность застройки никак не уменьшится, а, наоборот, сильно вырастет…. Причем не только на существующей территории, но и на всей прирезанной. Причем, почти в 2 раза по сравнению с самыми плотно застроенными районами Москвы. Может быть, я как-то неправильно считаю? Слава богу, есть, кому считать правильно!


***

Есть еще одно неудобство. Жарко! Очень жарко, и уже который год подряд! В детстве в школе нас учили, что «устойчивая совокупность погод называется климатом». Так вот, за последнее время эта «устойчивая совокупность» стала явно другой. Ученые мужи ломают копья в спорах, почему это происходит, влияет ли на потепление выбросы парниковых газов или нет? Строят метеостанции вдали от городской суеты и изучают 2
состав атмосферы. Все почему-то стремятся уехать подальше от города, и метеорологи тоже. Но город – вовсе не гора, которая не идет к Магомету. Где бы Магомет, или любой другой имярек, например Метеоролог, ни находился, город идет к нему. Взгляните на карту, например, Яндекс, или Гугл. Отчетливо видно, что практически вся Европа застроена. Что касается Подмосковья – карта врет. На карте – лес, а в действительности – леса уже нет. На карте вырубка – а в действительности – уже жилой район. Медленно, но неотвратимо город наступает. А когда город, наконец, приходит к метеостанции, становится совершенно очевидно, что климат изменился.

Никакой новости здесь нет: всем известно, что температура в городе на несколько градусов выше, чем в поле. А в лесу – на несколько градусов ниже, чем в поле. И это тоже понятно: лес – это живой кондиционер, который солнечную энергию аккумулирует в биомассе. Значит, при фотосинтезе температура понижается. В поле этот процесс идет гораздо менее интенсивно, поэтому летом там температура выше. Разогретый на солнце асфальт в городе вообще ничего не остужает. А когда по нему проезжают, или, что бывает гораздо чаще, стоят в пробках автомобили с раскаленными моторами и с прохладными салонами, избыток тепла энергично перекачивается непосредственно в воздух. Из перегретых домов и офисов тепло тоже выбрасывается на улицу через многочисленные горячие чиллеры. Город, многоэтажный или малоэтажный – отопительный прибор, греющий атмосферу. Застройка – «мертвые» поверхности без фотосинтеза. Асфальт, бетон, керамика, обработанное дерево – все, что отдает тепло обратно в атмосферу, формирует городской климат. Разница между температурой леса и температурой города зависит от размеров городской территории. Так что, вряд ли для кого-то новость, что городской климат существенно теплее, чем на окружающей территории.

***

Новость последнего времени иного свойства: вокруг города ничего другого, кроме самого города, практически не осталось. Вокруг города – город, вернее, субурбия, которая, по сути, тоже город. Правда, это утверждение (пока еще) в несколько большей степени относится к Европе или Америке. У нас же пока непрерывная субурбия существует в значительной степени в планах правительства. Зато планы масштабные! Планируется в ближайшее время в малоэтажной застройке разместить 60% наших соотечественников. Так что, в Москве в сплошном окружении малоэтажек станет еще теплее. Но ведь Москва – не Америка! Жаркое лето как-нибудь переживем, зато и зимой отныне станет гораздо теплее! Ведь индивидуальный дом – самый лучший отопительный прибор атмосферного воздуха! По эффективности выбросов тепла в окружающее пространство, ни один другой тип застройки с ним не может сравниться! Единственное, что может конкурировать с маленьким индивидуальным домиком по пустой трате тепла – это только лопнувшая труба городской теплосети.
Позволю себе еще чуть-чуть посчитать, в меру своих способностей. На сегодняшний день самый востребованный тип жилья – однокомнатная квартира-студия площадью до 30 м2. Чем меньше квартира – тем более она востребована. Лучше не 30, а 28. А еще лучше – 25. Предел мечтаний для молодой семьи – 24 метра. Но таких квартир на рынке слишком мало, а молодых семей, которые ничего другого себе позволить не могут – слишком много. Поэтому понятно желание правительства решить эту проблему с помощью индивидуальных домиков. Так вот, о математике. Прямой аналог квартиры студии – индивидуальный дом-вагончик. Примерно такого же размера. Принципиальное отличие в том, что квартира в многоэтажке имеет одну наружную стену с окошком. Площадь этой наружной стены около 9 квадратных метров. Что же касается вагончика – то там таких наружных стен в 15 раз больше. Если к математике добавить чуть–чуть физики, то станет понятно, что затраты тепла на отопление, прямо пропорциональные площади наружных ограждающих конструкций, для отопления вагончика будут в 15 раз больше, чем затраты тепла на отопление квартирки в многоэтажке. И это при условии того, что утеплитель и в вагончике, и в квартирке одинакового качества. Иными словами, при условии того, что в вагончике утеплителя будет в 15 раз больше, чем в квартирке, потери тепла тоже будут в 15 раз больше. То есть пропорционально площади наружных ограждений, через которые теряется тепло.


***

До последнего времени среднегодовая температура в Москве была около +3оС. Среднегодовая температура в центральной Европе на 10 градусов выше (и там тоже температуры растут, так что нам не угнаться). Отопительный период в Москве – 213 суток, а в Париже – 75. Сравнение цифр расхода тепла на отопление московской и парижской квартир превыше моих математических способностей, но и без сложных вычислений понятно, что цифры затраты тепла на отопление русского и французского одинаковых многоэтажных домов различаются не менее чем раз в пять. Если рассматривать город, как масштабный отопительный прибор, разогревающий атмосферу, то в наших условиях этот прибор имеет несоизмеримо большую мощность, чем французская модель того же размера. Соответственно, это не только в 5 раз больше выбросов в атмосферу тепла, но и в 5 раз больше выбросов в атмосферу всей той гадости, которая сопровождает производство тепла из традиционных источников энергии. Таким образом, становится понятно, почему в Москве и на прилегающих подмосковных территориях существенно более высокий уровень заболеваний и аллергических реакций. Уже сегодня, когда и Москва и область живут преимущественно в многоэтажных зданиях. Какой будет атмосфера над мегаполисом, когда вместо остатков лесов возникнут поселки индивидуальной застройки, пусть не с 15-кратным, но, как минимум 5-кратным увеличением выбросов в атмосферу всего, что связано с отоплением остается только догадываться. И пока мы говорили только об отоплении. А ведь есть еще и транспорт.
Одна из декларированных задач расширения Москвы – борьба с избытком автомобилей на улицах города. Чтобы их было меньше, как раз и планируется отселить часть москвичей за город. Цель понятная – в городе машин должно быть меньше. Решение тоже известное, неоднократно проверенное на городах и людях. Наиболее знаменитый опыт такого рода – Детройт. Автомобильная столица Америки еще с 30-х годов стала захлебываться в пробках. В середине 40-х наиболее зажиточные граждане переселились в пригороды, продолжая ездить на работу в центр. В 60-х за город перебирается большая часть населения, пригороды разрастаются, единственная возможность попасть в город по переусложненной и разветвленной транспортной сети, обслуживающей субурбию – автомобиль (благо Детройт – родина автомобиля). В результате тотального бегства автомобилизированных горожан в пригород в центре наступил транспортный коллапс. Для прокладки хайвэев были снесены целые кварталы. В центре города парковки устраиваются на месте исторической застройки и вместо театров. Культура, бизнес и высококлассные специалисты окончательно покинули город, и их место заняли многонациональные преступные банды. В итоге город превратился в полуразложившийся труп, и бывшая автомобильная столица США стала столицей преступности Америки.


***

Пригород – это всегда неотъемлемая и транспортно связанная с ним часть центра. Причем, часть, связанная с этим центром гораздо более мощным транспортным жгутом, чем любые другие его части. Простейший пример. Я, живя в Москве, хожу в офис пешком и трачу на это 4 минуты. Мои сотрудники, живущие на окраине Москвы, добираются на метро, и на это уходит от получаса до 50 минут. Сотрудники, живущие в Королѐве, тратят на дорогу более часа, и при этом вынуждены использовать автомобиль. В противном случае с учетом нескольких пересадок время, затраченное на транспорт, будет сопоставимо с продолжительностью рабочего дня. Так кто из нас перегружает московский транспорт: я, житель центра и передвигающийся по большей части пешком, житель окраины, регулярно пользующийся метро, или житель пригорода, приезжающий в центр на автомобиле? Если мы действительно рассчитывать на то, что часть жилья вместе с местами приложения труда должны быть действительно выведены из города и превращены в полностью автономные самодостаточные образования, то тогда не имеет никакого смысла размещать их рядом с ядовитым монстром – мегаполисом! Но и лучшие и уникальные специалисты – в Москве. Уникальное обслуживание – в Москве. Попытка усидеть на двух стульях ни к чему хорошему не приводит. И Москва, и зависимые от нее частично автономные спутники вместе образуют гигантскую токсичную территорию, где жизнь становится просто опасной.


***

Жутковатая картинка проецирования ситуации Детройта на Москву, когда правительство и бизнес покинули центр, московский кремль стал малопосещаемым памятником в прошлом культурной России, ГУМ заселен бомжами и стоит с выбитыми стеклами, к кремлевской набережной можно попасть только в сопровождении полицейских БТРов, надеюсь, никогда не станет реальностью. А вот перспектива съедания городом собственных легких «экологическими поселками в лесу» более чем реальна.
У меня, как у многих людей моего поколения, ностальгия по прошлому. В конце 70-х прошлого века, мы с друзьями в выходной день после недели занятий в школе садились в электричку и уезжали из города. Неважно, куда. Просто, как и многие другие, садились на электричку, и минут через сорок выходили. Где попало. Зимой это было особенно здорово! Мы становились на лыжи и углублялись в лес километра на два, а потом шли по лесу или полям в направлении Москвы две или три остановки. С коротеньким привалом, костром, чаем из термоса и бутербродами. Тишина! И никаких людей! Разумеется, и в голову не могло прийти, что такая обыденная вещь как лесная прогулка на лыжах между железнодорожными станциями чуть больше, чем через тридцать лет будет казаться сказкой. Ближайшее Подмосковье стало сплошным многоэтажным городом. А все, что не город… Лесом это уж точно никак назвать нельзя. То ли город, то ли деревня, вперемешку садовые домики и многоэтажки, бесконечные заборы и асфальтовые дороги между ними. Невнятная сумбурная среда с модным названием «субурбия». Приехать сюда кататься на лыжах? Неактуально до абсурда.
Решениями на самом высоком уровне готовится полная замена потенциальных зон рекреации мегаполиса на транспортно-заборную сеть частных бетонных площадок с мелкими домикам, чахлыми кустиками и безраздельным господством автомобиля, где зимой межзаборные пространства будут завалены сугробами и густо присыпаны грязным песком с солью. В течение короткого лета растения будут пытаться оправиться от химического шока и готовиться к очередной спячке. К экологии эти «экологические поселения» имеет отношение постольку, поскольку трудно себе представить нечто более разрушительное для природы.

Окончание следует - http://m-kalashnikov.livejournal.com/954455.html

Tags: Максим Калашников, Москва, Сергей Непомнящий, Собянин, гелиотектура, футурополис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments