Category: лытдыбр

В поддержку узников! В поддержку Соколова, Барабаша и Парфенова!



Из интервью с матерью политзаключенного журналиста Александра Соколова.
ПРАВДЫ НАДО ДОБИВАТЬСЯ. МЫ НАРОД И НАЦИЯ, А НЕ ОТДЕЛЬНО СТОЯЩИЕ ОСОБИ НА ОБОЧИНЕ ИСТОРИИ. СЕЙЧАС ТАКОЙ РАЗДРАЙ, КАЖДЫЙ ВЫЖИВАЕТ САМ. НАДО ОБЪЕДИНЯТЬСЯ, И ГЛАВНОЕ — ВЫКЛЮЧИТЬ ЗОМБОЯЩИК.
Александр Соколов — журналист РБК, автор расследований о российских госкорпорациях, член инициативной группы по подготовке референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»). Следствие считает, что под видом деятельности ИГПР «ЗОВ» Соколов и его соратники продолжали деятельность запрещенного движения «Армия воли народа». В августе 2017 года Соколов был приговорен к 3,5 годам колонии общего режима по статье 282.2 УК (Организация деятельности экстремистской организации).
— Как Александр решил стать журналистом?

— Он очень много читал, исследовал различные материалы, ему всегда это было очень интересно. Он вплотную занимался экономикой, у него аналитический склад ума. Тема его диссертации «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции российских государственных корпораций» — он считает, что именно она являлась основной причиной его ареста. Еще до этого он много выступал на форумах, свои доводы всегда доказывал схемами, цифрами, и ни один его вывод не был опровергнут. Он всегда говорил и доказывал, и ему это понравилось — он понял, что может доносить информацию, люди понимают его, и он это совершенствовал. Когда попал в РБК, ему сразу дали писать на злободневные темы. Вышло несколько очень знаковых статей, ни одна из них не была опровергнута. А потом РБК разогнали. Но журналисты, которые с ним работали, от него не отвернулись. Команда, которая была раньше, Елизавета Осетинская, Роман Баданин, они все были с ним, поддерживали его.
— Когда вы последний раз виделись с сыном?
— Нам судья дал свидание две недели назад. Ты подаешь паспорт, тебе дают разрешение — одно свидание в месяц. Как Саша расписался со своей девушкой год назад, то мы делим — одно ей, одно мне. Две стеклянных кабины, я в одной, он в другой, коридор и трубки. На весь разговор — час или час-двадцать. На самом деле пролетают как пять минут. Когда я вхожу в это учреждение, когда за мной закрывается дверь, у меня ощущение, что я попадаю в пыточную камеру. На человека это очень сильно действует психологически.
— Как Александр себя чувствует?
— Саша много читает, ему много литературы присылают, он выписывает. Бывает, приносишь ему передачу, по 30 килограммов каждый месяц, а мне говорят, что уже перевес — кто-то ему уже 8 килограммов книг прислал. Он много читает, он любит это дело. Думаю, Саша еще кому-то помогает — он за два года изучил уголовный кодекс лучше всякого судьи, он умеет анализировать это дело. Он стал такой худой, синяки под глазами. Но держится, не раскисает — он человек мужественный. Может быть, это прозвучит банально, но если давать Саше какую-то одну точную характеристику, то он — гражданин своей страны. Он себя сам таким воспитал.
— Вы не жалеете, что он стал именно таким?
— Я сто раз себе задавала этот вопрос. Как мать, конечно, я желала бы ему другой доли — не такой сложной, которая еще неизвестно, чем закончится. Но как человеком и как гражданином я им горжусь. 17 ноября ему исполнилось 30 лет. Он второй год встречает свой день рождения там, с соседями по камере. Как бы к этому ни относилась — это его выбор. И, судя по словам, которые он произносит и которые он пишет — он достоин уважения как гражданин.
— Как вы считаете, за что именно Александра посадили?
— Его уголовное дело сфабриковано на сто процентов. Он в своих публикациях затронул интересы государственных корпораций, которые были нечисты на руку, позже это было доказано. Посадили в основном его как журналиста, за его расследования. Ну и участников инициативной группы надо было всех закрыть. 30 ноября у них у всех будет апелляция в Мосгорсуде — будем надеяться на лучшее, хотя шансы, честно говоря, меньше 1%.
— Что бы вы хотели сказать матерям других политзаключенных?
— Я желаю матерям, у которых дети находятся в таком положении, во-первых, не отворачиваться от них ни за что. Второе — пожелать всем матерям воспитывать своих детей так, чтобы потом за них не было стыдно. Чтобы дети, прожив жизнь, оставляли после себя светлое начало следующему поколению, а не жили на подачки в офшорах, прожигая свою жизнь. Просто стыдно — не для этого ты сюда пришел, чтобы прокатиться на «ягуаре» по Тверской.
— Возможно, в День матери вам есть что сказать этому государству. Или, возможно, что-то попросить...
— Просить я ничего не буду. Два раза уже корреспонденты, спасибо им за смелость и за честность, на прямой линии спрашивали об Александре, и два раза президент обещал разобраться. Нет смысла обращаться в третий раз. Я просто хочу сказать, что каждый за свои поступки отвечает. Люди, которые сидят по этой статье, осуждены незаконно, это все будет отменено, это только вопрос времени. Правды надо добиваться. Если мы эти слова усвоим, то у нас что-то получится. Мы народ и нация, а не отдельно стоящие особи на обочине истории. Сейчас такой раздрай, каждый выживает сам. Надо объединяться, и главное — выключить зомбоящик. Сесть и подумать, кто мы, что мы и зачем мы, посмотреть на себя и на остальных. И если каждый это сделает — 90% того, что должно все у нас должно получиться. Хочу сказать отдельное спасибо ребятам из группы поддержки, журналистам, всем неравнодушным, что не испугались, что по мере возможностей — понятно, что все перекрыто и все под колпаком — поддержали. Каждое слово, каждый рубль на счету — за это людям огромный поклон. Я думаю, что хорошие и добрые дела обязательно зачтутся.
Написать письмо Александру Соколову можно по адресу:
127055, г. Москва, ул. Новослободская, д. 45, ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве
Соколову Александру Александровичу 1987 г. р.
https://openrussia.org/notes/716463/
////////////////
КАК ПОМОЧЬ ПЛЕННЫМ УЧАСТНИКАМ РЕФЕРЕНДУМА
Read more...Collapse )